Что известно о нобелевских лауреатах, открывших вирус гепатита C

Нобелевскую премию по физиологии и медицине 2020 г. получили Харви Дж. Альтер, Майкл Хоутон и Чарльз Райс
Каждая Нобелевская премия не может быть присуждена более чем трем лицам /Reuters

В 1976 г. Нобелевскую премию по физиологии и медицине получил Барух Бламберг за исследование вируса гепатита В. Благодаря ему ученые смогли разработать диагностические тесты, которых очень не хватало другому ученому, Харви Дж. Альтеру из Национального института здравоохранения США. Он исследовал случаи заражения гепатитом при переливании крови. Тесты на гепатит В показали: этот вирус виноват в 30% заражений. Вскоре появился тест на гепатит А – и выяснилось, что через кровь он не передается. Но почему происходят остальные 70% случаев заражения при переливании крови? Потратив немало усилий, Альтер с коллегами смог доказать: существует еще один – неизвестный науке – вирус гепатита.

Эстафету подхватили в фармацевтической фирме Chiron. Ее сотрудник Майкл Хоутон с коллегами выделил генетическую основу этого таинственного вируса, вызывающего гепатит С. Это было нелегко: традиционные методы не давали результата более 10 лет. Хоутон придумал новую стратегию, исследовал множество образцов, но добился своего, отмечается в пресс-релизе Нобелевского комитета.

Наконец, Чарльз Райс из Вашингтонского университета в Сент-Луисе занялся дальнейшими исследованиями генетической структуры вируса и представил неопровержимые доказательства, что именно найденный его коллегами вирус вызывает гепатит.

Их усилия позволили разработать тесты на гепатит С и свести риск заражения им при переливании крови к статистической погрешности. Более того, скоро может быть разработана вакцина против этого вируса. В понедельник, 5 октября, все трое стали лауреатами Нобелевской премии по физиологии и медицине.

Как Альтер стал писать стихи

/NIH History Office

Автобиографическую статью в журнале Hepatology Альтер назвал в духе Стенли Кубрика: «Непройденная дорога, или как я научился любить печень».

Альтер родился в 1935 г. «Поскольку я единственный сын еврейских родителей в Нью-Йорке, мне было предопределено стать врачом», – рассказывал он. Фактически это была несбывшаяся мечта его отца – он родился в семье с девятью детьми и денег, чтобы выучиться на врача, просто не хватило. Зато отец стал успешным бизнесменом, обожал читать Science Digest и разные медицинские издания – и сына отправил в Рочестерский университет постигать медицину. Альтер, правда, мечтал стать бейсболистом. Но к счастью для всего человечества, у него не было никаких физических данных для этой игры.

Долгое время карьера исследователя Альтера не привлекала. Он мечтал открыть собственную врачебную практику. Он устроился интерном в Strong Memorial Hospital, получал всего $50 в месяц, но был весьма доволен жизнью. Много ли надо холостяку, если жилье и питание госпиталь предоставлял бесплатно? Но в 1961 г. Альтер получил одно из самых неприятных писем в своей жизни – правительство США приглашало его отбыть воинскую повинность. 30 ноября ему предстояло явиться в Форт-Нокс, чтобы затем отправиться служить в Берлин. Времени, чтобы уклониться от выполнения гражданского долга, оставалось в обрез. Альтер стал срочно устраиваться на работу в Национальные институты здравоохранения (NIH) – они давали бронь от армии. Так он свернул с пути, который вел к частной практике, и начал карьеру исследователя.

Альтер занялся исследованиями, связанными с банками крови. «Моя гипотеза заключалась в том, что люди, которым переливали кровь, могут подвергаться воздействию белков сыворотки, отличных от их собственных, и вырабатывать антитела (АТ), которые могут вызывать лихорадку или другие вредные реакции», – пишет он. В 1962 г. приятель свел его с ученым, который занимался примерно тем же и использовал похожие на придуманные Альтером методы. Звали ученого Барух Бламберг. Альтер неофициально присоединился к команде Бламберга и уверяет, что он стал первым, кто обнаружил антиген, который позже был идентифицирован как поверхностный белок вируса гепатита В.

