Как мигранты выживают в кризис

Гастарбайтеры не могут уехать из-за пандемии, каждый третий потерял работу
Мигранты составляют 12% рабочей силы в России /Евгений Разумный / Ведомости

Каждый десятый рабочий в России – иностранный трудовой мигрант. В стране их более 8,7 млн, что во многом покрывает нарастающий дефицит рабочей силы. Но в нынешний кризис более 30% мигрантов остались без работы, причем у половины безработных нет денег на самое необходимое, следует из данных исследования ВШЭ и Института социологии РАН. Ограничительные меры из-за пандемии не позволяют мигрантам вернуться домой, а им нужно платить за жилье и либо содержать семью здесь, либо поддерживать ее на родине. Работодателям и государству до них нет дела, большинство же россиян относятся настороженно. Как выживает наименее защищенная часть рабочих в России, разбирались «Ведомости».

Мигранты тоже протестуют

В середине мая к офису крупного столичного рынка «Фуд сити» (принадлежит бизнесменам Году Нисанову и Зараху Илиеву) на Калужском шоссе вышло несколько сотен торговцев. Ранее они попросили администрацию снизить арендную плату: из-за кризиса доходы упали, а расходы из-за дополнительных карантинных мер выросли. Но им не пошли навстречу. На «сход граждан одной из республик Закавказья» привлекли Росгвардию, описывал ТАСС, а некоторые СМИ преподносили событие как массовые беспорядки. Тем не менее администрация пошла на уступки и расширила торговые точки.

Акция протеста у «Фуд сити» 15 мая. В пресс-службе рынка конфликт оправдали повышенным сезонным спросом на продукцию и, соответственно, торговые места. /Али Рзаев

Не первый месяц из-за чрезмерных штрафов и невыплаты зарплаты протестуют курьеры Delivery Club. После акции в июне от недовольных стали избавляться, и были уволены около 600 курьеров, утверждает один из них, Виктор Малеев. По его словам, основная часть работников – иностранные мигранты, и им «достается больше других». Малеев знает, что в «Яндекс.Еде» «массово увольняют узбеков и таджиков», а «в некоторых логистических компаниях-посредниках «им чаще задерживают зарплату». Курьера Соломона, попросившего не называть его фамилию, в «Яндекс.Еде» уволили, когда прекратили сотрудничество с партнером – сервисом такси. «Зарплату до сих пор не выплатили», – пожаловался он «Ведомостям».

«Условия работы одинаковые для всех курьеров вне зависимости от того, являются ли они резидентами РФ», – говорится в ответе «Ведомостям» пресс-службы Delivery Club. По поводу увольнений там лишь отметили, что договоры у курьеров заключаются с логистическими партнерами DC. В «Яндекс.Еде» на запрос «Ведомостей» не ответили.

Строители Амурского газоперерабатывающего завода «Газпрома», среди которых немало приезжих, 13 июля разгромили офис подрядчика – турецкой компании «Ренейссанс хэви индастрис». Им три месяца не выплачивали зарплату. Для подавления бунта на стройке вызвали ОМОН.

Сообщений о конфликтах из-за невыплаты зарплаты, в которых участвуют гастарбайтеры, все больше. Чтобы заставить мигрантов протестовать, надо довести до крайней точки, считает Малеев, участвовавший в организации профсоюза: «Они терпят издевательства и не жалуются, потому что боятся вообще потерять работу».

В июле курьеры DC совместно с профсоюзом «Курьер» вновь вышли на акцию протеста, на этот раз к офису Mail.ru Group. Работники требовали вернуть долги по зарплате за два месяца: некоторым уже не оставалось денег на проезд и жилье. В Санкт-Петербурге их поддержали профсоюзные активисты (на фото). /vk.com/courier_fight

Сколько в России мигрантов

Главная черта, которая объединяет всех мигрантов, – это нужда. «Люди у себя на родине не смогли найти такую работу, чтобы содержать семью, и они вынуждены ехать в другую страну», – отмечает председатель ЦК Профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов.

