Почему Греция хорошо переносит карантин

И как главный инфекционист  Греции Сотирис Циодрас  стал  спасителем нации
Директор Комитета по инфекционным заболеваниям при Минздраве Греции Сотирис Циодрас /Stelios Misinas / Reuters

Сотирис Циодрас – директор комитета по инфекционным заболеваниям при минздраве Греции, посадивший страну на 42-дневный карантин весной и закрывший двери храмов для прихожан. И это в государстве, 98% населения которого относят себя к верующим православным. Как ни удивительно, несмотря на все это, Циодрас стал народным любимцем. Рейтинг у него выше, чем у звезд шоу-бизнеса. Согласно опросу Galop Marc в апреле, в разгар карантина, 94,6% греков относились к нему «положительно» или «скорее положительно».

В народе его называют спасителем нации – собственно, его имя и означает по-гречески «спаситель». Циодрас забил тревогу, еще когда в стране не было ни одного заразившегося, и убедил власти начать борьбу с коронавирусом загодя. Когда вирус пошел по стране, каждый день в 18 часов греки бросали дела и включали телевизор, где Циодрас рассказывал о борьбе с инфекцией и призывал соотечественников помогать в этой борьбе всеми силами. Он вел себя как обычный человек, и, даже когда приходилось критиковать поведение соотечественников, ему удавалось избегать менторского тона и не вызывать неприятия.

Кстати, он выгодно смотрелся на фоне второго постоянного участника телевизионных брифингов – замминистра гражданской обороны Никоса Хардалиаса. Фактически они разыгрывали партию плохого и доброго полицейского. Хардалиас говорил о «нулевой терпимости» к нарушителям и обрушивался на тех, кто осмелился покинуть дом по надуманным, на его взгляд, предлогам, – например, на грека, который пошел помыться к знакомым из-за поломки водопровода. «Остынь, Хардалиас! <...> Люди проявляют чудеса терпения, а ты им угрожаешь», – писала газета Ta Nea в апреле и сравнивала чиновника с привыкшим действовать только силой Чаком Норрисом всего лишь потому, что Хардалиас раскритиковал пенсионеров за очереди у банкоматов.

А Циодрас, едва сдерживая слезы, делился цифрами – сколько греков умерло от COVID-19 – и призывал людей защитить своих близких. Но этой паре удалось главное: вызвать доверие к действиям государства.

Как вводили карантин

Карантин в Греции стали вводить еще в начале марта, а жесткий локдаун объявили с 23 марта. С 4 мая началось постепенное снятие ограничений. 24 мая Циодрас и Хардалиас провели последнее ежедневное телевыступление. Не были бы приняты меры, Греция оплакивала бы 13 685 смертей из-за коронавируса, объявил Циодрас. Однако в стране с населением чуть меньше 11 млн жителей на тот момент умер 171 человек. Количество заболевших составило 2878, из которых каждый пятый заразился за рубежом.

Греция, после глубокого финансового кризиса считавшаяся паршивой овцой Европы, неожиданно стала образцом для подражания. О ней писали лестные статьи и европейские, и американские СМИ, особенно отмечая роль Циодраса. The New York Times, например, назвала его «одним из героев эпохи коронавируса».

В июле были сняты практически все ограничения и начался массовый туризм из-за рубежа. На 1 октября в Греции было менее 400 умерших от COVID-19 и менее 19 000 случаев заболевания. Но в октябре картина стала меняться. Пошла особо агрессивная, по словам Циодраса, волна.

Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис собирался в пятницу, 30 октября, объявить о новых карантинных ограничениях, но мощное землетрясение на острове Самос заставило его отложить обращение. Между тем 31 октября был поставлен печальный рекорд: 2055 заболевших. Со вторника, 3 ноября, был объявлен локальный карантин в Салониках и Сере и областях, где расположены эти города. Магазины и общепит две недели были обязаны работать только навынос, но в отличие от весны промышленность, оптовая торговля, школы и гостиницы продолжили работу (а вот студентов перевели на удаленку).

5 ноября последовал новый антирекорд – 2915 заболевших и 29 умерших. С 6 утра субботы, 7 ноября, Греция снова на карантине до 30 ноября.

