Евроинтеграция и приватизация: чего добиваются лидеры белорусской оппозиции

Программа радикальных рыночных реформ отпугнула протестующих
В декабре в Минске прошли акции белорусской оппозиции против интеграции с Россией. В их поддержку выступил известный белорусский блогер и несостоявшийся кандидат в президенты Сергей Тихановский, назвав углубленную интеграцию с Россией «аннексией». В связи с участием декабрьских митингах он попал под арест по административному делу. Позже он попал в тюрьму по уголовному делу, а эстафету в предвыборной гонке взяла его жена Светлана Тихановская. /Татьяна Зенькович / EPA / ТАСС

По-прежнему массовые протесты в Белоруссии начали буксовать. Месяц назад, 16 августа, оценки числа участников шествия в Минске доходили до 400 000 человек. В прошлые выходные, по данным платформы «Голос», в столице вышло 170 000 человек, а в это воскресенье о своем участии заявили уже 77 000 митингующих. Белорусские силовики при этом постепенно возвращают контроль на улице.

Одна из возможных причин угасания активности протестующих в том, что лидеры оппозиции так и не представили проект экономических и политических преобразований, которые устроили бы большинство граждан. Публичные лозунги ограничиваются тем, что действующий президент Александр Лукашенко должен уйти, а в стране надо освободить политзаключенных и провести новые выборы. Тем не менее план реформ у лидеров протеста есть.

В основе предвыборной программы кандидата в президенты Светланы Тихановской оказался «Реанимационный пакет реформ» (РПР). Его разработали специально для единого оппозиционного лидера и совместно со шведскими и украинскими экспертами по вестернизации, финансируемыми в основном западными фондами. Среди мер РПР – массовая приватизация, дезинтеграция с Россией, вступление Белоруссии в ЕС и НАТО. Когда планы радикальных рыночных реформ раскритиковал Лукашенко, лидеры протеста из опасения потерять популярность поспешили откреститься от собственных идей. Почему так произошло и к чему это привело, разбирались «Ведомости».

«Фейки» спецслужб

После выборов в Белоруссии главный оппонент Лукашенко – Светлана Тихановская – назвала себя победительницей. Начались массовые протесты и соответствующая реакция властей. Тихановская вынужденно выехала в Литву и оттуда объявила себя «готовой стать национальным лидером». 18 августа она образовала Координационный совет белорусской оппозиции (КСО) для передачи ей власти. В тот же день на заседании Совбеза Белоруссии Александр Лукашенко выступил с критикой разработанной оппозицией программы первоочередных реформ до 2021 г.

«Выход из Союзного государства <...> других интеграционных образований, где доминирует Россия. Введение пограничного и таможенного контроля на границе с Россией. Выход из ОДКБ [Организации Договора о коллективной безопасности], закрытие российских военных баз. В открытую не говорят, но [готовится] ползучий запрет русского языка. От детских садов до университетов вводится белорусский, – перечислял Лукашенко, упомянув также ограничения в отношении пророссийских СМИ и организаций. – Самое главное – подача заявлений и членство в Европейском союзе и НАТО <...> Мы просто этим самым уничтожим свою страну».

Выдержка (заголовок и часть текста) по теме «Национальная безопасность» на сайте «Реанимационного пакета реформ», ссылка на который вела с сайта Тихановской. Помимо Лукашенко программу оппозиции раскритиковал Первый белорусский канал, а еще ранее ‒ известные блогеры Реми Майснер, Олеся Медведева, портал Страна.ua и др. /reformby.com

В ответ лидеры оппозиции заявили, что ни о какой конфронтации с Россией речи нет. «Мы [хотим] выстраивать взаимовыгодные отношения со всеми странами-партнерами, безусловно включая РФ», – заявила агентству «Интерфакс» член КСО Мария Колесникова. На сайте совета приводятся слова Ольги Ковальковой (доверенное лицо Тихановской) о том, что единственные цели оппозиции – «передача власти» и «защита суверенитета и независимости Республики Беларусь». «Это все фейки белорусских спецслужб либо радикальных фашистов из России, – заявил в разговоре с «Ведомостями» член КСО и сопредседатель «Белорусской христианской демократии» (БХД) Виталий Рымашевский. – Тем самым хотят показать, что КСО антироссийский, что будет все плохо, что Белоруссия отвернется от России. Такого не будет».