Обычно иностранным мигрантом считают тех, кто покинул родную страну ради проживания в другом государстве. Их две категории: оседлые (кто живет в стране долго – таких, по данным Росстата, в России около 4,2 млн) и временные (приезжают работать, учиться и жить периодически – 6,6 млн, по данным МВД). Еще около 2,1 млн пребывает в стране нелегально, оценивает президент Федерации мигрантов России (ФМР) Вадим Коженов. В общей сложности в России находится 12,9 млн человек (около 9% населения).

Среди них 8,7 млн – трудовые мигранты (12% рабочей силы в стране), подсчитали «Ведомости», исходя из данных Росстата и МВД. Около 5,4 млн мигрантов работали легально, а 2,4 млн – нелегально. Подавляющее большинство имеет серый или черный заработок, говорит основатель Superjob Алексей Захаров.

Россия по числу мигрантов занимает 4-е место в мире, и они не самые трудоустроенные: безработицу среди приезжих в США ОЭСР оценивает в 3,5%, в Германии – в 6%, в России в обычное время она была около 10%, по данным опроса Центра этнополитических и региональных исследований (ЦЭПРИ) и ВШЭ.

Откуда приезжают и где работают

Россия особенно привлекает выходцев из Средней Азии. Выезд на заработки в Россию стал типичной стратегией жизнеобеспечения, говорится в докладе World Migration Report 2020. Например, в России на заработках находится пятая часть рабочей силы Киргизии.

В Москве около 27% трудовых мигрантов от их общей численности в стране, подсчитали «Ведомости» по данным Росстата и МВД. Это 2,4 млн человек, или каждый третий работник. Следом идут Московская область (0,7 млн человек), Санкт-Петербург и Ленинградская область (вместе – 1,2 млн трудовых мигрантов).

Почти все мигранты трудоустроены на микропредприятиях (где занятых менее 15 человек) – 46% и малых предприятиях (до 100 человек) – 49%, показал опрос ВШЭ и ЦЭПРИ. Чаще всего гастарбайтеры и оседлые мигранты заняты в строительстве (23%), розничной торговле и ремонте автотранспорта (21%), подсчитали «Ведомости» на основании данных того же опроса и Росстата. Во многих отраслях большинство трудовых мигрантов – узбеки, таджики и украинцы, но есть особенности. Азербайджанцы и грузины предпочитают работать в торговле (две трети), а белорусы чаще идут на стройки (около трети). Казахи и украинцы чаще многих оказываются в производстве, образовании, здравоохранении – там, где знание русского языка особенно важно. Хорошо говорят по-русски практически все (98%) приезжие с Украины и из Белоруссии, тогда как из жителей Средней Азии – только половина. Две трети мигрантов не видят необходимости учить язык, хотя примерно столько же разговаривают по-русски на работе, сказано в опросе ЦЭПРИ и ВШЭ.

Наибольшая концентрация иностранных работников, если брать Москву, в сфере услуг, общепите и ЖКХ, отмечает Каримов: «В том же ГБУ «Жилищник» среди дворников сплошь граждане Узбекистана и Таджикистана». Вместе со стройками эти отрасли пострадали бы больше других без иностранной рабочей силы.

Вклад мигрантов в экономику...

Мигранты в России составляют около 12% рабочей силы. Их вклад в ВВП – около 7,7%, оценили «Ведомости» по методике МГУ и Международной организации труда. Это около 8,5 трлн руб. за 2019 г., или 1,1 млн руб. на работающего мигранта.

В России увеличивается дефицит рабочей силы. Если в 2018 г. численность рабочей силы в России была 76,2 млн человек, то в прошлом году – уже 75,4 млн, а за пять месяцев 2020 г. – всего 74,7 млн человек. В особенности не хватает высококвалифицированных специалистов. На начало 2019 г. требовалось около 1 млн специалистов, оценивала FinExpertiza.