Ношение масок везде обязательно. Парикмахерские, детские площадки, парки, непродуктовые магазины в Греции закрыты до конца месяца. Действует ночной комендантский час. Супермаркеты, пекарни, мясные лавки, продуктовые магазины, аптеки работают, также открыты детские сады и начальные школы, которые в весенний карантин закрывались. Богослужения проходят без верующих. Исключение – поминальные обряды, на которых может присутствовать до девяти человек. Выход из дома разрешен только после отправки sms с кодом одной из уважительных причин выхода: разрешено посещение магазина, банка, похорон. Можно съездить помочь нуждающимся родственникам и знакомым, сопроводить несовершеннолетнего или посетить детей, которые живут отдельно от разведенного родителя. Наконец, разрешены прогулки с собакой и упражнения на открытом воздухе. За нарушения грекам грозят штрафы от 300 евро (хождение без маски) до 3000 евро (незаконные собрания). Пока что меры оправдывают себя: число новых случаев заболевания пошло на спад.

Как Циодрас оказался австралийцем

Циодрас родился 13 октября 1965 г. в Австралии. Его родители, как и многие из поколения 1960-х, уехали на этот континент из родных деревень в поисках лучшей жизни. Они встретились в христианской церкви в Сиднее, поженились и родили двух сыновей – Сотириса и спустя несколько лет его брата. В середине 1970-х родители вернулись в Грецию, в деревню Неохори в 150 км от Афин, где у них появился третий ребенок.

Циодрас окончил Афинский медицинский институт с дипломом патолога. После нескольких лет практики он отправился служить в армию, затем год отработал сельским врачом и в 1994 г. уехал в США. Он подавал заявления в десяток медицинских учреждений, принять на работу его согласился Медицинский центр Альберта Эйнштейна в Филадельфии. С 1997 г. Циодрас работал в различных проектах Гарвардской медицинской школы и вплотную занялся изучением инфекционных заболеваний.

В 2001 г. Циодрас вернулся в Грецию, где доработал обязательную практику в сельской местности, затем недолго был сотрудником в Греческом центре по контролю и профилактике заболеваний и в конце концов занялся академической карьерой в Афинском университете и Гарварде. Он был консультантом на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити в 2002 г. и в Афинах в 2004 г., он консультировал греческие власти по проблемам птичьего гриппа, лихорадки Западного Нила, бешенства животных и т. д. К началу пандемии COVID-19 Циодрас был хорошо известен в научных кругах, но широкая публика о нем не знала.

Как только в соседней Италии были зарегистрированы первые случаи заболевания, Циодрас связался с Мицотакисом, настаивая на решительных мерах. «Премьер-министр быстро поверил ему, однако драконовские меры сдерживания <...> были ужасны для экономики страны, уже ослабленной после 10 лет кризиса. С другой стороны, после многочисленных сокращений бюджета премьер-министр знал, что система здравоохранения ненадежна», – рассказывали собеседники французской газеты Le Figaro (в ее восторженной статье Циодраса величали «новым любимцем греков»).

Начало эпидемии

Еще в январе Греция начала готовиться к эпидемии. Был создан комитет по инфекционным заболеваниям при минздраве, который возглавил Циодрас, в аэропортах стали проверять пассажиров на симптомы заболевания, для приема больных с коронавирусной инфекцией было начато перепрофилирование 13 медицинских центров. В середине марта провели обширное тестирование на коронавирус и отслеживали контакты в аэропортах и домах престарелых – в Афинском университете уверяли, что благодаря этому за 10 дней смогли предсказать вспышку инфекции в Сербии.

Первый заболевший в Греции появился 26 февраля: вирус обнаружился у гречанки, вернувшейся в Салоники из Северной Италии. Ее госпитализировали, а школу, куда ходил ее ребенок, закрыли на карантин. На следующий день выявили еще троих заболевших – двоих в Салониках и одного в Афинах. Власти отменили школьные поездки за рубеж, массовые гуляния, демонстрации 8 марта и даже Дельфийский экономический форум. 5 марта коронавирус нашли у 21 паломника, вернувшегося из Израиля.
К 10 марта, когда в Греции было только 89 подтвержденных случаев, школы и университеты были закрыты; спустя три дня за ними последовали кафе, рестораны и туристические места. 17 марта греки получили сообщения на мобильные телефоны: их попросили оставаться дома и запретили собираться группами более 10 человек. 23 марта, когда Великобритания все еще проповедовала принципы коллективного иммунитета, а США рассматривали возможность открытия страны к пасхальному воскресенью (12 апреля), Греция ввела полную изоляцию. На тот момент в стране было всего 624 подтвержденных случая заболевания и 15 смертей. Для страны, где 18% ВВП приходится на доходы от туризма, это был нелегкий шаг. Но, по словам старшего консультанта больницы Сотириа в Афинах Джоты Луриды, это дало драгоценное время для развертывания медицинской инфраструктуры (ее мнение приводит интернет-издание Elemental). Другая причина успеха Греции, по ее словам, – соблюдение людьми ограничений и рекомендаций экспертов благодаря хорошо продуманным информационным кампаниям. Одна из них – ежедневные брифинги, которые вел Циодрас и в которых участвовали ведущие ученые.

