На кого распространится конституционный запрет на второе гражданство

Главный вопрос – что считать документом, дающим право на постоянное проживание в другой стране
Почитателей дальних стран среди чиновников и депутатов может поубавиться /Денис Абрамов / Ведомости

Президент Владимир Путин предложил закрепить в Конституции запрет занимать государственные и муниципальные должности лицам, имеющим иностранное гражданство, вид на жительство или «иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства». Запрет, как следует из президентского законопроекта о поправках в Конституцию, коснется глав регионов, депутатов Госдумы и сенаторов, членов правительства, руководителей федеральных органов власти и судей. Кроме того, заявил сопредседатель рабочей группы по подготовке поправок, председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников, запрет следует распространить и на прокуроров. Депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин предлагает идти еще дальше и запретить иметь вид на жительство прокурорам, работникам Следственного комитета, следователям МВД и лицам, которые входят в круг их наследников. Последнее особенно важно, так как в противном случае теоретически можно спокойно уехать за границу, получив разрешение на воссоединение семьи, уточняет депутат.

Частично такой запрет уже зафиксирован в действующем законодательстве: иметь второе гражданство и иностранный вид на жительство запрещено президенту, депутатам Госдумы и законодательных органов власти регионов, членам Совета Федерации и губернаторам, аудиторам Счетной палаты. С 2014 г. все россияне, имеющие второе гражданство или вид на жительство другого государства, обязаны уведомлять об этом миграционное управление МВД, в противном случае им грозит уголовная ответственность.

Член Центризбиркома Евгений Шевченко вспоминает, что ЦИК не раз отказывал в регистрации кандидатам из-за наличия у них второго гражданства. В некоторых случаях приходилось даже обращаться в Верховный суд с иском об отмене уже полученной ими регистрации – если результаты проверки приходили с опозданием. В любом случае такие решения принимались на основании данных миграционной службы или МИДа. Определение критериев отнесения документов к подтверждающим право на постоянное проживание в иностранном государстве именно их прерогатива, поясняет член ЦИК.

«Ведомости» направили запрос в МВД с просьбой разъяснить, что следует понимать под «иным документом, подтверждающим право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства». Официального разъяснения получить не удалось, но, например, на сайте посольства России в Бурунди разъясняется, что в российском законодательстве отсутствует единое определение и понятие «постоянное проживание за пределами РФ». Вопрос регулируется законодательством того государства, в котором они проживают, на него и следует ориентироваться, указывает консульская служба посольства.

По всей видимости, законодатель пытается предусмотреть различные вариации терминологии, которую используют иностранные юрисдикции, – вид на жительство, разрешение на временное пребывание, гринкарта, рассуждает Дмитрий Горбунов из «Рустам Курмаев и партнеры». Принципиальное значение, по идее, имеет длительность пребывания – т. е. миграционная карта или учебная виза под это определение подпадать не должны. В любом случае следует ожидать, что понятие будет конкретизировано, чтобы исключить возможность ошибки или злоупотребления со стороны государства, полагает юрист.

Такие ошибки уже случались. Так, в 2018 г. петербуржец Александр Чухлебов не смог зарегистрировать инициативную группу в поддержку своего выдвижения кандидатом в президенты из-за имеющейся у МВД информации о наличии у него вида на жительство в Финляндии. Сам Чухлебов утверждал, что от вида на жительство он успел отказаться, но уведомить об этом ФМС не смог: такой процедуры просто не существует. В распоряжении полицейского ведомства имеются лишь бланки уведомления о наличии иностранного гражданства (вида на жительство).