Четверные прыжки – главная тема в фигурном катании. Их культ начался с россиянина Фадеева

Он первым рискнул на большом турнире: не взял медали, но стал героем ЧМ-1983
Александр Яковлев / Фотохроника ТАСС

В современном фигурном катании несколько прыжков в четыре оборота за выступление – норма для мужчин и вероятный сюжет для женщин. А до начала 1980-х о таких сложных элементах спортсмены даже не мечтали.

Поворотным рубежом в истории развития фигурного катания стал 1983 г. Именно в том сезоне новое поколение фигуристов громко заявило о своих чемпионских амбициях. Среди девушек заблистала 18-летняя немка Катарина Витт, которая гармонично сочетала в своих программах женственное катание и экстрасложные прыжки. В дуэтных дисциплинах тон задавали молодые советские пары Наталья Бестемьянова / Андрей Букин и Марина Климова / Сергей Пономаренко (танцы на льду), Елена Валова / Олег Васильев и Лариса Селезнева / Олег Макаров (парное катание). Фигурное катание как-то резко, практически вдруг, нашло баланс между спортом и хореографией, между легкостью скольжения и атлетизмом элементов.

У мужчин это было особенно заметно. «Среди сильнейших уже нет деления на чистых «артистов» и на «кузнечников», которые только прыгают. Происходит тесное слияние двух начал, – резюмировал итоги спортивного года замечательный советский тренер Эдуард Плинер. – Произошел качественный сдвиг в технике элементов «ультра-си». Раньше основной задачей было удачное приземление после сложного прыжка, а теперь цель фигуристов – добиться ощущения полета. И им обладают уже многие». Среди этих «многих» были и два советских спортсмена – Александр Фадеев и Владимир Котин, оттеснившие на второй план признанного лидера сборной СССР Игоря Бобрина, артистичного до гениальности, но не уловившего новую моду фигурного катания.

Сила конкуренции

Котин был на пару лет старше Фадеева и шел чуть впереди. Призером чемпионата СССР он стал еще в 1979 г. и затем три сезона подряд не сходил с пьедестала, чередуя бронзу и серебро. В 1981 г. воспитанник тренера Елены Чайковской стал шестым на чемпионате Европы. В 1983 г. Котин котировался очень высоко, его программы поражали экспрессией, и поклонники фигурного катания даже писали гневные письма в газеты, полагая, что судьи намеренно занижают Котину оценки, чтобы тот прежде времени не потеснил Бобрина.

На чемпионате СССР – 1983 Владимир шикарно откатал короткую программу – эмоциональный танец на музыку Глинки к опере «Руслан и Людмила», блестяще исполнив сложнейший каскад с тройным лутцем, и вышел в лидеры. Но получил травму и на произвольную не вышел, хотя имел все шансы завоевать золото.

После триумфа Фадеева на юниорском чемпионате мира 1980 г. маститый тренер Станислав Жук (автор успехов Елены Водорезовой, Ирины Родниной и др.) перетянул Александра из Казани в Москву и довольно быстро поставил молодому фигуристу все сложнейшие элементы. Уже через год он опередил Котина в тройке лидеров союзного чемпионата, завоевав серебряную медаль. Сезон спустя Владимир восстановил иерархию, зато на чемпионате Европы 1982 г. Фадеев финишировал выше Котина – на пятом месте. Конкуренция вдохновляла и подстегивала обоих.

Идеальный аксель

На европейском турнире 1982 г. Жук ясно увидел, в какую сторону развивается фигурное катание, и летом Фадеев начал работать над уникальным для той поры прыжком – акселем в три с половиной оборота. Правда, на чемпионате СССР – 1983, выступая в короткой после Котина, Фадеев занервничал и сорвал элемент, а в произвольной вовсе отменил его, поскольку главный соперник из-за травмы сошел с дистанции, и Александру для первого в жизни всесоюзного чемпионства хватило каскадов «тройной лутц – тройной тулуп» и «тройной сальхов – двойной тулуп».

Но от честолюбивых амбиций Фадеев не отказался, ведь европейские конкуренты – блистательный немец Норберт Шрамм; тонкий, как веточка, чех Йозеф Сабовчик; решительный поляк Гжегож Филиповский – тоже усложняли программы. Обыграть их на чемпионате Европы в Дортмунде можно было только «супероружием».

