Чему учит здание школы

Архитектура как фактор успешного образования
Выделяемых государством средств вполне достаточно для того, чтобы выстроить современную школу по индивидуальному проекту, с нестандартным оборудованием, качественным ремонтом и благоустроенной территорией. Можно привести в пример муниципальную школу на 2100 учеников, спроектированную для города Троицка /Архитектурное бюро Asadov_

К началу этого учебного года в поселке Коммунарка Новой Москвы открылась школа-гигант. Здание площадью 24 000 кв. м, способное вместить 1100 учеников, стало 18-м корпусом школы № 2070. Теперь это самая большая государственная школа в России. Здание построено на средства частного инвестора, концерна КРОСТ, в составе ЖК «Новая звезда».

«Школа построена с применением новейших наработок в области строительства образовательных учреждений с учетом самых современных мировых стандартов», – говорит первый заместитель генерального директора КРОСТ Марина Любельская. Четырехэтажное здание спроектировано на основе так называемой системы крыльев, расположенных вокруг центрального ядра. Потоки учащихся разведены, много отдельных выходов на улицу, учебные классы хорошо освещаются. В самом ядре размещается общественное пространство – столовая, актовый зал по типу амфитеатра, хореографический и спортивные залы, медиатека, библиотека, рекреационные зоны с возможностью отдыха и общения детей. В целом 40% площади занимают учебные классы, 30% – инфраструктура, еще 30% – функциональные рекреационные площадки. На каждого ребенка приходится по 22 кв. м пространства, что существенно выше московских нормативов (13,8–16,3 кв. м на ученика).

Хорошее образование – базовая ценность общества. Безусловно, качество обучения зависит от уровня учителей, программы преподавания, рейтинга школы. Но немалую роль играет и то, в каких условиях происходит обучение, – от технического состояния, архитектуры и возможностей школьного здания. Современным детям интересно учиться в новых пространствах, оснащенных современным оборудованием. А когда учиться интересно, то и успех достигается проще. В России процесс строительства школ нового типа только начинается.

Дети на площадке школы в поселке Коммунарка /sch338tn.mskobr.ru

Модернизация старого

Конечно, нельзя однозначно утверждать, что из современного здания рейтинговой школы выйдет более образованная и успешная личность, чем из стандартного «квадратика» 1970-х. Но строить школы по образцу старых советских по крайней мере несовременно. Сегодня разработаны типовые проекты, отвечающие новым требованиям. А старые школьные здания приходится модернизировать настолько, насколько позволяет их планировка, и менять предназначения помещений: одни классы адаптировать под компьютерные, другие – под залы хореографии; раздевалки, которые в отдельных школах размещались в подвалах, переносить на первые этажи согласно новым требованиям. По возможности старые здания дополняют современными корпусами на той же территории.

Реестр повторного применения

Проекты возводимых сегодня типовых школьных зданий включены в Реестр проектов повторного применения Минстроя. Реестр насчитывает более 1000 позиций, на 2019 г. в него включено 400 проектов детских садов, 285 школ, 106 жилых домов, 87 спортивных зданий и сооружений, 59 объектов здравоохранения, 20 объектов культуры, 19 коммунального и 13 социального обслуживания, 12 административных зданий, 11 линейных объектов.

«Ведомости» попросили педагогов провести письменный опрос среди учеников: что бы они сами хотели улучшить в своих школах. Пожелания у всех оказались одинаковыми: мягкая мебель, столики в рекреации, теннисные столы, книжные стеллажи и полки. «В школе больше всего не хватает рекреационного пространства, – соглашается куратор гуманитарного профиля МОК «Запад» Ксения Молдавская (отделение школы расположено в стандартном блочном трехэтажном здании постройки 1970-х гг. – «Ведомости»). – Конечно, рекреации есть. По ним можно чинно ходить, даже бегать, когда дежурный учитель отвернется. Но и только». В идеале, считает педагог, внутренняя рекреация должна быть творческим пространством, где можно общаться с друзьями, сидя на диванах за журнальными столиками, собирать из легких столов и складных стульев модули для настольных игр или совместной работы, играть в настольный теннис, рисовать на стенах с эффектом меловой или маркерной доски, смотреть кино и т. п.

