«Китай сидит на горе с деньгами и ищет способ эффективно их потратить». Как устроена экономика хозяйки Игр-2022

Официально потратили на Олимпиаду $3,9 млрд, по подсчетам экспертов — в 10 раз больше
Стадион «Птичье гнездо» принимал торжественные церемонии еще в 2008 г. /Wikimedia

Олимпийские игры – дорогое удовольствие для любой страны, но для Китая в меньшей степени. Объем местной экономики позволяет не жалеть о миллиардных расходах на международный имидж

$3,9 или $39 млрд?

В отличие от Японии, которая регулярно отчитывалась о корректировках бюджета Токио-2020, Китай ведет себя в отношении трат на Олимпиаду гораздо более скрытно. Официальный бюджет Игр-2022, обнародованный еще год назад, – $3,9 млрд. Об изменениях китайская сторона не сообщала, хотя на финальном отрезке подготовки, как правило, требуются дополнительные вложения.

С другой стороны, Пекин – первый в истории город, проводивший Олимпиаду и летом, и зимой. А благодаря тому, что между двумя событиями всего 15 с половиной лет, у Китая получилось задействовать часть инфраструктуры снова.

В 2008 г. Игры стоили Китаю около $43 млрд (по тогдашнему курсу). На этот раз стране удалось сэкономить. Многие объекты, особенно в пекинском кластере, не пришлось строить с нуля, достаточно было перепрофилировать – например, Национальный центр водных видов спорта, где на Играх-2008 проходили соревнования по плаванию, синхронному плаванию и прыжкам в воду, на Олимпиаде-2022 принимает керлинг. Государственный дворец спорта, где проводили спортивную гимнастику и гандбол, теперь хоккейный, баскетбольная площадка из 2008 г. превратилась в хоккейную арену для женского турнира.

Кроме того, большой стадион для церемоний открытия и закрытия используют тот же – «Птичье гнездо», ставшее одним из открыточных видов Пекина после летних Игр. На зимней Олимпиаде такая повторная эксплуатация особенна ценна, ведь в программе нет стадионных дисциплин (летом на арене открытия, как правило, проводят соревнования по легкой атлетике). В Сочи исключительно для церемоний Олимпиады-2014 пришлось строить 40-тысячный «Фишт», что потребовало более 23 млрд руб. (около $700 млн по курсу на начало 2014 г.). «Птичье гнездо» в этом смысле – одна из главных точек экономической эффективности Пекина-2022.

Для бухгалтерии Игр-2022 не менее важна развитая инфраструктура крупного города, модернизированного 15 лет назад. Пекин изначально был готов к Олимпиаде лучше, чем Пхёнчхан четыре года назад, – затраты Южной Кореи оценивали в $14 млрд.

Около четверти официального бюджета Игр китайской стороне обеспечивает Международный олимпийский комитет (МОК) – $880 млн. Эта сумма не изменилась по сравнению с Пхёнчханом.

Правда, по информации Business Insider, Китай потратил на Игры-2022 гораздо больше заявленного: по подсчетам авторитетного онлайн-ресурса, актуальная стоимость Олимпиады в 10 раз выше – около $38,5 млрд. Дело в том, что в официально объявленной сумме учтены далеко не все расходы.

Национальный конькобежный стадион — объект, построенный к Играм-2022 /Wikimedia

Отсутствует, например, построенная к Играм ледовая арена для конькобежного спорта за $187 млн, пекинская Олимпийская деревня на 2300 спортсменов за $3,16 млрд. Не учтены также $5,18 млрд на дополнительную спортивную инфраструктуру в горном кластере Чжанцзякоу, а главное – $15 млрд, потраченные на транспортные проекты.

При этом, как правило, инфраструктурные расходы, необходимые для проведения Олимпиады, но напрямую не связанные со спортом, включаются в итоговый бюджет. Например, в расходах на Сочи-2014 значились и реконструкция аэропортов, и строительство новых дорог, и прочие капитальные работы в городе и окрестностях. ЫВШЕГО ЗАВОДА «ШОУГАН»

Два преодоления кризиса

Так совпало, что Пекин проводит обе Олимпиады в период кризиса: в 2008 г. он был экономическим, сейчас вызван пандемией и охватывает многие сферы жизни. Оба раза Пекин получал право провести Игры совсем не в тех обстоятельствах, в каких ему приходится реализовывать проекты, обращает внимание российский и американский экономист, профессор и президент Российской экономической школы (РЭШ) Шломо Вебер.

«Сам факт, что Китай получил две Олимпиады за такое непродолжительное время и что страна справляется с их организацией, отражает усиливающуюся роль страны на международной арене, – говорит Вебер в интервью «Ведомости. Спорту». – В то же время обстоятельства вынудили китайскую сторону скорректировать ожидания от Игр. При получении права на проведение там могли рассчитывать на заметный экономический эффект, но ничего подобного не будет, потому что страну не посетят туристы, не случится увеличения потребления, билеты не продаются».

Благодаря объему своей экономики Китай способен практически в любые сроки построить нужное количество объектов, уверен Андрей Карнеев, руководитель школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. Он обращает внимание, что по итогам 2021 г. Китай показал рост экономики выше ожиданий: более 8% роста ВВП при озвученной цели в 7%.

