Как коронавирус ударил по немецкому здравоохранению

Руководители страны напугались сами и напугали население

С самого начала вселенской паники по поводу китайской дурной болезни (COVID-19) слышатся дифирамбы в адрес немецкой медицины. Дескать, вот он, образец борьбы с заразой: передовые технологии плюс четкая организация здравоохранения плюс законопослушное население!

А действительно ли все тут сегодня хорошо? «Яйн!» – как говорят немцы: и да, и нет.

Да, немецкая медицина – лучшая в мире, об этом я твержу на каждом углу уже двадцать третий год, с тех пор, как переехал в Германию работать. Почему?

Во-первых, это врожденная немецкая аккуратность и педантичность. Есть поговорка: «Ложиться на операцию лучше в тех странах, где умеют делать часы», а немцы – прирожденные часовщики.

Во-вторых – жесткие стандарты лечения и его доступность: будь ты всенародный любимчик-селебрити или гастарбайтер-нелегал – лечить тебя будут по одним и тем же протоколам (пусть у второго не будет возможности выбрать себе профессора, одноместную палату или новейший материал для протеза, но операцию сделают ту же самую и с такой же скрупулезностью).

В-третьих – не удивляйтесь! – нацистское прошлое. Чтобы смыть позор за некоторых эскулапов времен Второй мировой войны, в германских врачах культивируют гуманизм с первого курса института. Когда мой старший сын начинал обучение, больше всего меня впечатлило не качество учебников, от которых не оторваться, не забавные интерактивные семинары онлайн, не дружелюбная, демократичная профессура, а церемония захоронения анатомических препаратов. После летней сессии весь факультет – профессоры, ассистенты и студенты – отдают последние почести тем, кто после смерти помогал медицинскому образованию. То есть к трупам отношение в Германии сегодня лучше, чем кое-где к живым.

Сглазил.

За считанные дни все перевернулось с ног на голову. Придворный вирусолог из Charite профессор Кристиан Дростен, директор Института Роберта Коха профессор Лотар Вилер (ветеринар) и министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан (вообще без медицинского образования, банковский служащий низшего звена и заочный магистр искусств, зато со школьной скамьи политик) сообразили на троих и махом разрушили все, что делало немецкую медицину лучшей в мире.

Первый в 2009 г. предрекал конец света из-за свиного гриппа и уговорил доверчивую Ангелу Меркель купить за 400 млн евро так никому и не пригодившиеся прививки. Теперь он не постеснялся во второй раз подставить те же грабли под ногу бундесканцлерин, запугав ее китайской заразой.

Институт Роберта Коха выдал прогноз: 1,5 млн смертей из-за эпидемии. Плюс – рекомендовал не вскрывать трупы с подтвержденным ковидом, чтобы все их списывать на «смертельный вирус».

Министр здравоохранения, наслушавшись этих двоих, а также своего официального мужа-журналиста, срочно заказал у компании Dräger 10 000 аппаратов ИВЛ (для кого? кто будет на них работать?) и освободил под предстоящий наплыв коронавирусных отделения интенсивной терапии практически всех крупных больниц.

Испуганная фрау Меркель поспешила закрыть бундесрепублик на карантин со всеми экономическими, социальными и медицинскими последствиями. И до сих пор боится его отменить.

Итак, что мы имеем сейчас?

Оснащенные по последнему слову техники, но пустующие отделения интенсивной терапии с персоналом, распущенным в отпуска. Десятки тысяч больных с действительно смертельными заболеваниями, лишившиеся возможности быть прооперированными из-за того, что койки зарезервированы под элитных ковидных. Казалось бы, чего ворчать? Ведь сегодня Германия – одна из самых благополучных в плане инфицирования и летальности стран. И власть, конечно, ставит это себе в заслугу. Но только они забыли, что любое медицинское действие – от назначения лекарства до эксперимента с карантином – должно основываться на трезвой оценке соотношения пользы и вредных побочных действий. Перхоть, как говорил Мартти Ларни, хорошо лечится гильотиной, а если все население поместить в стерильные боксы и кормить через шлюзы (как это делают при пересадке костного мозга) – то инфицированных респираторным вирусом не было бы вообще. Только давайте по осени посчитаем всех, кто умрет от не сделанной вовремя онкологической операции, от сердечных приступов и тромбозов, вызванных гиподинамией, всех, у кого обострятся невротические расстройства из-за потери доходов (уже сейчас психиатры сообщают о резком росте реактивных депрессий и попыток суицида). Плюс деньги, которые теперь не будут потрачены на медицинскую науку, а уйдут на компенсации и на ненужные аппараты ИВЛ. Простаивающие операционные и «зависшие» лучшие европейские врачи (онкологи, кардиологи, ортопеды, урологи). Невротизированное, ипохондризированное и беднеющее население.

Но чем ближе фиаско – тем страшнее сказка: теперь эти трое пугают госпожу Меркель второй волной, которая уж точно будет страшней первой, – и та, вместо того чтобы давно отменить карантин из-за несостоявшейся, по-моему, эпидемии, наоборот, продляет его до бесконечности и вводит во всех землях обязательное ношение масок. С моей точки зрения, маски бесполезны или даже вредны здоровому человеку: скопление грязи, инфекции, неполноценное дыхание и, опять же, невозможность обмениваться вирусами и бактериями с окружающим миром ради укрепления иммунитета.

«А почему же не слышно голосов ведущих специалистов – лидеров мнений?» – спросите вы. Все просто: университетские профессоры в Германии имеют статус госслужащих и их социальный пакет настолько золотой, что очень не хочется им рисковать. И идти наперекор тупым предписаниям или открыто критиковать власть с ее запретительными мерами решаются только уже вышедшие на пенсию: как Вольфганг Водарг и Сухарит Бхакти, 11 лет назад разоблачившие придворного вирусолога, или предпенсионного возраста гамбургский патанатом Клаус Пюшель, добившийся разрешения вскрыть более 100 «жертв COVID-19» и выяснивший, что ни одна из них не умерла от коронавируса.

Но все же есть и молодой Хендрик Штрек, отважившийся провести исследования в самом эпицентре инфекции и развенчавший миф о его катастрофической опасности, а также Бодо Шиффман, простой ЛОР-врач из швабской провинции, основавший новую партию – «Сопротивление-2020», в которую за первую же неделю существования вступило более 90 000 человек, многие из которых – медики. И я, не состоявший после комсомола ни в одной политической организации, сегодня сделал «плюс один».

Автор – врач-невролог (Франкфурт-на-Майне)

Другие материалы в сюжете