Борьба с цензурой и давлением на СМИ в ЕСПЧ

Как защитить свободу слова в России
Евгений Разумный / Ведомости

Борьба за свободу слова и плюрализм мнений ведется со времен Вольтера и Руссо и уже дала свои плоды. В большинстве государств независимость СМИ, недопустимость цензуры установлены законодательными актами. Не исключение и Россия – здесь цензура запрещена конституционно. Однако влияние «четвертой власти» на три первых так велико, что государству бывает трудно удержаться от вмешательства в жизнь газеты, телеканала или новостного портала. 

Преследованиям могут подвергаться журналисты, причем порой по весьма надуманным поводам. Так произошло с недавно арестованным и освобожденным Иваном Голуновым, который занимается экономическими и политическими расследованиями. Постоянным силовым мерам воздействия подвергается и Фонд борьбы с коррупцией. Хотя он и не зарегистрирован в качестве средства массовой информации, его деятельность состоит в расследовании и освещении социально значимых случаев коррупции в высших эшелонах российской власти. 

В моей подростковой памяти остался флаг телекомпании НТВ, вывешенный в окно восьмого этажа московского телецентра. Увидел я его случайно, кажется, возвращаясь с прогулки по ВДНХ. Мне было 15, в политике я ничего не смыслил; понять, что такое хорошо, а что такое плохо, только предстояло. Однако вырос я в диссидентской семье и с детства знал фамилии Киселева, Митковой, Парфенова, Масюк, Сорокиной, Шендеровича, смеялся над программой «Куклы». И когда начался исход либеральных и оппозиционных журналистов с телеканала, мне стало тревожно. Потом я узнал официальные причины происшедшего – и они не показались мне убедительными. При смене руководства в штатном порядке, из-за дыр в бюджете не вывешивают флаги и не уходят целыми коллективами.  

К началу 2000-х короткая эра либерализма в России закончилась. И первыми это почувствовали на себе не лояльные власти СМИ. В 2002 г. был принят важный закон «О противодействии экстремистской деятельности», содержащий дополнительные основания прекращения деятельности СМИ. Из-за размытого определения этой самой деятельности десятки региональных газет были закрыты. 

Молдавский конфликт

Практика Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по свободе СМИ заслуживает внимания. После пришествия в 2001 г. к власти в Молдавии Коммунистической партии с единственными в стране общественными телеканалом и радиостанцией «Телерадио-Молдова» (TRM) начались, как говорят медики, необратимые изменения. Руководители высшего звена были уволены и заменены лицами, лояльными к правительству. Лишь доверенная группа журналистов готовила репортажи политического характера, которые редактировались, чтобы представить правящую партию в выгодном свете.

Журналистам объявляли выговоры за использование выражений, негативно характеризующих советский период или предполагавших культурные и языковые связи с Румынией. Интервью сокращались, программы исключались из эфира по тем же причинам. Оппозиционные партии имели крайне ограниченные возможности для выражения своего мнения. В первой половине 2002 г., после забастовки сотрудников TRM, которые требовали покончить с цензурой, двое журналистов были подвергнуты дисциплинарным санкциям.

В июле 2002 г. ее персонал был обязан пройти аттестацию для сохранения своих должностей. Четверо журналистов из числа бастовавших не были приняты на работу. Молдавские журналисты смогли довести свое возмущение до полномочных органов Совета Европы. 

Парламентская ассамблея Совета Европы призвала Молдавию реформировать свою систему вещания и положить конец телевизионной цензуре. Произошло изменение статуса TRM на публичную компанию. Однако практика политического вмешательства продолжилась. Девять сотрудников TRM и родственного ему телеканала TMC1, не удовлетворенные бездействием властей, обратились в ЕСПЧ. 

/facebook.com/pg/teleradiomoldova

Судьи ЕСПЧ признали в данном деле факт нарушения ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где закреплена свобода выражения мнения. В постановлении суд указал: «Государство обязано было обеспечить независимость TRM от постороннего вмешательства и контроля. Однако этого не было сделано в течение периода, когда одна партия контролировала парламент, пост президента и правительство».