Педагоги стараются учесть пожелания детей и родителей, адаптировав школу к новым требованиям. Вопросы оснащения рекреационных зон решаются на уровне школы (каждая школа получает бюджет «на ремонт» и «на развитие», который может расходовать по своему усмотрению, размер бюджета напрямую зависит от места школы в московском рейтинге). «Я вот буквально сейчас как раз и занимаюсь составлением списков и заявок на закупку мягкой мебели, складных стульев, столов, теннисных ракеток и красок со спецэффектами, – рассказывает Молдавская. – Но есть вещи, которые руководство государственной московской школы само решить не может».

Речь идет о возможности выхода детей на улицу из здания до конца учебного дня. В Москве во время перемен ученикам прямо запрещается гулять даже на территории школьного двора. «Это глупо и жестоко. Желая уберечь детей от травм – по крайней мере такая причина декларируется, – мы лишаем их свежего воздуха, возможности двигаться и побыть наедине с самим собой, собственно детства наконец», – рассуждает Молдавская. А ведь школьная территория могла бы стать той самой рекреационной зоной с пространствами для активного отдыха, тихого общения, медитации в одиночестве или в небольшой компании.

Есть проблема и с организацией пространства для инклюзивного образования. «В ряде школ вырос поток детей с ограниченными возможностями. Но в старых зданиях не хватает кабинетов и для открытия новых классов, и для специалистов, оказывающих этим детям коррекционно-развивающую помощь, – рассказывает Дарья Максимова, тьютор одной из школ СЗАО Москвы. – В школах недостает сенсорных комнат, в которых дети могли бы получить необходимую им эмоциональную и физическую разгрузку. Особенно такие помещения важны для учеников с расстройством аутистического спектра. В большинстве классов не хватает разделения зон на игровую и учебную. В ограниченном пространстве у детей отсутствует возможность полноценного отдыха перед предстоящей умственной нагрузкой».

В инклюзивных классах должно быть жесткое разделение пространства в виде перегородок. Ведь там обучаются дети разных нозологических групп и на некоторых уроках учеников приходится делить на более мелкие подгруппы. В архитектуре строящихся зданий стараются учитывать особенные потребности детей. Но как быть со старыми? По закону все дети имеют равные права на образование и, соответственно, каждый ребенок имеет право посещать районную школу. Родителям надо лишь принести справку, в которой указан диагноз ребенка, а школа обязана обеспечить учебный процесс. На деле все это красивая теория, реализовать которую на практике можно далеко не всегда, считают учителя. «Например, для учеников с нарушениями слуха должны быть созданы классы и зоны с бегущей строкой для оповещения детей о начале и окончании урока и другой важной информацией, должны быть установлены индукционные петли, – рассказывает Максимова. – Для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата необходимо установить пандусы или лифты для доступа к кабинетам на разных этажах. Для детей с нарушениями зрения важно иметь дублирующие таблички со шрифтом Брайля и в классах, и в общих зонах, тактильные плитки на полу и поручни на стенах для облегчения ориентации в школьном пространстве». Ничего этого во многих школах нет.

Школа с новым подходом

«Вовсе не обязательно, что в стандартном здании старого типа дети будут учиться хуже, чем в школе, расположенной в современном здании. Да и современность школы отнюдь не панацея, из нее не будут выпускаться сплошные вундеркинды, – рассуждает руководитель архитектурной мастерской Градостроительного института пространственного моделирования и развития «Гипрогорпроект» Иван Брызгалов. – Однако мир очень сильно изменился. Привычный метод обучения детей посредством вкладывания в их головы сухих фактов без практики их применения с каждым годом сдает свои позиции. Сейчас практикуется гибкий, вариативный подход с упором на мотивацию получения знаний и навыки их правильного использования. Логично, что требования к архитектуре образовательных учреждений поменялись».

Цена вопроса

Сметная стоимость объекта капстроительства не должна превышать предполагаемую (предельную) стоимость строительства, определенную с применением утвержденных Минстроем России укрупненных нормативов цены строительства (НЦС). Стоимость строительства школы с использованием НЦС разнится в зависимости от региона. Так, базовый НЦС для школы на 550 учеников равен 377,9 млн руб. Но, например, в Архангельске такая школа будет стоить 560,2 млн руб., а в Краснодаре – 323,8 млн руб.

