Страсбургский суд предложил усилить надзор за контрольными закупками

ЕСПЧ требует сделать более сложной процедуру возбуждения дел по продаже наркотиков
В Страсбурге считают, что российская система раскрытия наркотических преступлений непрозрачна / Валерий Матыцин / ТАСС

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 20 апреля потребовал от российских властей, чтобы контрольные закупки наркотиков проводились с разрешения независимых органов. Для этого необходимо внести поправки в закон об оперативно-розыскной деятельности. Требование ЕСПЧ прописано в решении по делу «Кузьмина и другие против России». ЕСПЧ в своем решении подчеркивает, что у дел о сбыте наркотиков в России есть структурная проблема и она связана с тем, что для проведения так называемых контрольных закупок наркотиков сотрудникам правоохранительных органов не нужна ничья санкция. Общий прокурорский надзор и возможность судебного обжалования таких мер правоохранителей названы в решении ЕСПЧ неэффективными. «Роль независимого органа (его название не конкретизируется. – «Ведомости») должна быть в верификации наличия реальных серьезных оснований для проведения операции [по контрольной закупке], тот же орган должен следить за ее проведением и удостовериться, что полученные данные действительно содержат ценные сведения», – говорится в решении.

Адвокат «Агоры» Ирина Хрунова, которая представляет интересы нескольких истцов по делу «Кузьмина и другие против России», сказала «Ведомостям», что эффективной была бы выдача ордеров на контрольную закупку судами, ведь у них есть хотя бы формальная независимость от следствия. Она подчеркнула, что подобные закупки используются как по делам о сбыте тяжелых наркотиков, так и по легким, иногда в делах фигурируют даже лекарства, которые расцениваются как наркотики. Хрунова отметила, что де-факто ЕСПЧ признал провокации правоохранителей при контрольных закупках: «Сотрудники полиции предоставлены сами себе, над ними нет эффективного контроля».

Адвокат Центральной коллегии адвокатов Владимира Максим Никонов считает, что власти могут отчасти исполнить постановление ЕСПЧ и формально ввести процедуру судебного санкционирования проверочных закупок, но работать в нормальном формате такая система не сможет. Как и в случае получения разрешений на прослушку, правоохранители будут получать разрешения практически в 100% случаев, говорит адвокат. Проведение контрольных закупок часто строится только на основании сообщений информаторов правоохранителей, которые выступают в этих же делах зависимыми от полиции закупщиками, а затем и свидетелями, отмечает Никонов. Снизиться благодаря решению Страсбургского суда число контрольных закупок может, но в основном за счет того, что у судов объективно ограничена «пропускная способность на обработку ходатайств о выдаче санкции», отмечает адвокат.

ЕСПЧ последовательно критикует нынешнюю систему борьбы с наркотиками в России. Так, уже в 2005 г. по делу «Худоеров против России» ЕСПЧ указал на возможность провокации в контрольных закупках. Уголовные дела, связанные с оборотом наркотиков, – одни из самых ­массовых в стране, отмечал юрист Арсений Левинсон, ссылаясь на статистику Генпрокуратуры: ежегодно преступления совершают 850 000–900 000 человек, из них 83 000–85 000 привлекаются за преступления, связанные с наркотиками. Это около 10% от общего числа.

В МВД не ответили на вопросы «Ведомостей» о возможностях реформирования системы контрольных закупок.