9 сентября Светлана Тихановская разместила на своем YouTube-канале «Стана для жизни» обращение к россиянам, в котором заявила: «Ни на каком этапе это не была борьба против России – и, уверена, не станет такой, если Россия не вмешается на стороне диктатора в подавление белорусского народа. Пожалуйста, не верьте пропагандистским СМИ и политикам, утверждающим обратное». 27 июля Тихановская говорила в интервью «Медузе»: «Я считаю, что Беларуси не нужно Союзное государство». /Страна для жизни

Между тем все перечисленные Лукашенко положения действительно указаны в «Реанимационном пакете реформ», на который прямо ссылалась Светлана Тихановская на своем сайте. 18 августа сайт РПР перестал работать и был недоступен несколько недель (сейчас он функционирует снова). Ссылки на документ исчезли со страницы Тихановской, однако то, что они были размещены там раньше, легко проверить через кэш Google или web.archive.org (подробнее см. врез «Как прятали «пакет реформ» Тихановской»). Объяснения лидеров оппозиции по поводу программы показались главе МИД РФ Сергею Лаврову невнятными. «Медуза» в своем обзоре тоже не стала верить им на слово.

После Евромайдана – реанимация

Говоря о белорусском «пакете реанимации», уместно вспомнить события на Украине 2013–2014 гг. Протесты там начались после того, как правительство Виктора Януковича приостановило работу над Соглашением об ассоциации с ЕС. Когда в феврале 2014 г. Янукович бежал из страны, новый премьер-министр Украины Арсений Яценюк подписал соглашение. Однако быстро выяснилось, что стать полноценным членом ЕС страна сможет, только если проведет в течение 10 лет множество реформ. Так в марте 2014 г. появилась структура «Реанимационный пакет реформ», которой предстояло провести изменения по включению Украины в зону контроля ЕС, как подчеркивается на сайте РПР, «поистине необратимыми».

Сегодня в украинский РПР входит 25 организаций и экспертных сообществ, которые разрабатывают евроинтеграционные законопроекты, активно лоббируют их в Раде и контролируют исполнение. Финансируют их деятельность западные организации. В 2019 г. на содержание РПР было потрачено 350 000 евро, из них 270 000 выделило Шведское агентство по сотрудничеству в области международного развития (SIDA), еще 84 000 – агентство США по международному развитию (USAID). В 2017 и 2018 гг. главным донором помимо SIDA выступала Европейская комиссия. Украинский РПР также поддерживается фондом «Возрождение» (входит в Open Society Foundations Джорджа Сороса), который, как отмечал британский портал openDemocracy, «играет большую роль в изменениях в Украине».

В среде белорусской оппозиции также всегда были сильны прозападные настроения. Как следует из опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), переехавшего в Литву из-за конфликта с властями, еще в декабре 2015 г. за вступление в ЕС выступало 59% сторонников оппозиции, тогда как в среднем среди белорусов таковых было 25%.

Прозападные партии Белоруссии на протяжении примерно 10 лет вели активную работу по объединению. Ежегодно проходила конференция «Углубленный диалог Беларусь – Швеция», в которой участвовало 11 белорусских и ряд шведских политических организаций.

