Число блокировок информации в сети госорганами выросло за год на 70%

Хотя случаев вмешательства в свободу интернета стало на треть меньше, подсчитали эксперты
Свобода интернета в России становится все более призрачной, констатируют эксперты /Ярослав Чингаев для Ведомостей

Репрессии в рунете стали менее массовыми, но более жесткими и точечными. К такому выводу пришли эксперты правозащитной группы «Агора» и организации «Роскомсвобода», подготовившие очередной ежегодный доклад об ограничении свободы интернета в России (документ публикуется во вторник).

Авторы исследования зафиксировали в прошлом году 438 981 случай вмешательства в свободу интернета – на треть меньше, чем в позапрошлом. Абсолютное большинство из них, как и и прежде, связаны с блокировками интернет-сайтов и сервисов, а также с запретом информации по различным основаниям. Причем если количество случаев ограничения доступа к интернет-ресурсам резко сократилось (с 488 609 случаев до 161 490, авторы исследования объясняют это прежде всего снижением активности преследования властями мессенджера Telegram), то число запретов информации государственными органами неуклонно растет. С 2016 г. число таких запретов выросло более чем в 10 раз, с 24 000 до 272 875, при этом «попутной» блокировке подвергается более 4,74 млн интернет-ресурсов, говорится в докладе.

Абсолютным лидером по количеству наложенных запретов оказалась Федеральная налоговая служба (ФНС), которая отвечает за блокировку онлайн-казино, – на ее долю приходится 34,8% всех блокировок. На втором месте Генпрокуратура (32,4%), на третьем – суды (16%). Юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян говорит, что такая активность ФНС объясняется несколькими причинами. Во-первых, механизмом внесудебной блокировки активно пользуются правообладатели в борьбе с пиратскими сайтами: они обнаружили, что жалоба в ФНС на рекламу нелегальных казино гораздо эффективнее, чем долгий процесс по защите авторских прав в Мосгорсуде. Во-вторых, пиратские сайты и онлайн-казино наиболее хорошо подготовлены к борьбе с блокировками – у них сотни зеркал, которые им также приходится находить и блокировать, объясняет эксперт.

Получила дальнейшее распространение практика использования закона о блокировках в бизнес-конфликтах, отмечают авторы исследования. Например, в апреле 2019 г. Роскомнадзор начал массовую кампанию блокировок, потребовав удалить около 1000 публикаций, посвященных отношениям президента государственного банка ВТБ Андрея Костина и сотрудницы телекомпании ВГТРК Наили Аскер-заде.

Частичная декриминализация ст. 282 Уголовного кодекса, преследующей за возбуждение ненависти и вражды в интернете, привела почти к полному отказу от ее применения, в результате сократилось общее количество случаев уголовного преследования в связи с интернет-активностью – в 2019 г. зафиксировано 200 инцидентов против 384 годом ранее. Однако при этом, отмечает адвокат «Агоры» Дамир Гайнутдинов, количество приговоров к реальному лишению свободы сократилось совсем не так радикально – с 45 до 38, потому что россиян стали чаще привлекать за оправдание терроризма. Кроме того, напоминает юрист, блогер Владислав Синица приговорен к пяти годам лишения свободы за твит – еще несколько лет назад такое казалось просто немыслимым. Ширится и практика преследования за неуважение к власти: чаще всего (в 44 из 78 известных к настоящему моменту дел) она используется для преследования критиков президента, среди других пострадавших от неуважения – представители силовых структур и судебной власти, а также губернаторы и местные чиновники, говорится в докладе.

Авторы исследования отмечают также несколько новых трендов, которые получили развитие в 2019 г. Это дальнейшее распространение практики региональных и локальных политически мотивированных «шатдаунов» (отключение интернета в местах проведения несанкционированных массовых мероприятий в 2019 г. добралось и до столицы) и усиление давления на IT-бизнес и разработчиков программного обеспечения, выразившееся сразу в нескольких уголовных делах против интернет-предпринимателей, а также в первой в истории рунета цензуре компьютерной игры.

«Мы констатируем, что общий курс на установление тотального государственного контроля над информацией, пользователями и сетями связи остается неизменным», – заключают авторы доклада. Они напоминают, что уже вступили в силу законы об «изоляции рунета», «фейковых новостях» и «неуважении к власти». В очередной раз от официальных лиц прозвучали угрозы заблокировать VPN-сервисы, Twitter и Facebook, а также «окончательно» решить вопрос с Telegram. Главная интрига заключается в том, насколько удастся реализовать задуманное. «Ощущение такое, что мы попали в своего рода затишье перед бурей и все ждут: грянет или нет», – резюмирует Гайнутдинов.

Объективно у государства нет ни ресурсов, ни технической возможности для введения тотального контроля за интернетом, уверен интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. Если же все связанные с этим издержки возложить на операторов связи, то это неизбежно приведет к проблемам в работе рунета и общей деградации российского сегмента сети, предупреждает он. Но рано или поздно принципы, определяющие общий подход к регулированию взаимоотношений в интернете, будут пересмотрены, полагает Мариничев.