Главная проблема – вымирание и старение коренного населения России. В полной мере сказываются последствия демографической ямы 1990-х и 2000-х гг., поскольку выходит в трудоспособный и детородный возраст именно это поколение. В связи со скорой «заметной нехваткой рабочих рук» президент призвал увеличить трудовую миграцию – желательно тех, кто является носителем русской культуры. Однако проблема в том, что возможности по привлечению мигрантов из стран СНГ во многом исчерпались, считает Коженов: кто хотел и мог приехать, уже давно здесь.

...и экономия на мигрантах

Мигранты недополучают 40–50% реально заработанного, считают опрошенные эксперты. Недостаточная защита гастарбайтеров со стороны закона и скромные возможности отстаивать свои права, нестабильная экономика порождают у работодателей соблазн недоплачивать и обманывать.

«Экономия на мигрантах – это самый ходовой инструмент», – считает президент Московского фонда «Казахская диаспора» Полат Джамалов. «Если в строительстве, клининге, ремонте кто-то работает вбелую и нанимает граждан РФ, то он сразу вылетает с рынка. Соотечественнику пришлось бы платить раза в 2 больше, чем мигранту», – считает Захаров.

«За ту работу, что они [мигранты в Санкт-Петербурге] делают за зарплату в 30 000 руб., должны платить 50 000–60 000 руб.», – согласен председатель общественной организации «Содружество» Незматжон Мамаджанов.

Средняя заплата мигрантов в 2020 г. составляла 42 800 руб., показал опрос под руководством завкафедрой демографии НИУ ВШЭ Михаила Денисенко и главного научного сотрудника Института социологии ФНИСЦ РАН Владимира Мукомеля. Правда, эти данные предварительные и еще требуют корректировки, поскольку почти 48% опрошенных были из Московского региона, где зарплаты выше. Оценки на 2017 год были скромнее — 31 000 рублей. Больше всего получают в строительстве, сфере информатики и связи, в области культуры и досуга, меньше всего – в ЖКХ.

Мигранты работают по 10 часов шесть дней в неделю (или около 59 часов в неделю), показал опрос ВШЭ и ЦЭПРИ в 2017 г., в то время как среднестатистический россиянин – 38 часов (данные Росстата). Если россиянин в I квартале этого года получал примерно 300 руб. в час (48 377 руб. в месяц), то мигрант – в 2 раза меньше: 170 руб. за час работы. В Москве разница еще больше: 590 руб. в час и меньше 200 руб, подсчитали «Ведомости», основываясь на данных Росстата и ВШЭ.

Общие масштабы экономии на мигрантах – порядка 4 трлн руб. в год, или около 0,5 млн руб. на одного работника, следует из этих данных.

На что тратят

Перерабатывать на мизерных ставках мигранту приходится, чтобы оправдать свой приезд в Россию. «Если он не заработает хотя бы 30 000 руб., то просто экономически нецелесообразно было ехать, – говорит Каримов. – 5300 руб. [в Москве] – оплатить патент (это помимо первоначальной стоимости его оформления – 13 000 руб.), 5000 на еду, где-то за 7000 арендовать жилье, проездной билет купить – вот уже 20 000 ежемесячно. А если ты не можешь хотя бы $150 послать на родину, зачем было ехать?»

В среднем трудовой мигрант тратит две трети своей зарплаты на жизнь (21 000 руб. в месяц, сказано в исследовании ЦЭПРИ, 2017 г.). Приезжие из Средней Азии более экономны и чаще других отправляют деньги на родину. 63% мигрантов переводят деньги в другую страну – в среднем около половины зарплаты. Общая сумма денежных переводов из России в 2018 г. достигла $21,8 млрд. По уровню их чистого оттока страна занимает 6-е место в мире ($13,2 млрд, или 0,8% ВВП), согласно данным Всемирного банка. Для Киргизии или Таджикистана переводы оцениваются в 27-28% ВВП этих стран, и это позволяет выживать больше половины домохозяйств.

Мигранты питаются самой простой едой и живут в спартанских условиях. «Я знаю немало людей, которые сутками работают. Жилье снимают обычно артелью, чтобы это было дешевле и чтобы там была возможность просто поспать. Хостелы по сравнению с этим жильем – это просто дворцы», – рассказывает Джамалов.

