Часть регионов России рискует остаться без ОНК

В случае если конкурс не успеет пройти в срок, он будет объявлен заново
Регионы России рискуют остаться без ОНК: конкурс по приему кандидатур завершается в 43 субъектах, но в ряде из них до сих пор не подано ни одной заявки. / Наталья Шарапова / Ведомости

Прием документов о выдвижении в региональные общественные наблюдательные комиссии (ОНК), которые занимаются мониторингом прав граждан в местах лишения свободы, пройдет до 6 сентября (начался 8 июля). Осенью завершится масштабная ротация, которая затронет ОНК в 43 регионах страны. Срок полномочий этих комиссий истекает 7 октября. Еще два субъекта – Калмыкия и Магаданская область уже сформировали ОНК в 2022 г.

При этом в ряде субъектов РФ пока не выдвинут ни один кандидат в ОНК, говорит председатель комиссии Общественной палаты РФ (ОП) по безопасности и взаимодействию с ОНК Александр Воронцов. Он отказался сообщить «Ведомостям», о каких регионах идет речь, но предположил, что причина в отсутствии желающих наблюдать за состоянием законности в СИЗО и тюрьмах – «техническая». «Сейчас лето, многие в отпусках, а некоторые просто откладывают подачу [документов в ОП] на последний момент. Из регионов, где пока нет заявок, сообщают, что пакеты документов готовы, но еще не отправлены», – пояснил он.

Воронцов отметил, что «Почтой России» документы идут долго и «иногда теряются», при этом пакеты документов отправляются с чувствительной информацией: личными данными, анкетами, фотографиями. Отправлять же заказной почтой у кандидатов не всегда есть возможность по финансовым причинам. «Традиционно больше всего анкет приходит в последние дни», – говорит зампредседателя комиссии ОП по безопасности и взаимодействию, руководитель петербургской ОНК Александр Холодов.

Тот факт, что комиссия не формируется вовремя, опасен тем, что в этот период регион остается без ОНК, поясняет ответственный секретарь четвертого созыва и вице-президент Российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников. По состоянию на 18 августа в ОП поступили документы о выдвижении 215 кандидатов. В лидерах по количеству заявлений о выдвижении кандидатур – Москва, Санкт-Петербург, Владимирская, Кировская, Ростовская и Челябинская области, сообщили в ОП. В столице конкурс ожидается большой, говорит председатель действующего состава комиссии Георгий Волков: «ОНК Москвы всегда была сильной структурой, в которую стремились и стремятся многие правозащитники – практически каждый состав выбирался путем конкурса». Сам он уже подал документы на конкурс.

Если по итогам конкурса в конкретное ОНК не поступит достаточное число заявок, то процедура отбора будет запущена заново, говорит Воронцов. Согласно п. 10 ст. 10 закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания», если ОНК не образована в правомочном составе, руководители трех региональных общественных организаций могут попросить секретаря ОП продлить процедуру образования ОНК. В 2017 г. ОП объявляла о дополнительном наборе в ОНК в 30 регионах России.

ОНК были созданы в 2008 г. Регионы самостоятельно определяют численность ОНК, в них могут работать от 5 до 40 человек. Выдвигают кандидатов в ОНК любые зарегистрированные и действующие не менее пяти лет общественные организации, кроме партий, религиозных объединений и НКО со статусом иноагента. Все ОНК утверждает совет ОП.

Проблема ОНК в недофинансированности: так как это работа на общественных началах, она не оплачивается, не возмещаются даже служебные расходы. «Мы бьемся за принятие закона, чтобы хотя бы на командировку были деньги. Вот сейчас на курьерскую доставку документов или личную поездку не у всех есть средства», – говорит Воронцов. В апреле правительство внесло в Госдуму законопроект о финансировании затрат на работу членов ОНК через ОП. Сейчас в законе сказано, что финансировать деятельность ОНК вправе регионы и органы местного самоуправления, а также выдвинувшие их организации. Но на практике возмещение средств за проезд не работает, говорил тогда Холодов. Также законопроектом предлагается наделить федеральную ОП правом прекращать полномочия членов ОНК, которые плохо исполняют свои обязанности или нарушают Кодекс этики. Документ прошел в Госдуме только первое чтение.

Не во всех регионах работают реально независимые комиссии, говорит Мельников: «В большинстве своем в комиссии входят люди, абсолютно лояльные региональному управлению ФСИН, которые, по сути, будут говорить то, что им скажут. Это также негативный фактор, который разваливает систему сдерживания и противовесов». Член ОНК Москвы Ева Меркачева не будет переизбираться в новый состав комиссии, так как отработала положенные по закону три срока, но она также выразила надежду, что в ОНК придут «нормальные люди». Она напомнила, что в регионах есть тенденция к приходу в ОНК силовиков и бывших сотрудников колоний, которые не занимаются правозащитой. «Но я видела, например, священника, доктора, которые были совершенно бессердечными людьми. Заключенные жаловались священнику, что их не лечат, таблеток не дают, он сочувственно кивал головой, а потом писал [в отчете] «жалоб не поступало», – поясняет Меркачева.

По ее словам, дело не только в финансировании. Многие не знают о самой возможности пойти в ОНК, говорит Меркачева: «Нет социальной рекламы, никто не знает, что сейчас надо подать документы, об этом в метро могли бы говорить, баннеры повесить». Виктория Антошина, которая прежде служила в правоохранительных органах, говорит, что в ОНК ее выдвинули «Организация воинов-интернационалистов» и «Женщины России»: «Мы с коллегой по гражданской специальности помогали девушке, которая оказалась в местах лишения свободы, а мошенники подделали ее подпись, чтобы отобрать квартиру, после этого поняла, что хочу в ОНК».