Три четверти россиян говорят о необходимости сильной руки в руководстве страны

Это следствие традиционных представлений о хорошем царе и плохих боярах, считают эксперты
Три четверти россиян полагают, что стране требуется «сильный и властный руководитель» /Максим Стулов / Ведомости

Три четверти россиян полагают, что стране требуется «сильный и властный руководитель», следует из данных «Левада-центра», с которыми ознакомились «Ведомости». 49% считают, что сильная рука нужна постоянно (снижение на 9 п. п. после максимума в ноябре 2018 г.), а еще 26% – что иногда, например сейчас (22% в 2018 г., максимум в 46% был в марте 2014 г.). Доля тех, кто говорит, что передачи всей власти одному человеку «ни в коем случае нельзя допускать», выросла с 18 до 22%.

При этом 59% респондентов уверены, что люди, которых выбирают в органы власти, быстро забывают о проблемах народа, 25% – что руководство живет только своими интересами, и лишь 14% считают власть «народной». Наконец, только 19% опрошенных имеют «довольно ясное представление» о том, куда движется страна, у 40% оно «довольно смутное», а у 23% – нет никакого.

Сильная рука – стержень нашей политической культуры, запрос на нее указывает на усиливающийся авторитаризм, поясняет директор «Левада-центра» Лев Гудков: «В момент краха СССР о недопустимости сосредоточения власти в одних руках говорили 44%, а о необходимости – в сумме 41%. В конце правления Бориса Ельцина и после прихода к власти Владимира Путина второй показатель составляет от 70 до 80%, и это становится доминантой политической культуры». Установка на сильного лидера связана с критичным отношением к власти, указывает социолог: «Доля тех, кто говорит, что власти нет дела до народа, в сумме составляет в разные годы от 74 до 88%. И это взаимосвязанные вещи. Люди считают, что сильный лидер может уравновесить коррумпированную бюрократию. Наша партсистема фиктивна и не артикулирует интересы людей, поэтому у них и нет представления, куда движется страна. Желание сильной руки возникает из-за дезориентации и недовольства людей властью и их надежды на лидера, который может обеспечить справедливость распределения и как-то укоротить бюрократию». Правда, это не столько реальный лидер, сколько мифологизированное представление об отце нации, добавляет Гудков: «Такова особенность нашей политической культуры – сочетание иллюзорных надежд на будущее и раздражения реальностью».

В массовом сознании есть устойчивое представление о том, что, когда у страны сильный лидер, вне зависимости от типа политсистемы она развивается, о людях заботятся и все идет хорошо, говорит руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин: «Под сильной рукой подразумеваются не массовые репрессии и другие людоедские истории, а именно наличие решительного лидера. При слабом лидере все всегда заканчивается кризисами». Претензии же к власти традиционны как для России, так и для западных демократий, указывает эксперт: «Люди считают, что чиновники работают на себя, не учитывают интересы народа. Это вписывается в антиэлитные настроения, которые сильны на Западе и появились в России». Противоречия между желанием сильной руки и претензиями к властям тоже нет – это «старая история про хорошего царя и плохих бояр», отмечает Костин: «Антиэлитный тренд в России как раз и смягчен за счет сильного правителя, который в кризисные моменты может заставить чиновников работать в интересах людей».