Доверие к информации о COVID-19 и возможное повторение режима нерабочих дней разделили общество

Люди не хотят нести материальные потери и готовы отказаться лишь от кафе и торговых центров
Разделение общества пополам по вопросу доверия официальной информации о коронавирусе – это мировая тенденция /AP

По вопросу доверия официальной информации о ситуации с коронавирусом в России россияне разделилась пополам: 47% информации не доверяют, 46% доверяют. Это следует из данных Фонда общественного мнения (ФОМ). Следит за информацией о коронавирусе подавляющее большинство россиян – 83%, из них внимательно следят 48%. В апреле это число было гораздо выше: 95% следили за информацией о коронавирусе, из них внимательно – 75%. Доли тех, кто боится заболеть коронавирусной инфекцией, и тех, кто этого не боится, также примерно равны: 50% опасаются, 48% – нет.

Что касается ограничительных мер против коронавируса, которые были введены весной этого года, то их одобряет 71%, а считают, что это было неправильно, 22%. При этом 65% россиян считают, что если эпидемическая ситуация в стране серьезно ухудшится, то нужно повторно закрыть торговые центры, рестораны, кафе. Лишь 26% говорят, что этого делать не следует. За повторный режим самоизоляции при ухудшении ситуации выступают 60%, против – 33%. А вот доли тех, кто считает, что если ситуация ухудшится, то нужно вводить нерабочие дни, и тех, кто против их введения, опять примерно равны: 45% за и 41% против.

При этом 41% россиян полагают, что если ситуация с коронавирусом ухудшится, то вводимые меры должны быть такими же, как и раньше, 19% за более строгие меры, 18% за менее строгие. Те, кто считает, что меры должны быть такими же, объясняют это тем, что они были достаточно эффективными. Среди тех, кто говорит, что меры должны быть менее строгими, главное объяснение – они ударили по экономике, бизнесу, а у людей должна быть возможность работать. А вот те, кто выступает за более строгие меры, говорят, что многие не соблюдали и не будут соблюдать вводимые меры предосторожности, а более жесткие меры дисциплинируют людей.

Вопрос о доверии официальной информации о коронавирусе задается ежедневно, динамика за весь период незначительная, говорит социолог ФОМа Григорий Кертман: «Есть недоверие, связанное с тем, что при нашей медицине с ее не лучшей репутацией [в России] низкий уровень смертности от коронавируса, существенно ниже, чем в мире. Ходят слухи, что не медики фиксируют реальный диагноз. С другой стороны, люди видят, что ситуация взята под контроль. Поэтому и возникает такое противоречие». То, что так много людей выступают против введения режима нерабочих дней, связано прежде всего с заработком: люди не хотят нести материальные потери, они понимают, что этот режим отрицательно сказывается на экономической ситуации, говорит Кертман: «Слухи о второй волне коронавируса все время ходят, большинство готово отказаться от привычной жизни вроде посещения общественных мест, но не готово снова к режиму нерабочих дней. Весной он тоже болезненнее всего воспринимался населением». Этот режим был введен указом президента России 25 марта и продлевался до 11 мая с некоторыми корректировками.

Разделение общества пополам по вопросу доверия официальной информации о коронавирусе – это мировая тенденция, говорит политолог Глеб Кузнецов: «Эпидемия стала не медицинским, а социальным явлением. Если изначально – на весенней волне страха и непонимания – вирус-лоялистов было больше, а скептиков меньше, то сейчас их число примерно сравнялось. Дальше число скептиков будет расти. Это связано в том числе с тем, что свидетельства эпидемии, как их увидели люди, не соответствуют их представлениям о смертельной угрозе. Из школьного курса, фильмов, книг они помнят, как примерно выглядела и выглядит эпидемия действительно смертельной болезни. Весной по некоторым городам была картина, похожая на настоящую эпидемию, вроде того, что было в Бергамо или Нью-Йорке. Но три четверти населения эпидемию не заметили, зато с ограничительными мерами и экономическими трудностями столкнулись – чем остались недовольны».

То, что сейчас большинство выступает за повторное введение ограничений, если ситуация ухудшится, объясняется страхом, что вдруг все-таки эпидемия станет «похожа на настоящую», говорит Кузнецов: «Кроме того, это уникальная особенность россиян – они в большинстве поддерживают разные ограничения абстрактно-теоретически, а когда у них спрашивают, готовы ли они, что ограничения затронут их самих, то это им уже не нравится». Еще один раскол в том, что половина поддерживает повторное введение нерабочих дней, а вторая половина не поддерживает, подчеркивает Кузнецов: «Люди на госслужбе чувствуют себя более защищенными, они готовы хоть никогда не выходить на работу. А те, кто занят работой в экономике или на себя, как раз и выступают против повторного введения нерабочих дней – они деньги из воздуха взять не могут».