Белорусско-шведская конференция «Углубленный диалог» с участием нескольких партий обеих стран, 2018 г. На фото члены КСО Ольга Ковалькова (крайняя слева), Виталий Рымашевский и Николай Козлов (крайние справа) /Партия БНФ

Как говорится на сайте Объединенной гражданской партии (ОГП), общая цель проекта – «подготовить пакет реформ», чтобы «вернуть Беларусь на путь демократического развития». «В рамках «Углубленного диалога» со шведскими партнерами мы изучали европейский опыт реформ, – рассказывает Дмитрий Кучук, один из авторов РПР и председатель партии «Зеленые». – Также взаимодействовали с украинской коалицией РПР, которая делилась своим опытом проведения реформ».

В начале 2020 г. те же 11 белорусских партий и движений объединили усилия. Так и появился белорусский вариант платформы «Реанимационный пакет реформ».

Программу представили на пресс-конференции 10 июня. Помимо Кучука и Рымашевского, о ней рассказывали оппозиционеры Николай Козлов (лидер ОГП, член КСО и доверенное лицо Тихановской), Анатолий Лебедько (директор белорусского экспертного центра «Европейский диалог»), Рыгор Кастусев (лидер «Белорусского народного фронта», БНФ) и др. Пакет насчитывает 14 проектов реформ в экономике, здравоохранении, пенсионной и судебной системах и т. д. Каждое направление разрабатывали отдельные рабочие группы или политические силы. Например, энергетикой занималась белорусская партия «Зеленые», темой выборов – «Европейский диалог», национальной безопасностью – БНФ. «Потом документы согласовывались и утверждались большинством голосов», – пояснил Кучук.

Предложения во многом повторяют идеи украинских коллег. Даже логотип белорусской версии РПР оказался схожим с украинским.

Скриншоты страниц украинской и белорусской версий «Реанимационного пакета реформ»

Также содержание пакета дублирует программы правых белорусских партий. «Правые либерал-консерваторы тихой сапой [несмотря на неудовольствие некоторых других участников] протащили свою старую программу <...> реформирования по неолиберальным лекалам экономики. Да еще и, возможно, с использованием «шоковой терапии» и приватизацией всего и вся, «свободного рынка» и неограниченного доступа ТНК к рынку внутреннему», – возмущались авторы оппозиционного ресурса Left.BY.

«Циничные» предложения

«Эти реформы носят ярко выраженный неолиберальный характер, направлены против наемных работников, пенсионеров и в целом против простых людей, – говорится в заявлении партии «Зеленые» от 19 июня. – Наиболее циничными являются предложения по оптимизации медицины. Сокращение количества стационарных мест в больницах, оптимизация экипажей скорых <...> И все это на фоне эпидемии COVID-19, когда мы уже увидели результаты подобных действий в других странах.» Сокращение доли государственной медицины в пользу частного сектора – это, как не трудно убедиться, одна из главных задач реформы здравоохранения, ссылка на текст которой была опубликована на сайте Тихановской.

С отдельным заявлением представители «Зеленых» были вынуждены выступить после того, как их позицию проигнорировали коллеги по РПР. Партия также раскритиковала предложения по ослаблению трудового законодательства, «широкомасштабной» приватизации, пенсионной реформе и оптимизации образования. «Реализация РПР для Беларуси скорее будет не альтернативой, а логичным продолжением 30-летней политики сворачивания социального государства», – заключили соавторы РПР от «Зеленых». Как пояснил зампред партии Юрий Глушаков «Ведомостям», в стране уже долгие годы идет постепенная приватизация и ущемление прав рабочих, а с начала года вновь повышали пенсионный возраст, поэтому нужен другой курс – на расширение социальных прав.

Однако голос «Зеленых» оказались в меньшинстве. Идеи либерализации и других капиталистических преобразований отстаивают в своих программах БНФ, ОГП, БХД, «За свободу» и многие другие члены РПР.