По его мнению, архитектура в школах становится своего рода еще одним учителем, несет в себе педагогический смысл, способствует обучению и развитию. «Мы проектируем школы таким образом, чтобы в них было удобно учить, учиться и общаться. Фактически школа приобретает черты социального хаба, нацеленного на плодотворное взаимодействие учеников с учителями и наоборот», – продолжает Брызгалов. При этом необходимо понимать, что вся эта современность не перечеркивает вековые образовательные традиции, а, скорее, дополняет и адаптирует их к текущим реалиям.

«Обучение – это не просто чтобы было удобно сидеть за партой и хорошо видеть, что написано на доске. Сегодня необходимо работать в командах, двигаться, а значит, менять пространство классов», – уверена соучредитель и директор частной школы «Взмах» Елена Морозова. Соответственно, речь идет о трансформируемой мебели, просторе, позволяющем организовать конференцию, поставить парты в круг, имитируя заседание ООН или другого принимающего решения органа. Любая группа должна иметь возможность уединиться и работать самостоятельно, с ноутбуками. Должны быть продуманы вопросы освещения, причем не только над центром класса. Очень полезно размещать информацию на стенах, обновляя ее.

«Классы, которые предоставляет стандартная школа, обычно не удовлетворяют таким потребностям. Новые частные школы стремятся уйти от стереотипа «класс – коридор». Дети проводят в школах много времени, и архитекторы пытаются учесть все нюансы, чтобы они могли не только сидеть за партой, но и жить, общаться, наслаждаться пространством», – говорит Морозова. В таких школах создают холлы, где используются нестандартные новинки – например, можно спуститься с этажа на этаж не по лестнице, а с безопасной горки. Предусматривают модули, позволяющие устроить сцену или организовать большую общую игру, просторные рекреации, библиотеки – места для активных занятий и уютные уголки, где можно забраться с ногами на диван, чтобы почитать. Есть примеры с огромными арт-мастерскими, мольбертами, большими столами, теле- или видеостудиями, мастерскими, где дети своими руками создают различные поделки.

Но неправильно думать, будто только частная школа способна предложить ребенку современное удобное пространство и нестандартное оборудование классов. Все это можно получить и в обычной государственной. «В частных школах предусмотрены мастерские, залы для занятия музыкой, проведения танцевальных вечеров, бассейны, актовые залы. Таких площадей в типовых проектах нет. Но это не означает, что подобных площадок совсем нет в муниципальных школах, – поясняет Ольга Тумайкина, коммерческий директор ГК ФСК. – В подмосковном Путилкове, в ЖК «Новое Тушино», мы возвели муниципальную школу с двумя спортзалами, бассейном, актовым залом с актерскими мастерскими, также в школе много лабораторий и самых разных мастерских». Школы, помимо деления на частные и государственные, делятся еще и на построенные за государственный счет (обычно типовые, возводимые строительными управлениями, выигравшими контракт на выполнение работ в рамках конкурсной процедуры) и созданные девелоперами в рамках своих обязательств перед городом или муниципальным образованием. Застройщик, получая разрешение на строительство жилья, берет на себя ряд обязательств по развитию социальной инфраструктуры, иначе ему просто не предоставят участок. Соответственно, девелопер строит школу, а потом передает ее городу в рамках выполнения этих своих обязательств.

Типовое против индивидуального

«Реестр типовых проектов школ обладает очень ценным для государственных заказчиков свойством, – рассказывает Брызгалов. – Он позволяет в крайне сжатые сроки возводить большое количество объектов по заранее отработанной технологии. С учетом планов Министерства образования и науки по объемам строительства школ это весомый плюс для госзаказчика».

PISA-фактор

Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся PISA (Programme for International Student Assessment) – мониторинговое исследование качества общего образования, которое отвечает на вопрос, обладают ли 15-летние школьники, получившие обязательное общее образование, знаниями и умениями, необходимыми для полноценного функционирования в современном обществе и решения задач в различных сферах деятельности и социальных отношений. Программу ведет ОЭСР. Исследование, в котором принимает участие 79 стран, проводится раз в три года по трем направлениям: естественнонаучная, математическая и читательская грамотность. Первый тест был проведен в 2000 г., последний – в 2018-м. В среднем результат российских школьников за этот период повысился по читательской и математической грамотности и практически не изменился по естественнонаучной. При этом в 2018 г. в целом по всем трем направлениям Россия заняла 30-е место, а Москва среди городов мира оказалась на пятом.

