Конституционный суд просят проверить закон о жертвах политических репрессий

Житель Кемерова считает, что можно выдавать архивные дела не только реабилитированных граждан
Конституционный суд просят проверить закон о жертвах политических репрессий / Евгений Разумный / Ведомости

Конституционному суду (КС) предстоит проверить ст. 11 закона о реабилитации жертв политических репрессий, из которой следует, что бывшие осужденные и их родственники могут получить материалы архивных уголовных дел (АУД). С жалобой в КС обратился житель Кемерова Александр Котенков. По его мнению, нынешняя формулировка ст. 11 закрывает доступ к документам нереабилитированных жертв репрессий, хотя в них могут быть сведения, которые позволят восстановить память о семье.

Котенков пытался получить материалы на своего прадеда Ивана Гудкова, жившего в Алтайском крае, следует из жалобы. Он был внесен в списки на раскулачивание и принудительное выселение с конфискацией имущества. В 1930 г. Гудков присоединился к кулацкому бунту: тот был подавлен, а прадед Котенкова – осужден по статье 58-2 УК РСФСР (вооруженное восстание против советской власти) и расстрелян как враг народа. Его семья была выселена в Томскую губернию. В 1992 г. суд отказался признать Гудкова подлежащим реабилитации по делу об участии в восстании, а спустя два года он был реабилитирован по обвинению в принадлежности к кулакам.

В 2017 г. архив УФСБ по Алтайскому краю не стал выдавать Котенкову материалы АУД прадеда, пояснив, что они доступны только для реабилитированных лиц. «Котенков прошел через суды, дойдя до Верховного суда, и все ему отказали на основании ст. 11 закона о реабилитации жертв политрепрессий», – пояснила «Ведомостям» представитель Котенкова Марина Агальцова.

«Ведомости» направили запрос в ФСБ России.

Член правления «Мемориала» (международный «Мемориал» признан иноагентом и ликвидирован в России) Ян Рачинский считает, что доступ к делам должен осуществляться на общих основаниях, даже если речь идет не о реабилитированных гражданах. КС может дать конституционно-правовое истолкование статьи, не признавая ее неконституционной, пояснил «Ведомостям» юрист Григорий Вайпан. По словам Агальцовой, если постановление КС будет трактовать ст. 11 в пользу Котенкова, он сможет потребовать пересмотра решения судов.

По словам заместителя директора Музея истории ГУЛАГа по научной работе Галины Ивановой, точных данных о числе реабилитированных нет: «По максимальным оценкам с учетом детей репрессированных, с 1953 г. до начала 2020-х гг. было реабилитировано более 6,6 млн человек. Нереабилитированными остаются более 3,2 млн граждан». Эти данные, говорит Иванова, являются итогом подсчетов по архивным источникам, а также сведениям органов МВД, ФСБ и прокуратуры.

«Нет точных данных и о числе репрессированных», – пояснил «Ведомостям» научный руководитель Госархива РФ Сергей Мироненко. Он добавил, что ориентироваться можно на подсчеты «Мемориала»: сейчас в его базе жертв политических репрессий СССР находятся сведения о 3,3 млн человек». При этом, напоминает Иванова, не подлежат реабилитации лица, осужденные за шпионаж, выдачу военной тайны, теракты, организацию банд, пособничество фашистам и т. д.