Авторы «Реанимационного пакета реформ для Белоруссии». Третья слева – доверенное лицо Светланы Тихановской и член президиума КСО Ольга Ковалькова. Четвертый слева – член КСО Виталий Рымашевский, седьмой ‒ член КСО и доверенное лицо Тихановской Николай Козлов /reformby.com

Во внешней политике большая часть оппозиционных партий выступает за «незалежность», под которой имеется в виду поворот от России в сторону Запада, показывает анализ их программ. Так, БНФ считает, что «Беларусь должна вступить в НАТО, как самый сильный, самый эффективный и надежный оборонный альянс в мире». Движение «За свободу» также придерживается пути к евроатлантическому сообществу. Христианские демократы (среди которых и Ковалькова) тоже настаивают на выходе из Союзного государства и не против НАТО, но с оговоркой, что вступление в Альянс должно произойти по итогам референдума. ОГП более осторожна в формулировках: поддерживает только сотрудничество с НАТО.

Как следствие прозападной ориентации, члены РПР придерживаются идеологии антикоммунизма. Например, христианские демократы подчеркнули в своей партийной программе: «Основная цель БХД – десоветизация, беларусизация <...>».

Не удивительно, что РПР одобрили западные кураторы. «Он имеет положительное заключение Международного института демократии и содействия выборам [International IDEA]», — сообщил Анатолий Лебедько на своей странице в Facebook о поддержке этой межправительственной организации, расположенной в Швеции и занимающейся продвижением по всему миру демократии европейского образца.

Как появилась программа Светланы Тихановской

Незадолго до начала предвыборной гонки политические партии провели праймериз, на которых собирались выдвинуть единого кандидата от оппозиции. «Вне зависимости от того, кто окажется у власти после 9 августа, будут развернуты гражданские кампании в поддержку этих [реанимационных] реформ», – говорил Рымашевский на пресс-конференции в июне.

Тихановская стала единым кандидатом после того, как ее мужа, блогера Сергея Тихановского, отказались регистрировать в качестве кандидата в президенты и арестовали по делу о потасовке с милиционерами. Кандидат от оппозиции банкир Виктор Бабарико также не был допущен ЦИК и арестован, а еще один оппонент властей, бывший посол в США и экс-директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало после снятия с предвыборной гонки бежал в Польшу, опасаясь уголовного преследования. 16 июля штабы Тихановской, Бабарико и Цепкало договорились, что единым кандидатом будет Светлана Тихановская. Готовую программу реформ ей и предложили.

«Я молодая и уже кандидат в президенты, так получилось... [Но] я очень рада, что у нас есть <...> эксперты, которые понимают, какой может быть Беларусь в будущем. И мне именно такая вот помощь в эти шесть месяцев [до проведения новых выборов] понадобится как никогда <...> Вы те люди, на опыт которых я буду опираться в течение того времени, пока я буду на этом посту [президента]», – говорила Тихановская в июле на презентации своей предвыборной программы. «Она и ее команда поддерживают многие наработки платформы «Реанимационный пакет реформ», – говорится в описании к видео с этой конференции на YouTube-канале ОГП-ТВ.

Технология притворства

Феномен поддержки Тихановской в том, что она – «простая домохозяйка», случайно попавшая во власть и люди поверили в ее миссию победить Лукашенко и провести честные выборы, отмечает зампред партии «Зеленых» Юрий Глушаков.
Образ «простого человека» поддерживал и ее муж, блогер Сергей Тихановский. «Ощущаем и влияние технологии Зеленского, которая состоит в том, что детализированно не предъявляется ничего: каждый наполняет имидж своим содержанием, тем, которое он предпочитает», — подчеркивал в беседе с «Коммерсантом» белорусский социолог Андрей Вардомацкий. Он считает его «очень непростым парнем», который «сейчас предлагает один слой себя, но слоев там много, и мы еще не всё увидели».
Этой же тактики придерживается Тихановская, говорит социолог Борис Кагарлицкий: «Такой тип «пустых сосудов», двусмысленных популистских лидеров, очень удобен. Они быстро набирают популярность, поскольку всем обещают все, порой взаимоисключающее, но ничего конкретного: каждый дополняет своим». С другой стороны, «человеком, который ничего не понимает, легче управлять внешним силам», — отмечает российский политик и глава исполкома «Фронта национального спасения» (ФНС) Валерий Смирнов. «Беда в том, что потом всегда наступает кризис, когда выясняются противоречия между ожиданиями и приходится выбирать ту или иную сторону», — уверен Кагарлицкий.