Впрочем, ни Бламберг, ни его команда не искали тогда гепатит – они занимались исследованиями лейкемии. В ином случае, возможно, вирус гепатита В был бы открыт лет на пять раньше.

Альтер упустил еще один шанс получить Нобелевку с Бламбергом. В 1964 г. тот перешел из NIH в Онкологический центр Фокс-Чейз в Филадельфии. Он предлагал Альтеру официально присоединиться к его команде, но у Альтера были другие планы. А согласись он – мог бы стать соавтором открытия гепатита В.

Альтер в том же 1964 году ушел из NIH, чтобы пройти второй год ординатуры. В конце концов это привело его в Джорджтаунский университет. Там он дорос до руководителя отдела гематологических исследований, где поровну делил время между общением с пациентами и исследованиями. Исследования привлекали его все больше, а идея частной практики – все меньше. Поэтому, когда в 1969 г. его позвали обратно в NIH, чтобы продолжить исследования с заболеваниями, передающимися при переливании крови, он с радостью согласился.

В 1973 г. были разработаны высокочувствительные тесты на гепатит В – и вот тогда Альтер с коллегами с удивлением обнаружили, что на него приходится только 30% случаев заражений. Через два года они смогли протестировать образцы зараженной крови на гепатит А – и не обнаружили ни единого его следа в образцах. Если это не А и не В, значит, это какой-то другой гепатит, решили Альтер и другие исследователи. Чтобы доказать это, потребовалось 15 лет.

В 1988 г. Альтер даже написал ироническое стихотворение, которое начиналось так:

Я думаю, что никогда не увижу

Этот вирус, который не А и не В,

Вирус, который я не могу выделить,

Но все же я знаю, что он в печени!

Однако прорыв произошел в том же 1988 году. Когда Альтер и его команда доказали существование нового вируса, на его поиски бросились ученые из различных институтов и компаний. В 1990 г. были выпущены тесты на гепатит С. К 1997 г., после внедрения тестов следующего поколения, риск передачи вируса через переливание оценивался как 1:2 000 000. «Это примерно так же, как от удара молнии», – шутит Альтер. Он надеется, что благодаря усилиям ученого сообщества за свою жизнь увидит всю историю гепатита С: с момента открытия почти до полного исчезновения.

Как Хоутон отказался от ультиматумов

/UNIVERSITY OF ALBERTA

Хоутону уже пытались вручить премию за вклад в открытие вируса гепатита С. В 2013 г. престижную Международную премию Гайрднера, которую называют маленькой Нобелевкой в области медицины, присудили трем исследователям этого вируса: Альтеру, Дэниэлу Брэдли из агентства минздрава США CDC, и Хоутону. Первые двое награду приняли с благодарностью. А вот Хоутон выдвинул условие: либо лауреатами делают также двух его коллег из компании Chiron, Кви-Лим Чу и Джорджа Куо, либо он отказывает от награды (на кону стояли не только почести, но и 100 000 канадских долларов). Но организаторы премии не поддались на ультиматум.

«В своем завещании доктор Нобель говорил, что лауреатов не может быть больше трех. Все другие крупные награды, как правило, копируют это и ограничиваются тремя [награжденными]. Это устарело, – жаловался Хоутон CBC News. – Во времена основания Нобелевской премии исследования проводились одним или двумя людьми в небольшой лаборатории. Теперь это делают большие команды в нескольких лабораториях».

Справедливости ради надо отметить, что Хоутон не в первый раз просил наградить вместе с ним Кви-Лима и Куо, но ничего не добился. В отличие от истории с премией Гайрднера он не отказался в 1993 г. от премии Роберта Коха, в 2000 г. – от премии Ласкера и теперь от Нобелевской премии. Он уже заявил журналистам по Zoom: «Было бы слишком высокомерно с моей стороны отвергнуть Нобелевку».

