Трамп подписал «закон Родченкова» о наказании за допинг

Экс-гендиректор РУСАДА Юрий Ганус объясняет, при чем тут Россия
facebook.com/DonaldTrump

Автор колонки – Юрий Ганус, бывший генеральный директор РУСАДА.

Президент США Дональд Трамп подписал новый закон – The Rodchenkov Anti-Doping Act, который направлен на борьбу с допинговой оргпреступностью по всему миру и предусматривает уголовную ответственность за мошеннические действия в антидопинговой сфере. Документ будет действовать на турнирах с участием американских спортсменов или американских спонсоров, т. е. почти на всех. При этом профессиональные лиги вроде НХЛ и НБА новым законом не регулируются, а ведь в них тоже выступают иностранные спортсмены. И это, кстати, вызывает серьезную критику документа.

Согласно «акту Родченкова», нарушителям – вне зависимости от гражданства – грозит судебное разбирательство в США, крупный штраф (до $250 000 – частным лицам, до $1 млн – организациям) и/или тюремный срок до 10 лет. По той же экстерриториальной схеме США действуют в сфере кибербезопасности, борьбы с терроризмом, коррупцией и финансовыми преступлениями, незаконным оборотом оружия и наркоторговлей. Вскоре этот список пополнит и допинг.

В России многие восприняли «закон Родченкова» как очередной антироссийский выпад, однако ситуация намного масштабнее, чем кажется. По сути, США фокусируют свое внимание на системе международного спорта, где уже существует общепризнанный антидопинговый регулятор – Всемирное антидопинговое агентство (WADA). Регулирование и контроль в сфере антидопинга – его зона ответственности. В WADA сильный отдел расследований, который при необходимости выстраивает сотрудничество с международными и национальными организациями, в том числе с Интерполом. Однако, по мнению американцев, инструменты WADA не всегда эффективны для разоблачения и наказания всех виновных. Многие участники преступных схем оказываются вне юрисдикции антидопингового законодательства, а принимаемые меры недостаточны. И одним из главных аргументов в этом контексте стал продолжительный допинговый кризис, инициированный откровениями бывшего главы Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова.

И тут важно понимать, что допинг – это международная история. За последние 5 лет произошло не менее 16 допинговых кризисов различной глубины и в разных странах. Но вопрос не в серьезности допинг-проблемы, а в том, как она решается. Именно уникальная длительность российского допингового кризиса и противоречивые способы выхода из него остаются решающими факторами жестких антидопинговых инициатив. За эти годы Россия «разбудила» и привлекла внимание даже тех, кого эта область ранее не интересовала.

Так получилось, что российский допинговый кризис, на фоне политики доминирования США (а Штаты являются одним из главных доноров WADA, ежегодно внося в бюджет организации $2,7 млн), стал драйвером принятия «закона Родченкова». И кстати, не только его, но и других перемен. Российский допинг-кризис запустил серьезные реформы в мировой спортивной и антидопинговой системе. Так, в 2018-м возникло Международное тестирующее агентство (ITA) – теперь именно эта организация, а не международные федерации осуществляет антидопинговый контроль. Кроме того, внутри WADA проходят корпоративные преобразования, меняется принцип смены руководства WADA. Если раньше МОК и представители государств – членов WADA поочередно выдвигали свои кандидатуры на позиции президента и вице-президента, то теперь их будут выбирать из независимых соискателей. Институциональные реформы внутри WADA направлены на повышение привлекательности и прозрачности антидопинговой деятельности. И запустил их – это объективная реальность – российский допинг-кризис.

Более того, у нас все чаще выражается недовольство WADA и на некоторых площадках стали звучать идеи о необходимости появления еще одного антидопингового регулятора. Зов услышан. И вот теперь в эту область входят США.

Конечно, WADA обеспокоено американской инициативой и воспринимает ее как угрозу своему влиянию, своим полномочиям, своей деятельности в конце концов. Расследования WADA могут длиться несколько лет, затрагивать широкий круг лиц: спортсменов, тренеров, персонал атлетов и т. д. И конечно, WADA встревожено тем, что американские правоохранительные органы в рамках собственных расследований будут привлекать к ответственности кого-то из тех, кто находится в разработке WADA. Американцы убеждают, что их прежде всего интересуют те «действующие лица», до которых WADA юридически не может дотянуться. Это другой санкционный ряд. Однако пока вопросов о том, как все будет работать, гораздо больше, чем ответов.

Кроме того, инициатива США может быть заразительна. Что будет, если подобные «акту Родченкова» нормы примут в других странах – например, в Китае или Германии? Не сейчас, позже. Такой вариант развития событий представляет угрозу целостности мировой антидопинговой системы. А для нее крайне важна объективность.

Многие считают WADA главным врагом российского спорта, но они ошибаются. Например, в Америке WADA критикуют за недостаточную строгость в отношении России. Но WADA не может быть ни врагом, ни другом, это международный регулятор, который стремится быть объективным и старательно защищает свою независимую позицию от любого влияния извне. Свою объективность в отношении России WADA продемонстрировало еще в сентябре 2018-го, когда Российскому антидопинговому агентству (РУСАДА) вернули статус соответствия антидопинговому кодексу, хотя несколько условий не были выполнены российской стороной. WADA тогда подверглось шквалу критики, но выстояло, защитило свое решение – и на тот момент оно было единственно верным, чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

WADA заинтересовано в том, чтобы долгоиграющий российский кейс был разрешен в соответствии с международными нормами. Ведь он оттягивает на себя слишком много ресурсов. В кулуарах я часто слышал мнение, что международный спорт – это не только Россия, у WADA достаточно проблем по всему миру.

Российскому спорту нужно наконец закрыть допинговую историю – не спрятать, а тщательно разобраться с этими делами, перевернуть страницу и продолжать полноправно соревноваться на всех важных турнирах. Ведь после принятия «закона Родченкова» – а это уже не гипотетический сценарий, а вполне реальный – последствия допинг-нарушений будут гораздо серьезнее для всех участников: не только спортсменов и тренеров, но и для чиновников, адвокатов и других ответственных лиц, вовлеченных в допинг-схемы.