Первый в мире капитальный трамплин для биг-эйра — на территории бывшего завода «Шоуган» /Wikimedia

«Китай, как быстро развивающаяся и амбициозная страна, которой важно укреплять образ открытой всему миру, отлично подошел на роль организатора Олимпиад, – объясняет Карнеев в разговоре с «Ведомости. Спортом». – Это было особенно заметно, когда в правление Дональда Трампа все чаще обсуждали деглобализацию, а Китай в противовес настаивал на продолжении политики открытости и интернационализации».

Объем китайской экономики ($17,98 трлн за 2021 г.) намного больше российской и многих других, добавляет Карнеев: «Можно сказать, Китай сидит на огромной горе с деньгами и ищет способы их эффективно потратить. Объем золотовалютных резервов страны говорит даже о том, что потратить не всегда получается».

В новых обстоятельствах Олимпиада, по мнению Карнеева, должна сгладить недовольство многих стран тем, насколько закрытым стал Китай ради борьбы с пандемией на своей территории: уже два года туда очень трудно приехать, к тому же китайская сторона резко сократила объем международных контактов. При этом, добавляет Карнеев, для Китая по-прежнему актуальна задача утвердиться в статусе одного из ведущих государств мира, способных проводить мероприятия любого масштаба.

Затраты Китая на Олимпиаду Карнеев считает не слишком большими – особенно в сравнении с объемом средств, которыми оперируют в стране. Переоценивать бодрящий эффект Игр-2022 для китайской экономики тоже не стоит, полагает он: страна и так нарастила высокий темп развития, превратилась в главную мировую фабрику, от которой зависят многие производственные цепочки.

«При Дэн Сяопине (фактически руководил страной с конца 1970-х по начало 1990-х. – «Ведомости. Спорт») Китай не лез в мировую политику, а концентрировался на развитии собственной экономики, но теперь страна готова быть важным игроком во всех сферах, – поясняет Карнеев. – Сейчас там уверены, что без них невозможно решить ни одной глобальной задачи».

Проведение Олимпиады отлично способствует подтверждению уже завоеванного Китаем статуса сверхдержавы, говорит Карнеев: «По паритету покупательной способности валют Китай уже несколько лет как первая экономика мира, по обменному курсу они догонят США в течение примерно 15 лет, уже сейчас страны экономически сопоставимы».

На фоне политических противоречий, существующих между Китаем и коллективным Западом, важно, по мнению Карнеева, и позиционирование государства не только для управленческих элит, но и для широкой аудитории: благодаря Олимпиаде где-то укрепится, а где-то только сформируется образ Китая как современной страны.

Дальше — ЧМ по футболу

Соревнования Олимпиады-2022 проходят не только в Пекине – организаторам важно было за счет зимних кластеров развить и соседние территории.

/Wikimedia

Самая удаленная от олимпийской столицы точка – город Чжанцзякоу в провинции Хэбэй, в 180 км от Пекина. Как раз туда провели новую железнодорожную ветку, поезда на которой могут развивать скорость до 350 км/ч – это самая существенная инфраструктурная инвестиция, связанная с Играми. Дорога и специально сконструированные составы (на борту есть даже телестудия, откуда можно выходить в эфир за счет 5G-cетей) обошлись в $9,2 млрд. Разработку начали еще

в 2009 г. – за шесть лет до того, как Китай получил Олимпиаду, а активизировали в 2014 г., когда конкуренция заявок вступила в решающую стадию.

Вебер согласен, что Олимпиада поможет задействованным в Играх китайским регионам сократить отставание в развитии от Пекина. Пока китайская столица настолько же доминирует в стране по сравнению с другими городами, как Москва в России или Париж во Франции. Но еще более важной задачей Олимпиады Вебер считает повышение престижа страны на международной арене и укрепление позиций Пекина как одного из главных городов мира.

«В Китае на таком уровне ничего не происходит случайно, настолько глобальные шаги всегда укладываются в стратегический план на 10–15 лет вперед», – говорит президент РЭШ «Ведомости. Спорту».

Значимость Олимпиады для Китая подтверждает и интерес к проекту местного бизнеса. Кроме 14 глобальных спонсоров МОК Пекин-2022 получил солидный пул локальных партнеров: 45 китайских компаний разного профиля – от энергетических (Sinopec, State Grid) до товаров общего потребления (фастфуд-рестораны Yum China). Объем средств, привлеченных таким образом, в оргкомитете не раскрывали. Но, например, Токио-2020 местный бизнес принес $3 млрд.

При этом маркетинговая активность главных международных спонсоров накануне Олимпиады заметно снизилась из-за дипломатического бойкота Игр, который вслед за США поддержали Великобритания, Канада, Япония, Нидерланды и другие страны. По итогам поездки в Америку в начале февраля Вебер отметил недостаточное присутствие рекламы и других промо-форматов, которые обычно используют спонсоры. Так как все контракты заключены до бойкота, напрямую финансовых потерь Ки- тай и МОК не понесут, но узнаваемость Игр-2022 может пострадать.

Следующий после Олимпиады логичный шаг для Китая, по мнению Вебера, борьба за право принимать чемпионат мира по футболу.

«Предварительные разговоры об этом в Китае идут давно, еще интереснее для страны чемпионат мира стал после увеличения числа участников с 32 до 48, – поясняет Вебер (первым в расширенном формате пройдет ЧМ-2026 в США, Канаде и Мексике. – «Ведомости. Спорт»). – Даже если Китай по аналогии поделил бы турнир с кем-то из соседей, он все равно остался бы доминирующей страной в организации».

Другие материалы в сюжете