Кому не понравился карантин

Ограничения не всеми были приняты на ура. Например, 28–29 марта (первые выходные после введения карантина) молодежь устроила массовые гуляния в Афинах. После этого власти ужесточили режим. Если раньше при выходе из дома можно было иметь при себе заполненную форму с указанием места жительства и причины выхода из дома, то после гуляний остались только уведомления с кодом по sms.

После обнаружения коронавирусной инфекции в цыганском районе города Ларисы в нем ввели жесточайший карантин – с полицейским оцеплением. Начались волнения. 10 апреля Циодрас не побоялся лично приехать в район и поговорить с его жителями – и он сумел их успокоить. Правда, полицейские не только следили за соблюдением карантина цыганами, но и защищали их от агрессивно настроенных греков. Циодрас открыто высказался в защиту цыган. Они не угроза, а уязвимая группа, убеждал он соотечественников.

Возникли проблемы и с церковью. Некоторые священники призывали паству причащаться и касаться икон, ибо они якобы не могут быть источником заражения. Несмотря на запрет собраний, церковные власти отказались отменять службы. Циодрас настоял на том, чтобы их отменили светские власти. Относиться к нему хуже греки после этого не стали. Каждое воскресенье Циодрас встает на рассвете не для того, чтобы пробежаться трусцой или прогуляться с собакой. Он идет в свой приход, где уже долгие годы руководит церковным хором. Отец семерых детей, он глубоко верующий человек, как и его родители. В церковном хоре всю жизнь пела его мать (ради этого ходила в церковь в соседнюю деревню), а один из дальних родственников был священником.

Циодраса заметили на церковной службе после закрытия церквей и попытались раздуть скандал: мол, не соблюдает ограничения, которые сам пропагандирует. Впрочем, все было в рамках закона: служба проходила без прихожан, за закрытыми дверями, в помещении были только священники и певчие.

Карантин возвращается

Больница Сотириа стала одной из трех в Афинах, перепрофилированных для лечения коронавирусных больных. Если в конце марта там интубировали не каждую неделю, то в апреле на ИВЛ переводили одного-двух пациентов в день. Но в начале апреля количество госпитализированных стало заметно сокращаться. А с 4 мая в Греции стали постепенно снимать ограничения. Из-за жаркой погоды часть пляжей открыли на две недели раньше, 15 мая. 17 мая прошла первая церковная служба в присутствии прихожан. 18 мая разрешили поездки внутри страны. 25 мая начали работать кафе и рестораны. Накануне Циодрас провел последний брифинг.

«Все это время я говорил только правду <...> Я чувствовал то же самое, что и вы, – вспоминал он о своих прежних выступлениях. – Я человек со слабостями, я человек, которого нельзя назвать образцом для подражания». Но именно эта его простота и заставила людей поверить ему. «Он один из нас, – приводит мнение греков газета The New York Times. – Он скромный, скромный и заботливый, но при этом, несомненно, лучший эксперт».

Завершил речь Циодрас стихами – прочитал произведение великого греческого поэта Одиссея Элитиса, суть которого лучше всего передает первая строка: «Я умею радоваться самым простым и незначительным вещам».

С 25 по 30 июня индекс репродукции (R0, сколько человек заражает один больной) COVID-19 в стране упал с 0,5 до 0,2. «Математические модели свидетельствуют, что в Греции было инфицировано COVID-19 менее 1% населения. Мы боремся с коронавирусом все вместе, и мы победим», – говорил Циодрас, выступая на телевидении (цитата по порталу «Русские Афины»). Но и он, и другие специалисты говорили об опасности второй волны. В августе Циодрас специально выступил по телевидению с предупреждением, что количество новых случаев заражения начало расти.

С возобновлением туризма в страну обязательно будут завозить инфекцию, приводила Elemental слова Луриды. Она напоминала, что даже при обычном гриппе в ее госпитале осенью обычно наблюдался дефицит около 50 коек. Опасения оправдались: в Греции вторая волна. Премьер-министр не стал объявлять о ней в одиночку. Чтобы придать весомости своим словам, он вышел к журналистам вместе с Циодрасом, которому снова предстоит убедить греков соблюдать ограничения.