В августе 2019 года в Новосибирской области полиция вычислила 32-летнего бизнесмена, который арендовал трехэтажный частный дом площадью 150 кв. м и сдавал его под жилье иностранцам: в 16 комнатах было 92 спальных места. На миграционном учете по данному адресу состояло более тысячи человек /МВД России

Как мигрантов обманывают

Если раньше отбирали паспорта и грозили депортацией, то сейчас гастарбайтеров чаще всего попросту обманывают с зарплатой. «Мигрант плохо владеет языком и не знает свои права, не знает, куда обращаться в случае проблем», – говорит Мамаджанов. Письменный договор заключают только 54% мигрантов, говорится в опросе ЦЭПРИ. Часто устная форма устраивает и работника, ведь не надо платить налоги, показало исследование Института демографии ВШЭ.

Если договор все же заключен, то примерно в трети случаев он составлен в ущерб работнику, отмечает Мамаджанов. Частый случай, когда указывают заниженную зарплату, а устно договариваются о нормальной. Этим часто пользуются и в случае невыплаты полной суммы спорить сложно, говорит представитель казахской диаспоры. «А у нас нормативная база такова, что если вы хоть что-то платите, то вас уже не посадишь», – говорит Коженов.

Среди отраслей меньше всего риски в такси, доставке или общепите, где человек фактически получает деньги каждый день. Также лучше дела обстоят в промышленности, где больше ценят сотрудника (обучить нового может оказаться дороже возможной экономии). В ЖКХ ситуация выровнялась. «В ГБУ «Жилищник» не обманут, другое дело, что она отличается от декларируемой властями», – говорит Каримов. Выше риски в клининге и строительстве, говорит Коженов. «Строитель 12 месяцев работает, а пару месяцев его обязательно кинут», – подчеркивает глава ФМР. По его наблюдениям, чаще всего обманывают вторые и третьи субподрядчики.

Проблемы начались даже на относительно благополучных производствах. На сборочном заводе LG в Дорохово, некоторым сотрудникам не выплатили зарплату, пожаловалась «Ведомостям» работник одного из цехов Любовь. Ей и другим вахтовикам задолжали 20 000 руб. в фирме-подрядчике. Некоторых мигрантов на LG поддерживали в период карантина, правда, без сохранения зарплат — давали авансы по 1000, 1500 руб. в неделю. Но вскоре социальную поддержку стали урезать: ещё 15 мая лишили людей талонов на питание, а 22-го апреля в фирме, где работала собеседник «Ведомостей», объявили о выселении из общежития: «Куда людям деваться? Они чуть не на коленях просили хозяйку оставить их». /Александр Соколов / Ведомости

Правоохранительным органам нет дела до невыплат зарплат: дела ведет СК, а там обычно начальство интересуют результаты по более серьезным делам, рассказывает Коженов. «Фактически человек от невыплаты зарплаты никак не защищен», – резюмирует Каримов.

Сколько остались без работы

В обычное время около 10% трудовых мигрантов испытывали проблемы с трудоустройством, говорится в опросе ЦЭПРИ. По оценке накануне пандемии временно могло не работать около 870 000 мигрантов.

Когда ввели режим повышенной готовности, положение у мигрантов стало на порядок хуже. «Какие-то диаспоры говорят о 70% [безработных], например киргизы, которые работают таксистами и занимаются уборкой улиц. Таджики на стройках говорят, что у них каждый второй без работы», – рассказывает Коженов. По его оценке, безработных среди мигрантов сейчас около 30–50%.

Эти оценки подтверждают данные июньского исследования под руководством Денисенко и Мукомеля. Безработных было 31%. Больше всего число работающих снизилось в апреле.

Снизились и объемы денежных переводов за границу. По данным ЦБ, если в мае 2019 г. за границу перечисляли около $678 млн, то в мае этого года – всего $490 млн, а в апреле – лишь $302 млн. /РИА Новости

В Москве потеряли работу или были отправлены в неоплачиваемый отпуск 32% трудящихся, а среди мигрантов – 54%, говорится в исследовании сотрудника Центра региональных исследований и урбанистики ИПЭИ РАНХиГС Евгения Варшавера. Из них 32% «потеряли все источники к существованию», сказано в нем.