Любопытная деталь. Представители правительства Молдавии на суде упирали на то, что заявители не исчерпали национальные средства защиты. А это, согласно процессуальным нормам, должно влечь отказ в удовлетворении жалобы Страсбургским судом. Этот довод суд отмел и указал: в данном деле молдавские журналисты освобождены от такой обязанности, так как «имелась модель или система использования TRM для продвижения политики правящей партии, представляющая собой административную практику». А при такой практике национальные суды априори бесполезны. 

В 2007 г. Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) выпустил рекомендации по теме плюрализма в медиа и разнообразия контента. Пункт 3.3 этого документа гласит: «Страны-участники должны обеспечить такое положение дел, при котором значительная часть средств массовой информации в них находится в руках широкого круга собственников ‒ как частных, так и публичных, а также условия доступа к ним общественности с учетом особенностей рынка медиа, в особенности коммерческих и конкурентных аспектов». Роль гаранта плюрализма возлагается именно на государство, а не на общественные институты. 

Оценки под запретом

В условиях неопределенности законодательства о свободе слова, недостаточных гарантий деятельности СМИ серьезную угрозу могут представлять обычные диффамационные иски. Проработав несколько лет в юридическом отделе «Ведомостей», могу заявить утвердительно: функционирование  общественно-политической газеты (и тем паче телеканала, где объем контента выше) затрагивает интересы частных и публичных лиц. Давайте даже от противного: если к СМИ не поступает исков, не возникает никаких конфликтов с ньюсмейкерами, стоит задать себе вопрос: а служит ли оно по-прежнему обществу и своим уставным целям?

В этом году ЕСПЧ рассматривал дело по жалобе венгерских тележурналистов телекомпании ATV, пострадавших за публичную характеристику партии Jobbik как «парламентской крайне правой». Представители партии начали тяжбу о причинении этим высказыванием вреда ее престижу. Процессы в национальных судебных инстанциях ATV проиграла: судьи не прислушались к аргументам журналистов о том, что в международных медиа партию Jobbik точно так же именуют «крайне правой»; так же партия характеризует себя на своем официальном сайте.  

/Darko Vojinovic / AP

Суд признал наличие нарушения положений конвенции и указал: «…Разногласие в оценках разными властными институтами Венгрии Акта о медиа (Media Act) влечет двусмысленное толкование понятий факта и мнения. <…> Указанный акт не содержит четких указаний на этот счет, чем ставит венгерские СМИ в рискованное положение. <…> Само по себе наличие судебных интерпретаций понятия оценочного суждения и мнения говорит о несовершенстве закона. На практическом уровне в новостях невозможно полностью избежать «квалифицирующих характеристик» и поясняющих комментариев. <…> Поскольку национальный акт не предусматривает всесторонней оценки деятельности медиа, постольку он может быть использован для избирательной и несправедливой оценки контента в угоду интересам заинтересованных лиц. Эта законодательная лакуна делает закон пространством злоупотреблений, а правительство – «министерством правды», указывающим журналистам, как и что писать. <…> Государство даже из самых лучших побуждений не должно иметь возможности диктовать, как делать медиа».

Харатьян против России

Ярким примером – и предостережением для любителей злоупотребить властью – может стать дело «Харатьян против России». В нем заместитель главного редактора «Ведомостей» Кирилл Харатьян желает оспорить решения Останкинского районного суда и стоящих над ним национальных судов. Согласно этим решениям его заметка 2014 г. «Человек недели: Игорь Сечин» содержит в себе порочащие честь и достоинство Сечина суждения. Несмотря на оценочный характер высказываний и неоспоримый общественный интерес к фигуре г-на Сечина, суд посчитал диффамационными рассуждения редактора на тему его, Сечина, влияния и неподотчетности властям. В настоящий момент жалоба принята Европейским судом и ждет рассмотрения по существу. 

Решение Страсбургского суда по делу «Харатьян против России» может стать действительно важным для утверждения независимого статуса российских СМИ, а также в качестве разъяснения российским судьям, что наказывать за не лояльные власти высказывания – в стране, относящей себя к европейским державам, –  недопустимо. 

Об авторе: Марк Перельцвайг – независимый юрист

Материал подготовлен совместно с правозащитным центром «Мемориал»

Другие материалы в сюжете