Верховный суд признал экстремистской организацией уголовную субкультуру АУЕ

Это позволит гораздо проще бороться с ней
Решение Верховного суда позволит МВД и ФСБ бороться с широко распространенной криминальной субкультурой / Денис Гришкин / Ведомости

Заседание суда, на котором было вынесено это решение, проходило в закрытом режиме 17 августа. Иск с требованием признать движение АУЕ экстремистским подал в Верховный суд генеральный прокурор России Игорь Краснов. В пресс-релизе, который распространило надзорное ведомство, говорится, что деятельность этого движения теперь запрещена. В Генпрокуратуре считают, что деятельность активистов АУЕ представляет реальную угрозу гражданам, обществу и государству. Аббревиатура АУЕ расшифровывается как «арестантский уклад един» или «арестантское уголовное сообщество».

«В судебном заседании установлено, что АУЕ является хорошо структурированной и управляемой организацией – молодежным движением экстремистской направленности. В рамках движения и в его интересах участниками АУЕ совершались экстремистские правонарушения, а также массовые беспорядки», – уточняется в пресс-релизе. В движение, по данным Генпрокуратуры, «активно вовлекались подростки и молодежь, чья психика наиболее подвержена деструктивному воздействию».

Впервые на высшем уровне тему АУЕ затронули на заседании совета по правам человека при президенте в 2016 г. Тогда ответственный секретарь этой организации Яна Лантратова назвала в разговоре с президентом Владимиром Путиным АУЕ «проблемой национальной безопасности», требующей немедленного разрешения. По ее данным, заключенные устанавливают во многих учебных заведениях страны правила жизни уголовного сообщества.

Одним из самых громких уголовных дел стало разбирательство по делу о создании в Екатеринбурге «экстремистского сообщества АУЕ». По нему проходили трое граждан, которые, по версии следствия, опубликовали в тематическом сообществе в соцсетях картинки, воспевающие уголовную романтику, и занимались продажей «тюремных» сувениров. Двое из обвиняемых находятся в СИЗО с 2018 г.

Директор центра «Сова» Александр Верховский считает, что не существует четкой информации о количестве поклонников АУЕ. С его точки зрения, у властей есть теперь возможность бороться именно с пропагандой совершения уголовных преступлений и их воспеванием. При этом он подчеркнул, что «АУЕ – это уличная шпана, которая мечтает стать преступниками». Эта деятельность, говорит эксперт, не подходит ни под один пункт определения экстремистской деятельности, а самого объединения нет, так как «АУЕ – это субкультура, хоть она и вредная и плохая».

Практика признания разных организаций экстремистскими и их запрещения началась в 2003 г. с Национал-большевистской партии. С тех пор таких случаев было много, преимущественно исламистские организации. Но есть среди них и религиозные и иностранные движения. В частности, в этом списке есть «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» и украинский «Правый сектор».

Всего, согласно Национальному антитеррористическому комитету, в России 34 организации признаны террористическими или экстремистскими – прежде всего исламистские структуры. «Для большинства организаций, признанных экстремистскими, это ни к чему не приводит. Для сторонников некоторых из них это превращается в уголовные дела за участие», – поясняет руководитель Международной «Агоры» Павел Чиков. Чиков подчеркнул, что такое признание Верховного суда прежде всего открывает дорогу для исков, а далее все будет зависеть от политического решения. Он добавил, что многие элементы АУЕ существовали уже с советских времен, поэтому не понятно, что именно признано экстремистским, ведь АУЕ – это именно субкультура, а экстремистской признается только организация. Он отметил, что в поле зрения правоохранителей могут попасть даже люди, которые не имеют непосредственного отношения к организации, – водители, изготовители и распространители печатной продукции и др.

В 2019 г., согласно официальной статистике МВД, было зарегистрировано 585 преступлений экстремистской направленности.

Фактически государство своим решением пытается определить, «что хорошо и что плохо, особенно по части молодежи». Любые не поощряемые властями движения автоматически радикализируются и становятся условно оппозиционными, считает Чиков. «Нет сомнений в том, что АУЕ оппозиционна официальным властям, и в этом смысле ее криминализация – это логичное продолжение государственной политики, которая запрещает все то, что прямо не запрещено», – резюмирует руководитель Международной «Агоры».

Ситуация в ряде регионов с распространением «идеологии АУЕ», особенно за Уралом, такова, что криминалом терроризируются целые районы, а обычные школы превратились в подобие детских колоний, оперативные дела можно заводить на целые школьные классы, говорит источник в центральном аппарате МВД. По его словам, речь идет по меньшей мере о десятках тысяч поклонников этой субкультуры. По словам собеседника «Ведомостей», отнесение этой субкультуры к экстремистской организации позволит гораздо проще документировать и закреплять доказательства вымогательств, разбоев, нанесения телесных повреждений и других преступлений, которые совершаются поклонниками этого «движения», и добавлять срок по экстремистским статьям Уголовного кодекса наиболее опасным уголовникам этого типа.