Там после короткой программы Фадеева зал ревел от восторга. Виртуозное катание в бешеном темпе рок-н-ролла, наитруднейший каскад с тройным лутцем, сопровождаемый широкой улыбкой, – все это не могло не пленить публику. И хотя в итоге самой безупречной была признана короткая Шрамма, даже его соотечественница, вице-чемпионка мира и Европы 1980 г. Дагмар Лурц не скрывала мнения, что «лучшую композицию исполнил Фадеев, который показал образец гармонии спорта и эстетики».

Перед произвольной Жук ловко сыграл на спортивной злости Фадеева. В одной немецкой газете написали, что с девятого места после обязательной программы, на которое Александр откатился из-за грубой ошибки, невозможно пробиться в призеры. Жук повесил эту статью в комнате ученика, чтобы тот каждый день видел ее и мечтал опровергнуть прогноз. Возможно, благодаря этому Фадеев на первых же секундах произвольного выступления сделал тот самый великолепный аксель в три с половиной оборота, да еще в связке с двойным тулупом. Следующие такты музыки заглушила овация, и каскад из двух тройных Фадеев делал уже в такт аплодисментам.

В тот вечер Александр буквально парил надо льдом и заслуженно занял третье место. Шрамм на домашнем турнире был неподражаем – для победы ему хватило и тройных прыжков. А Сабовчик, взявший серебро, тоже великолепно исполнил аксель 3,5. Надо добавить, что и Котин выступил здорово, занял пятое место и получил очень лестные отзывы специалистов. И все же было очевидно, что для чемпионата мира, где в спор за медали должны были вмешаться непобедимый американец Скотт Хэмилтон и талантливые канадцы Брайан Орсер и Брайан Бойтано, советским звездам требуется следующий уровень сложности.

Новый уровень

О том, что Фадеев и Жук давно испытывают невиданный прежде прыжок в четыре оборота – тулуп, похоже, не знал никто. Во всяком случае, и тренеры, и эксперты считали, что «коронка» Александра – идеальный аксель в 3,5. Но на чемпионате мира 1983 г. в Хельсинки, в короткой программе, Фадеев решил не рисковать. Эластичная техника и молниеносность его проката вновь заслужили рев трибун, но этого хватило только для четвертой позиции. Котин тоже был великолепен, но судьи в который раз «пожадничали» и оставили его на восьмом месте.

В лидеры традиционно выбился Хэмилтон, хотя все вокруг признавали, что катался он без блеска. Шрамм получил третью сумму баллов. Сабовчик, приземлившись в каскаде на две ноги, пятую. Генеральное сражение состоялось 10 марта. Почти невесомый (всего 49 кг) Хэмилтон все же был вне конкуренции. Шрамм доказал, что не зря признан сильнейшим в Европе. По уровню скольжения вплотную к лидерам приблизился крепыш Орсер, которого за жгучую эмоциональность и строгую техничность прозвали «художником льда». Он опередил Фадеева в битве за бронзу. Но именно Александр, как это ни парадоксально, стал подлинным героем вечера.

Испытательный полет

Прекрасно понимая, что до медалей он может дотянуться исключительно благодаря риску, Фадеев смело пошел в атаку – и удостоился почетного титула «первооткрыватель». Его амплитудный аксель в три с половиной оборота был каллиграфически вычерчен на площадке и выписан в воздухе, но на приземлении Александр чиркнул по льду вторым коньком. А затем, исполняя тулуп, советский фигурист провернул в полете четыре оборота! Такого на соревнованиях не проделывал еще никто и никогда. Правда, и здесь посадка вышла жесткой. Но судьи все равно оценили риск Фадеева высокими баллами. До бронзовой медали ему не хватило самой малости. Но слава фигуриста, первым в мире побывавшего в «космосе», пожалуй, важнее.

Настоящие титулы, впрочем, никуда от него не делись. В следующем, 1984 году он выиграл европейский чемпионат – а затем еще трижды повторил успех. А в 1985 г. стал и чемпионом мира. Но четырехоборотные прыжки больше не штурмовал. Сабовчик рискнул прыгнуть четверной тулуп на чемпионате Европы 1986 г. Поначалу судьи даже зачли его попытку, но через две недели после скрупулезного просмотра видео все-таки признали, что чех приземлился на две ноги.

Поэтому первым человеком, исполнившим четверной без ошибок, стал канадец Курт Браунинг на чемпионате мира 1988 г. Но это был скорее трюк – на медали спортсмен не претендовал. А понастоящему эра прыжков в четыре оборота пришла в фигурное катание в самом конце XX в., когда Тимоти Гейбл из США освоил четверной сальхов. С этого момента любой уважающий себя фигурист стал считать их обязательной программой.

Другие материалы в сюжете