Существенное миграционное давление во многом повлияло на решение московских властей открыть 12 мая стройки и производство, отмечает президент ФМР.

Как выживают

Мигранты выживают как могут. Есть работодатели, которые напрямую поддерживают мигрантов, дают деньги на еду или оплачивают жилье. Но их мало. Только 5% мигрантов работодатели продолжали выплачивать зарплату при простое, оценивает Каримов.

Когда доходов совсем нет, людей спасает взаимовыручка. «Если работает треть, то, например, из 10 жильцов в квартире доход у троих. Вот эти трое кормили других, давали в долг и просто по-товарищески помогали. Потом у людей кредитные карточки, они залезали в долги», – рассказывает Каримов.

Тяжелее всего мигрантам с семьями и детьми, тем более что на них не распространяется помощь, выделенная российским семьям, подчеркивает старший научный сотрудник Института демографии ВШЭ Юлия Флоринская. На 1 апреля среди всех находившихся на территории России иностранцев было 1,17 млн детей. «Целые трагедии возникают, когда мигранты с детьми остаются без доходов. И не дай бог кто-то заболевают – они же лишены элементарной медицинской помощи», – рассказывает Джамалов.

Почти половина мигрантов приехали и живут с семьями и родными /РИА Новости

Коллективный портрет

Среди мигрантов 68% – мужчины, две трети из них моложе 40 лет, 16% имеют высшее образование. Если с Украины и из Казахстана едут преимущественно девушки, то из Средней Азии – молодые парни. В основном приезжают горожане, выходцев из села – около 10%. 62% состоят в браке, и почти 47% приехали и живут с семьей (обычно супругом и ребенком) – как правило, в съемной квартире или комнате. У подавляющего большинства остались родственники на родине. Остаться в России навсегда хотят только около 40% мигрантов (чаще казахи и армяне, а также более взрослые и долговременные мигранты), большинство заинтересовано лишь во временных заработках, показал опрос ЦЭПРИ и ВШЭ.

Несмотря на все трудности, всплеска преступности среди мигрантов нет. «Два месяца – это тяжелый срок, но это не два года, чтобы совсем одичать», – говорит Каримов. По данным МВД, в апреле 2020 г. число преступлений, совершенных иностранными гражданами, снизилось на 11% вслед за общим спадом преступности. Доля их тоже уменьшилась – до 3,3%.

Тем не менее многие мигранты могут уйти в тень. Так было после кризисов 2008 и 2015 гг., когда численность легально занятых в России трудовых мигрантов сократилась на треть и вполовину соответственно, заметила Флоринская.

Некогда болеть

Пандемия больно ударила и по мигрантам. В Минздраве и Роспотребнадзоре не стали раскрывать количество в России мигрантов, заболевших COVID-2019. Но с учетом возрастных и социальных пропорций населения и медицинской статистики, по оценке «Ведомостей», их может быть до 50 000 человек. Чтобы не лечить мигрантов в больницах, власти изолируют их в обсерваторах или по месту пребывания, говорит Джамалов: «Если кто-то заболел, всех живущих там [в квартире или общежитии] запирают. И устанавливают камеру, чтобы никто не выходил».

Для работников ГБУ «Жилищник» с симптомами COVID-19 организовали специальные бытовки для проживания, которые канал «Настоящее время» назвал «карантинным лагерем». В префектуре ЮАО «Ведомостям» сообщили, что в бытовых городках «Жилищника» введены специальные режимы и, если у человека температура и другие признаки ОРВИ, его действительно не допускают на рабочее место.

Как реагируют медики на заболевших мигрантов? «В апреле на пике паники были сообщения, что мы звонили, к нам не едут. Но, возможно, не хватало «скорых», – говорит Коженов. Если иностранный рабочий заболевает коронавирусной инфекцией, то лечить его обязаны бесплатно, заверил представитель Минздрава. Тем не менее был случай, когда в Москве с пациента попросили 42 000 руб. за лечение, говорит Коженов.

