Доля граждан, желающих видеть Россию сверхдержавой, снижается

Но она должна входить в число самых влиятельных, считают опрошенные ВЦИОМом
Уходит то поколение, которое помнит СССР /Максим Стулов / Ведомости

Согласно данным опроса, проведенного ВЦИОМом и опубликованного 15 сентября, число граждан, выбирающих цель возврата статуса сверхдержавы, снизилось с 2014 г. с 42 до 31%. Относительное большинство респондентов, 44%, ответили, что самая важная цель для страны – «быть одной из 10–15 экономически развитых и политически влиятельных стран мира».

Самой популярной цель вхождения в число самых экономически развитых стран мира является у людей в возрасте 18–24 года, так считают 51% из этой части респондентов. Чуть меньше, 50%, выделяют эту цель в группе 25–34 года. В группах 35–44 и 60 лет и старше так думают 42% респондентов. Наименьшей популярностью, 40% респондентов, эта идея пользуется в группе 45–59 лет.

Руководитель департамента исследований ВЦИОМа Степан Львов пояснил «Ведомостям», что на позиции россиян по вопросам задач страны самое значительное влияние оказывает не экономический кризис, а политическая обстановка и информационная повестка: «Акценты сместились в сторону экономики, стало больше понимания того, что сильная и самодостаточная экономика обеспечивает сегодня высокий статус страны в мире».

Сокращение количества россиян, говорящих о желательности превращения России в сверхдержаву, понятно: сам термин «сверхдержава» постепенно уходит из политического дискурса, отмечает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. «Здесь, наверное, есть еще и элемент смены поколений – уходит то поколение, которое помнит СССР», – добавляет эксперт. Для более молодых групп понятие «сверхдержавность», вероятно, носит абстрактный характер, продолжает собеседник: «Им вообще не совсем ясно, что в него вкладывается. Можно ли считать сейчас США сверхдержавой с учетом того кризиса, в котором Америка сейчас оказалась?»

Сдвиг акцента в общественном мнении в сторону экономического развития понятен, указывает эксперт: «Сейчас экономическая ситуация, к сожалению, для многих россиян не улучшается, а ухудшается». Но в целом идеи России как великой страны не уходят в прошлое, несмотря на то что, с точки зрения граждан, внешнеполитические победы уже вряд ли могут считаться адекватной заменой прогрессу в социальном и экономическом развитии, отмечает Кортунов. По опросам, внешняя политика России в меньшей степени является предметом критики, чем внутренняя, а министры иностранных дел и обороны Сергей Лавров и Сергей Шойгу остаются самыми популярными, напоминает эксперт. Это в целом говорит о соответствии внешней политики России устремлениям многих россиян. «Но мне кажется, люди не склонны делать вывод о том, что наши внешнеполитические успехи и наши внутренние проблемы растут из одного корня», – говорит Кортунов. Все сравнительные преимущества российской внешней политики – возможность принимать быстрые внешнеполитические решения, мобилизовывать ресурсы, в каком-то смысле игнорировать общественное мнение и сохранять секретность – это такая же часть сложившейся в России системы, как и всё остальное, что определяет и невысокую эффективность нашей экономики, поясняет собеседник. «Вот этого соотнесения в нашем общественном сознании нет. Поэтому есть представление, что Лавров молодец, а, скажем, Минэкономразвития недотягивает. Это понятно и, кажется, характерно для многих стран. Но рано или поздно этот разрыв должен быть каким-то образом преодолен», – резюмирует Кортунов.