В ходе предвыборной кампании Тихановская не раз подчеркивала свою техническую роль: если ее изберут, она инициирует повторные выборы, в которых смогут участвовать все желающие кандидаты. Но свести кампанию лишь к трем лозунгам («долой Лукашенко», «свободу политзаключенным» и «новые выборы») было бы недостаточно. Во избежание критики в неопытности и отсутствии полноценного видения будущего окружению единого кандидата нужно было на что-то опереться, говорилось на презентации авторов РПР в июле. С другой стороны, старая оппозиция, уже подготовившая программу, давно мечтала реализовать свои амбиции.

«Сайт Тихановской – это, по сути, краткое изложение РПР. Она просто сделала копипаст», – отмечает Кучук. Но копировали осторожно – так, чтобы истинный смысл предложений не был понятен сразу, а в случае критики можно было сослаться на частичную поддержку или их дискуссионный статус — именно так по крайней мере начали действовать представители оппозиции.

Как прятали «пакет реформ» Тихановской

Программу Тихановской выложили на ее агитационном сайте tsikhanouskaya2020.by 21 июля 2020 г., но все предложения даны в сокращенном виде, после каждого раздела дана ссылка: «Подробно о реформе на платформе «Беларусь для жизни, реформы для людей» (reformby.com)».
Этот портал, судя по фоновой картинке, тоже агитирует за Тихановскую. Кроме того, по данным whois, он также создан 21 июля и имеет ту же иконку, а значит, вероятно, разработан теми же специалистами. Внизу имеется приписка: «Материалы сайта созданы на основе документов платформы «Реанимационный пакет реформ для Беларуси», — и дана ссылка на сайт РПР.
Эта же ссылка на сайт РПР была и на странице Тихановской: «Обсуждайте Беларусь будущего на платформе единого кандидата от сторонников перемен «Беларусь для жизни, реформы для людей» (zabelarus.com)». Наконец, достаточно переключить сайт программы Тихановской на белорусский язык (http://reformby.com/be), как он преобразуется в сайт РПР.

Тем не менее структура программы идентична на всех трех интернет-ресурсах: 12 из 14 разделов совпадают на предвыборном сайте Тихановской, на сайте с ее подробной программой и на сайте РПР. С первых двух сайтов даны ссылки на «Реанимационный пакет реформ», а некоторые материалы размещались в одно и то же время. Все это указывает на то, что программу единого кандидата и РПР могла готовить одна команда.

Скриншот страницы программы Светланы Тихановской reformby.com /reformby.com

«Ведомости» позвонили по телефону, указанному на сайте программы Тихановской. Ответил Рымашевский. «Реанимационный пакет реформ никакого отношения к программе Светланы Тихановский не имеет», – заявил он. Хотя ранее именно Рымашевский вел презентацию программы Тихановской, ссылаясь на платформу РПР как ее основу.

Координационный совет вестернизации

«Надо работать с людьми! Германия была униженная, оскорбленная, обвешанная контрибуциями <...> и пришел Гитлер. Вы посмотрите, как он <...> поднял дух нации, как ему поверили люди! Вот нам нужны такие лидеры! <...> Так у нас есть лидер ‒ Тихановская и ее команда!» ‒ говорил Николай Соляник (доверенное лицо Светланы Тихановской), выступая 26 июля на митинге в Гродно. Впоследствии от Соляника пришлось также открещиваться, как и от РПР. Этот комичный случай заставляет задуматься об окружении нового «национального лидера» Белоруссии.

Основной состав КСО на данный момент включает 50 человек, в том числе семь членов президиума. О выборах в основной состав в регламенте совета ничего не сообщалось, но критерии отбора явно не были случайными.