Все типовые проекты соответствуют важным нормам, обеспечивающим безопасность и здоровье учеников. «Можно утверждать, что они устарели только с точки зрения оформления фасадов и тенденций в дизайне и архитектуре, не более», – считает Алексей Журихин, генеральный директор «ЭталонПроекта» (входит в группу «Эталон»). «В школе с типовой архитектурой также можно выстроить комплексную образовательную среду, наполнив ее современным содержанием, и систему внешних взаимодействий», – добавляет директор по маркетингу, развитию и продажам компании «Доброград девелопмент» Анна Комарова.

В защиту типовых школ выступает и руководитель проектной группы ПИ-2 (входит в «Главстрой-регионы»), архитектор школы в ЖК «Столичный» Екатерина Конева: «Типовые проекты не требуют повторной экспертизы и ниже по стоимости, чем индивидуальные. Это экономит и время, и средства заказчика в лице муниципалитетов или девелоперов». К тому же типовые проекты постоянно модернизируются, например закладываются дополнительные помещения для внеклассной работы. Хотя у них есть и недостатки – отсутствие подчеркнутой индивидуальности как во внешнем виде, так и во внутреннем наполнении.

«Тем не менее если есть возможность адаптировать проект школы под определенное направление, то индивидуальный проект будет, конечно, более удачным решением», – продолжает Журихин. Тем более что даже за счет средств бюджета возводят не только типовые школы. «Конфигурация земельного участка, выделенного под школьное здание, зачастую не позволяет реализовать на нем типовой проект. Это одна из основных причин, почему строят школы по индивидуальным проектам», – объясняет Журихин. Нетиповой проект, соглашается Конева, необходим в ситуациях, когда возникает сложность с «посадкой» типовой школы. На это решение влияет целый ряд факторов – инсоляция помещений, этажность, площадь застройки и общая площадь здания по проекту планировки территории, форма участка и существующие ограничения (например, санитарно-защитные зоны, расстояние от примыкающих к участку строений).

«В Москве главная причина, по которой не получается строить типовое здание, – сама территория развития. У застройщиков чаще всего небольшие участки, они не всегда могут построить отдельно стоящие здания и вынуждены встраивать школы и детские сады в существующий участок», – говорит Тумайкина. Другая причина – определенный уклон, специализация школы. Например, спортивные и музыкальные школы или школы с расширенной образовательной программой требуют дополнительных площадей. В таких случаях используются нестандартные подходы к проектированию и строительству зданий.

Застройщик в плюсе

Как считают эксперты, выделяемых государством средств вполне достаточно для того, чтобы построить современную нетиповую школу, с современным оборудованием, качественным ремонтом и благоустроенной территорией. Главное – продумать эффективные решения. Многое зависит от качественного проектирования, с которого все и начинается. В качестве примера можно привести муниципальную школу на 2100 учеников, спроектированную архитектурным бюро Asadov для Троицка (Новая Москва), строящуюся за счет бюджета. Школа не типовая, но полностью укладывается во все финансовые нормативы. Бюджетные рамки не помешали архитекторам создать современное пространство с обсерваторией, большим мобильным актовым залом, зоной рекреации и кабинетами-трансформерами. Завершить строительство планируется в ближайшие два года.

Проект школы в Троицке /Архитектурное бюро Asadov_

Но это скорее исключение, чем правило. Более прогрессивными являются, как правило, школьные здания, возводимые девелоперами за свой счет. Причем они могут быть как частными, так и передаваемыми после окончания строительства городу. К последним и относится уже упомянутая школа № 2070 в Новой Москве, построенная концерном КРОСТ в составе ЖК «Новая звезда». Школа обошлась девелоперу в 2,3 млрд руб. В удельных величинах затраты составили 2,1 млн руб. на одного ученика. Это выше существующих московских нормативов (1,5–1,8 млн руб. на ребенка).