В обычной ситуации медицинская помощь для мигрантов весьма скудная. Полис ДМС, который покупает мигрант за 4000 руб. при приобретении патента, – это самый минимум для тех случаев, когда просто грозит смерть, считает Джамалов. По словам Коженова, по такому полису фактически можно только несколько раз сходить к терапевту.

В итоге чаще всего заболевшие мигранты занимаются самолечением, показал опрос ЦЭПРИ. Один такой случай, когда семья мигрантов лечилась самостоятельно от коронавируса, закончился трагедией. Когда приехала «скорая», было уже поздно: два брата скончалась, а жена одного из них даже до больницы не доехала, вспоминает Мамаджанов.

Родина не зовет

Сотни мигрантов застряли в депортационных центрах и несколько месяцев ждут отправки на родину. Эти центры (например, в Сахарове под Москвой) – источник повышенной опасности для распространения заражения, отмечает Флоринская и предлагает отпустить оттуда всех мигрантов с незначительными симптомами.

«Настоящее время» показал кадры центра в подмосковном Егорьевске, где мигранты требовали их отпустить, но в ответ администрация вызывала ОМОН. Россия готова выслать, но на родине их принять не готовы, объяснили гражданину Узбекистана Шахруху. «Мы не нужны своему правительству», – заключил он.

В середине мая в Москве у посольства Киргизии собралось около сотни человек, они просили разъяснить порядок возвращения на родину. Официальные органы Киргизии расценили эту акцию как «экстремистскую». Похожая акция прошла в Санкт-Петербурге, где около 50 приезжих из Узбекистана вышли к консульству своей страны.

Многие мигранты хотели бы вернуться домой, и у некоторых пока еще есть деньги на билет. «Если сейчас запустить рейсы, они с радостью бы улетели. Но в странах исхода нет достаточно мест для двухнедельной обсервации. Места, где можно разместить людей, уже все битком. Где-то уже пионерлагеря перепрофилировали», – говорит Коженов. Правительства этих стран просят, чтобы Россия помогла организовать места для прибывающих, а до тех пор границы открывать не будут: «Они говорят: вам мигранты были нужны, а сейчас вы хотите их всех выгнать».

За последние годы уровень недоверия россиян к мигрантам вырос до 71%, свидетельствует опрос «Левада-центра». 64% считают, что могут выполнять работу, которую делают приезжие, 72% выступают за ограничение трудовой миграции». /Максим Стулов / Ведомости

Контроль вместо поддержки

Мигранты воспринимаются как homo laborans («человек трудящийся») – дешевая рабочая сила, расходный ресурс, отмечает научный сотрудник Центра независимых социологических исследований Елена Никифорова.

Эффективной гуманитарной политики в отношении мигрантов в России не было и нет, считает Джамалов. «Позиция государства такая: ребята, вы приехали, ладно, нашли работу – работайте, но только не обременяйте нас своими заботами. И не дай бог вы начнете хулиганить», – говорит он. По словам Джамалова, среди государственных органов власти к приезжим наиболее пристальное внимание со стороны не социальных органов, а правоохранителей, для которых мигрант – «значительная надбавка к зарплате».

В начале июня МВД сообщило о разработке единого информационного портала для мигрантов. К приложению «Мигрант» привяжут цифровой профиль приехавшего, где будет информация о социально-правовом статусе, биометрические данные, сведения о здоровье, криминальном прошлом или его отсутствии, а также «рейтинг социального доверия мигранта», говорили собеседники «РИА Новости». Подключение сделают обязательным, а в случае отказа «рейтинг» будет автоматически понижаться. /Максим Стулов / Ведомости

Государству нет дела не только до заботы о мигрантах, но и до остального населения, и в этом главная проблема, считает Захаров из Superjob. Иностранных рабочих специально завозят, поскольку их легче и дешевле эксплуатировать: «Возможность найма мигрантов, в том числе нелегально, поощряется государственной политикой. Им в 2 раза недоплачивают, а наше население из депрессивных регионов, которое могли бы привлечь работать, закрепляется в своей отсталости и от безысходности спивается».