Среди членов КСО – писательница Светлана Алексиевич, известная не только получением Нобелевской премии, но и определенными политическими взглядами: в интервью «Медузе», Радио Свобода, Еспресо и другим изданиям она приравнивала коммунизм к нацизму, партизан Великой Отечественной войны – к полубандитам, а Белоруссию – к «стране полицаев». Среди медийных персон – олимпийская чемпионка Надежда Остапчук, которая не любит в Белоруссии «советскость» и «отказ идти в европейскую сторону».

Члены Координационного совета оппозиции. Представителей трудовых коллективов там по-прежнему почти нет /rada.vision

Если указан представитель журналистов, то это главный редактор оппозиционной газеты «Народная воля» Светлана Калинкина, экономист ‒ Дмитрий Крук из созданного шведами негосударственного Центра экономических исследований BEROC, философ ‒ преподаватель Европейского колледжа свободных искусств Ольга Шпарага, представитель молодежи ‒ член Европейского студенческого союза Алана Гебремариам. Многие вошедшие в состав КСО бизнесмены и менеджеры работают в иностранных корпорациях или за рубежом. Анализ основного состава КСО показывает, что не менее 70% его членов – носители западных ценностей.

Рабочих в КСО почти нет: семь мест для представителей стачкомов белорусских заводов остаются вакантными, заняты только два. Один из них ‒ представитель Минского тракторного завода господин Сергей Дылевский, которые отстаивает классовые интересы рабочих весьма оригинально: «То, что у нас в Беларуси нет олигархов, далеко не достижение. Напротив, это означает, что ни один здоровый бизнесмен, будь то миллионер или миллиардер, не желает инвестировать в Беларусь и ее предприятия», ‒ говорил он в интервью New York Times.

«Я считаю, что Беларуси не нужно Союзное государство [с Россией]. Беларусь должна быть независимым самостоятельным государством», ‒ говорила Тихановская «Медузе». Прозападные настроения характерны для большей части доверенных лиц Тихановской и других оппонентов власти. Так, Сергей Тихановский в декабре 2019 г. выступил со специальным обращением против углубленной интеграции с Россией, назвав ее «аннексией» Белоруссии. Виктор Бабарико, десятилетия возглавлявший дочернее предприятие российского «Газпрома» – Белгазпромбанк, тоже высказывался за выход из ОДКБ, хотя и более деликатно: «В нейтральной стране не должно быть никаких военных объектов», ‒ говорил он. Только Валерий Цепкало, которого, по данным белорусских властей, тоже финансировали через «Газпром», не видит угрозы суверенитету от участия в совместных договорах с Россией.

«Некоторые лидеры Координационного совета боятся потерять популярность и пытаются понравиться не только на Западе, но и в России. Но их воззрения в целом соответствуют [РПР], и они сугубо в интересах западного капитализма», – считает зампред «Зеленых» Юрий Глушаков.

Прямая дорога в НАТО

«Многие партии выступают за нейтральный статус Белоруссии. Есть меньшинство, которое говорит о вхождении в НАТО, но, если будет агрессия со стороны России», — говорит Кучук. «НАТО и разрыв с Россией не звучат в повестке протестующих», — согласен Глушаков.
Тем не менее для восточно-европейских стран вступление в НАТО – это на практике необходимое приложение к членству в ЕС: среди них нет ни одной, кто бы избежал подобной участи.
Во время Евромайдана на Украине тоже открыто не о разрыве с РФ и вхождении в НАТО. Более того, к вступлению в Альянс, по данным соцопросов «Рейтинга», положительно относилась только треть украинцев. Тем не менее движение на Запад закономерно привело не только к сворачиванию сотрудничества с РФ, но и к партнерству с враждебным России военным блоком.

Отрицательная поддержка

В своем очередном обращении из Литвы Тихановская заявила, что представляет не оппозицию, а большинство народа. Однако желания народа едва ли совпадают с намерениями, обозначенными в программе лидеров оппозиции, считают эксперты.