Хоутон родился в 1949 г. в Великобритании. На то, чтобы стать микробиологом, его вдохновила книга о Луи Пастере. Окончив Университет Восточной Англии и Королевский колледж Лондона, он долгое время работал в американской компании Chiron, где и совершил свои открытия. С 2010 г. он работает в канадском Альбертском университете. Там Хоутон вместе с директором-основателем Института вирусологии Ли Ка Шинга Лорном Тирреллом в 2012 г. разработали вакцину против гепатита С. Ее доклинические исследования (без испытаний на людях) должны окончиться в начале следующего года.

Хоутон с коллегами разработали субъединичную белковую вакцину, т. е. в организм вводится не убитый или ослабленный вирус, а его белок, который и вызывает иммунный ответ. Пандемия внесла коррективы в их работу. В мае ученые стали одним из 11 коллективов, получивших грант на разработку вакцины против SARS-CoV-2 (2019-nCoV). Федеральное канадское агентство CIHR и фонд Alberta Innovates выделили им $750 000. Хоутон уверял, что разработанная для вакцины против гепатита С технология поможет быстро создать вакцину против SARS-CoV-2. Тем более что он уже разработал одну вакцину против коронавируса: заказ поступил во время вспышки атипичной пневмонии в 2003 г. и всего за год Хоутону с коллегами удалось создать перспективный препарат. Увы, к этому времени заболевание исчезло само собой.

Почему Райс не лечит животных, а убивает их

/Rockefeller University

Чарльз Райс, единственный ребенок оценщика страховых выплат и домохозяйки, родился в 1952 г. в Калифорнии. С детства он любил животных и шутил, что собаки заменили ему братьев и сестер. Поэтому он мечтал работать ветеринаром и поступил в Калифорнийский университет в Дейвисе. Но ему попался отличный профессор по биологии, который увлек его перспективой академической карьеры. Так Райс оказался в аспирантуре Калифорнийского технологического института, где его покорила новая тема: РНК-содержащие вирусы. Он был в команде ученых, установивших последовательность структурных белков вируса лихорадки Синдбис, передающейся комарами. Исследования Райса других вирусов привели к тому, что ученые выделили отдельное новое семейство – флавивирусы, включающие вирусы желтой лихорадки, денге и вирусы Западного Нила. Что еще более важно – их вклад в исследование генома желтой лихорадки позволили создать вакцину против нее.

Перспективного ученого в 1986 г. переманил к себе Вашингтонский университет в Сент-Луисе. Однажды Райсу позвонили из FCA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) и спросили, интересно ли будет ему на базе вакцины против желтой лихорадки создать вакцину от гепатита С. Как раз в 1989 г. исследователи из компании Chiron выделили его возбудителя.

Руководство университета было не против, и Райс взялся за работу. Она оказалась куда сложнее, чем казалось поначалу. Только в 1997 г. команде Райса удалось клонировать РНК вируса гепатита – без этого невозможно было изучать его в лаборатории.

В 2001 г. Райс переехал в Нью-Йорк, чтобы занять должность преподавателя в Университете Рокфеллера. Там Райс с коллегами сделали множество новых открытий, исследуя вирус гепатита С. Но он жаловался, что единственные животные, на которых можно проводить исследования этого вируса, – шимпанзе. Они дорого стоят, в распоряжении ученых их немного, что не дает собирать большие объемы информации, и к тому же крепнет движение за отказ от экспериментов на приматах.

Увы, мыши и другие лабораторные животные не заражаются человеческим гепатитом С. Но Райс сотрудничает с ученым из Массачусетского технологического института Сангитой Бхатиа, которая работает над выращиванием искусственной человеческой печени. Сделать пригодный для пересадки орган у нее пока не получилось, но для исследования вируса ее технологии вполне подходят.