В случае когда государство выкупает здание у застройщика, нормативы стоимости обычно устанавливаются в расчете на одного ученика и различаются в зависимости от площади школы, ее обеспечения бассейнами, спортплощадками и т. д. – чем больше здание, тем меньше затраты на одного школьника. Различаются нормативы и по регионам. Например, в Санкт-Петербурге нормативный интервал стоимости создания одного учебного места шире, чем в Москве, – 1,16–1,9 млн руб. При этом за типовые школы на 825 учеников город готов платить не более 1,32 млн руб. за место. «Строительство школы по индивидуальному проекту обойдется бюджету приблизительно в ту же сумму, что и строительство по типовому, при одинаковых требованиях к школе, – рассказывает Журихин. – Сам проект будет стоить дороже, но дополнительные затраты на проектирование компенсируются на этапе строительства и эксплуатации за счет более эффективных планировочных и инженерных решений, которые можно реализовать в индивидуальном проекте».

Индивидуальный проект совсем не обязательно должен быть вычурным. Многое зависит от концепции, материалов. «К примеру, если в новой школе предусмотреть отделку фасадов из кирпича ручной формовки или натурального камня, выполнить дорогостоящее благоустройство, то на строительство и эксплуатацию такой школы должно быть направлено, конечно, больше средств, чем на создание типовой», – поясняет Журихин.

Возможны и гибридные подходы. Например, в ЖК «Серебрица» в Химках (девелопер «Сити – XXI век») при строительстве использовали типовой проект, но с индивидуальным фасадным концептом, который согласовали с жителями. К разработке здания школы привлекли экспертов центра психологического сопровождения образования «Точка Пси», благодаря чему учли важные нюансы при планировании и организации пространства. «Стены кабинетов, выходящие в рекреацию, будут частично прозрачными, чтобы создалось ощущение открытости в рекреациях небольшой площади зального типа. Часть кабинетов будет оснащена мобильными перегородками, что позволит оперативно создавать большие образовательные пространства, – рассказывает директор по продукту «Сити – XXI век» Мария Могилевцева-Головина. – Большое внимание уделили прилегающей территории. В школьном дворе создадут учебно-опытные зоны, зоны с трибунами для проведения лекций на открытом воздухе и театром – своеобразное пространство для межпредметного взаимодействия, спортивную зону».

Девелоперы, строящие школы, преследуют сугубо прагматические цели – образовательные пространства рассматриваются сегодня как конкурентный продукт, повышающий привлекательность жилых комплексов. «Наличие хорошей школы и детского сада – важный фактор, который наряду с локацией и архитектурой влияет на капитализацию проекта, – говорит Комарова. – Ради хорошей школы семьи готовы менять место жительства, причем переезжать не только в другой район, но даже в другой город. Школы и детские сады, обеспечивающие развитие и социализацию талантливых и способных детей, стали своего рода точками притяжения для горожан».

Образовательная инфраструктура, которая ранее воспринималась застройщиками как обременение, может стать маркетинговым преимуществом проекта, согласна Могилевцева-Головина. «Школа, построенная по современному проекту, может увеличить продажи жилья. Это важная часть продукта, особенно в проектах комплексного освоения территории», – резюмирует она.

/«Объединенные проекты»

Стадион на школьной крыше

В России около 40 000 школ. В 2020 г. только в рамках нацпроекта «Образование» (не считая школ, строящихся по городским программам) будет создано еще около 150 школ – 43 введены к 1 сентября, еще 96 откроется до конца года.
Очевидно, что большая часть школьных зданий относится к старому фонду и уйти от этого в ближайшее время вряд ли удастся. Между тем необходимость в новом типе школьного пространства обусловлена новой парадигмой образования, поэтому постепенное замещение старых зданий новыми неизбежно. Конечно, это произойдет не в ближайшем будущем и не коснется памятников архитектуры. Но в Москве уже есть подобные примеры. Так, на улице Советской Армии в начале 2000-х гг. снесли старую школу постройки 1930-х гг., на ее месте возвели здание с классами-трансформерами, несколькими залами для разных видов физической активности – танцзалом, спортзалом и даже открытым стадионом на крыше – по проекту площадь школы значительно расширилась, места для обязательного для государственного образовательного учреждения стадиона не осталось, и его решили перенести на крышу. За этот проект ЗАО «АРСТ» получило архитектурную премию «Хрустальный Дедал».