Один из главных вопросов – какая часть населения Белоруссии поддерживает интеграцию с Россией. Как отмечал Цепкало, в конце 2019 г. Россия стала настойчиво требовать у Белоруссии принятия политической части интеграции, что вызвало недовольство у Лукашенко и сказалось на общественном мнении. По оценкам Аналитической мастерской белорусского социолога Андрея Вардомацкого (расположена в Польше), число сторонников союза с Россией хотя и снизилось с 55 до 40% к концу 2019 г., тем не менее составляет большую часть белорусского общества.

Согласно опросу Gallup, проведенному в марте 2018 г., 51% белорусов говорили о выгоде от участия в Евразийском союзе (об ущербе заявляли только 10%). Россия по-прежнему остается крупнейшим внешнеторговым партнером Белоруссии: по данным «Белстата», доля нашей страны в экспорте Белоруссии в первом полугодии 2020 г. выросла до 47%. Лидеры оппозиции явно против укрепления Союзного государства и потому не удивительно, что в КСО нет ни одного представителя пророссийских сил.

Представления белорусской оппозиции о «незалежности», обозначенные в «Реанимационном пакете реформ», включают не только выход из ОДКБ и Союзного государства с Россией, но и вхождение Белоруссии в Евросоюз и НАТО. /twimg.com

Что касается приватизации и других неолиберальных реформ, то большая часть белорусов вряд ли их поддержит, поскольку чувствует угрозу своему благополучию, считает белорусский политолог Вадим Елфимов. Между тем не только западный, но и российский капитал засуетились делить белорусские активы, сетовал Лукашенко. Тихановская признает, что готовящаяся приватизация может разочаровать людей, как это было в России. «У нас люди понимают, что придется столкнуться с трудностями <...> Все готовы потерпеть», – ответила она на вопрос Deutsche Welle о возможных негативных последствиях реформ.

Однако рабочие, которые составляют 40% всех занятых в стране, «потерпеть» вряд ли будут готовы. «[Если] на предприятиях нормальные зарплаты и все хорошо, зачем людям какая-то приватизация? Никто не хочет копать себе яму. [Лишь] кое-где люди поговаривают о передаче части акций под контроль трудовых коллективов», – рассуждает председатель оппозиционного Белорусского независимого профсоюза Максим Позняков. «В целом к приватизации относятся настороженно. Молодые сотрудники надеются, что вырастут зарплаты, однако рабочие, которые понимают, о чем речь, полагают, что новые хозяева их просто так кормить не будут, а поувольнять могут», – согласен Глушаков.

Не меньшее раздражение у части белорусов вызывает продвижение оппозицией бело-красно-белого флага и литовского герба «Погоня». Вернуться к ним, а также сделать белорусский язык единственным государственным (лишив такого статуса русский) – эти предложения также содержатся в проекте РПР о конституционных изменениях, на который Тихановская также ссылается на своем сайте. 

Отношение к этим символам в Белоруссии неоднозначное из-за ассоциаций с коллаборационизмом военного времени и развалом начала 1990-х. В Белоруссии даже взяли под охрану армии памятники Великой Отечественной войны, после того как оппозиционеры стали вывешивать на них свои флаги. «Мы не можем сегодня спокойно смотреть, как под флагами, под которыми фашисты организовывали массовые убийства <...> в этих священных местах проходят акции», – заявил министр обороны Белоруссии Виктор Хренин.

Чем закончатся протесты

«Тенденция к затуханию протеста наметилась еще две недели назад, – говорит Елфимов. – На улицах становится спокойнее. Для революции всегда нужны экономические причины, когда низы не хотят жить по-старому. Такого взрывного потенциала, сформулированного Лениным, нет. Оказалось, что и верхи могут, и низы не так уж и не хотят».

