Смена лидеров, подпрыгивающие болиды и больше обгонов — новый регламент изменил «Формулу-1»

Бюджеты команд ограничили — и «Мерседес» пока не справляется
К сезону-2022 «Формула-1» кардинально изменила болиды, повысив зрелищность гонок /Zuma / TASS

Обновление ради зрелищности

Регламент, по которому уже провели два первых Гран-при сезона-2022, изначально планировали внедрить на год раньше, но из-за пандемии 2020 г. оказался не самым удобным для резкой смены курса и разработки принципиально новых технических решений. Глобальные нововведения отложили на сезон.

Руководители «Формулы-1» стремились вернуть в гонки контактную борьбу — обгонов в последние годы остро не хватало, и бороться за зрелищность решили параллельно двумя методами. С одной стороны, в техническом регламенте, а это 135 страниц с детальным описанием всех допустимых вариаций, требования по аэродинамике сформулировали так, что все машины пришлось развивать в схожем направлении.

С другой — всем ограничили расходы, бюджет команды в сезоне-2022 не может превышать $140 млн, его срезали на $5 млн по сравнению с 2021 г. и ужмут еще на $5 млн в следующем.

Учитывая, что настолько масштабных конструкторских изменений в «Формуле-1» не требовалось десятилетиями, потолок затрат действительно выглядит существенным ограничением. По сути, это заставляет богатые команды тратить на уровне середняков и активирует конкуренцию идей в более равных условиях.

Одним из уравнительных элементов регламента стал лимит на использование аэродинамических труб, где искусственно воссоздают условия, близкие к гоночным, чтобы протестировать технические решения. Обладатель Кубка конструкторов — 2021, главной командной награды «Формулы-1», «Мерседес», получил право на 28 сессий в неделю, а худшая команда сезона «Хаас» — на 46.

Новый регламент кардинально изменил аэродинамическую концепцию болида «Формулы-1». В прошлые сезоны пилоты жаловались на недостаток прижимной силы автомобилей — это ухудшало маневренность и сцепление, мешало совершать обгоны, особенно в поворотах. Теперь инженерам вновь разрешили использовать граунд-эффект (создание области низкого давления между днищем автомобиля и поверхностью трассы), запрещенный с начала 1980-х, — это увеличит прижимную силу и снизит турбулентность потока воздуха за автомобилем, т. е. обгонять станет проще.

Ключевой силовой агрегат — мотор — тоже пришлось адаптировать к новым условиям, потому что «Формула-1» берет курс на экологичность: теперь топливо на 10% должно состоять из биоматериалов. Команды используют этанол, производимый из биосырья.

Еще одна важная деталь: новые машины должны выдерживать на 15% больше нагрузок при авариях — прочность автомобилей проверяют на официальных краш-тестах. Это последствие инцидента на Гран-при Бахрейна в ноябре 2020 г., когда французский пилот Ромен Грожан чудом успел выбраться из горящего автомобиля, после того как влетел в металлическое ограждение на скорости 221 км/ч.

Прыжки и уравнивание сил

Первые две гонки нового сезона показали, что расклад сил в «Формуле-1» обновился. Главная иллюстрация — «Мерседес», восемь лет подряд побеждавший в Кубке конструкторов, значительно уступает «Ред Буллу» (оттуда действующий чемпион Макс Ферстаппен) и «Феррари» (здесь выступает промежуточный лидер чемпионата Шарль Леклер). Семикратный чемпион мира Льюис Хэмилтон на «Мерседесе» финишировал на Гран-при Бахрейна третьим, в Саудовской Аравии — только 10-м, его партнер, новичок команды Джордж Расселл, — четвертым и пятым. А у пилотов «Феррари» Леклера и Карлоса Сайнса четыре призовых места из четырех возможных.

«Новая концепция аэродинамики — самая большая сложность, с которой пришлось столкнуться командам», — уверен первый российский пилот в истории «Формулы-1» Виталий Петров (участвовал с 2010 по 2013 г.), а сейчас выступает за команду SMP Racing в гонках на выносливость и вместе с Сергеем Сироткиным (выступал в «Формуле-1» в 2018 г.) ведет Telegram-канал «Русские парни из Ф1».

Сироткин считает новый регламент большим и уверенным шагом в нужном направлении.

«Далеко не все изменения, которые вводят ради обострения борьбы, срабатывают, — говорит Сергей в интервью «Ведомости. Спорту». — А сейчас мы видим, что новая аэродинамика позволяет плотнее преследовать впереди идущую машину, а это положительно сказывается на зрелищности. Если смотреть на скорость, работу шин и другие детали, складывается впечатление, что все задачи, которые организаторы ставили, успешно решены».

Главная проблема, заметная по первым гонкам сезона даже непрофессионалам: новые машины нестабильно ведут себя на прямых — они подпрыгивают, когда набирают высокую скорость.

«Машина скачет, потому что много воздуха попадает под днище, а это в конце прямых на максимальных скоростях создает проблемы для пилотов: им сложнее тормозить и плавно входить в поворот», — объясняет Петров «Ведомости. Спорту». Он полагает, что командам просто нужно время, чтобы найти оптимальные настройки и баланс. Подобные сложности, говорит Петров, характерны для многих типов машин, в том числе его команда в гонке «24 часа Ле-Мана» успешно решала похожую задачу за счет правильного распределения потоков воздуха. А вот Сироткин не ждет, что инженеры быстро справятся с «галопированием» новых болидов.

Происхождение этой проблемы оригинально и доступно объяснил испанский журналист медиасервиса DAZN Альберто Фабрега: он продемонстрировал действие законов физики, срабатывающих в такой ситуации, с помощью ложки и пылесоса. Сравнив форму ложки с днищем болида, направил на нее поток воздуха и показал, что она так же раскачивается.

Уже по первым гонкам видно, что команды по-разному подошли к решению аэродинамической задачи: Петров указывает, например, что «Ред Булл» сконцентрировался на прижимной силе, при этом у его пилотов ниже максимальная скорость, а «Феррари», наоборот, быстрее на прямых, но менее стабильны в поворотах.

«По ходу сезона команды будут дорабатывать машины, каждые две-три недели привозить на новые этапы технические новинки, — говорит Петров. — Расстановка сил будет примерно ясна после третьей-четвертой гонок, но тот же «Мерседес» явно прибавит, они постепенно разберутся со сложностями в управлении, которые мешали им на старте сезона».

Один из самых ярких примеров того, что борьба между командами разного уровня теперь плотнее, — прямое соперничество «Мерседеса» и «Хааса», которые по итогам прошлого сезона были на первом и последнем местах в Кубке конструкторов. Например, по ходу Гран-при Саудовской Аравии пилот «Хааса» Кевин Магнуссен обогнал Льюиса Хэмилтона в борьбе за шестое место — представить подобное год назад было невозможно.

«Скорость «Хааса» удивляет, — согласен Сироткин. — Да, у этой команды есть партнерские отношения с «Феррари», но в современной «Формуле-1» недостаточно просто получить чертежи от более успешной команды, потому что на темп такой сложной машины влияет множество факторов. А «Мерседес», на мой взгляд, создал даже слишком инновационный болид — возможно, в чем-то даже перемудрил, пытаясь реализовать весь потенциал».