Уровень доверия к белорусской оппозиции традиционно был низким. Даже по данным независимого от властей НИСЭПИ, в 2016 г. (позднее институт исследования не проводил) ее поддерживало 21%, а не поддерживало – около 60%. «Она себя дискредитировала, потому что ассоциируется с кризисом 90-х», – считает Глушаков. Елфимов полагает, что ситуация с выборами, конечно, добавила оппозиции сторонников, но их число едва ли превышает треть населения.

Другая причина — программа. «Если бы лидеры оппозиции открыто проводили мобилизацию вокруг «Реанимационного пакета реформ», то движение сдулось бы мгновенно, поскольку эта программа не получила бы поддержку большинства белорусов. Ее не поддерживает даже большинство протестующих», – считает социолог Борис Кагарлицкий. Потому лидеры протеста и не стали подробно рассказывать о целях программы «реанимации», сосредоточившись на популистских лозунгах, добавляет он.

«Делается все, чтобы протестующих не заботил вопрос о том, в чьих интересах государственный переворот», ‒ отмечает Смирнов. «Главное – смести режим, – согласен Глушаков. – Мало кто задумывается, что будет потом». Вначале такая тактика помогала быстро набрать популярность. Но теперь, когда вожди оппозиции открещиваются от своих целей, люди задумались и получился обратный эффект, считает Кагарлицкий. «То, что [лидеры] дают задний ход, показывает, что эту битву они тактически проигрывают», – добавил социолог.

«Белорусский обыватель рассудил так: понятной программы у вас нет, команды нет. Значит, [после переворота] либо будет хаос и бардак, либо власть станет марионеткой внешних сил», – считает Елфимов. По его мнению, основная поддержка идет со стороны Польши, Литвы и Украины. «Иностранное влияние есть, и его сложно отрицать», – признается Глушаков. «Западные страны делают все возможное, стараются помочь нам, как могут», – подтвердила Тихановская в интервью польскому Onet, отвечая на вопрос о поддержке США и ЕС.

«Оппозиции сама себя подвела тем, что сразу схватилась за бело-красно-белые флаги и стала выдвигать радикальные лозунги», – считает Елфимов. Она отринула от себя тех, на чью поддержку могла бы рассчитывать, добавляет он. В итоге маятник настроений качнулся в сторону сохранения стабильности и пророссийского вектора развития. «Белорусы скорее согласятся на сохранение Лукашенко на своем посту и эволюционные изменения, необходимость которых давно назрела», – резюмирует политолог.

Социолог Андрей Вардомацкий считает, что протесты продолжатся, несмотря на лидеров и их программы. «Движение имеет шансы на победу, поскольку не устранены вызвавшие его причины: ухудшение экономической ситуации, неясная ситуация с итогами выборов, действия силовиков и другие ошибки властей, которые связывают в массовом сознании с Лукашенко. Благодаря новым медиа фундаментально изменилось гражданское самосознание. «Главное – это мотивация и энергетика протестующих. Они понимают, что быстрой победы не будет, но верят, что их большинство, и настроены на долгую борьбу», – уверен социолог.

Пример евроинтеграции: что от нее получила Украина

«В Украине демократию установили более 10 лет, но никто их ни в НАТО, ни в Евросоюз не принял. Никто никого там не ждет, их, а нас тем более», — говорил Лукашенко.
К настоящему времени Украине удалось выполнить лишь около половины требуемых ЕС преобразований, а весь путь пройдет не раньше 2025 г. но уже видны противоречивые результаты. Например, украинский экспорт в Россию снизился с $15,1 млрд в 2013 г. до $3,2 млрд в 2019 г. Экспорт в Европу за этот же период вырос с $17,1 всего лишь до $21,2 млрд. На Украине выросла безработица, социальное неравенство, число граждан с доходом ниже прожиточного минимума.
Профессор Норвежского института стратегических исследований Эрик Райнерт предупреждал в 2015 году, что в соглашении об ассоциации с ЕС «отсутствует равенство» партнёров: если украинская промышленность будет мешать европейской, то будут установлены ограничения на экспорт».