«На катке зарабатывал $100 в день, а биржа давала тысячи». Как жили российские фигуристы в Америке

Честные истории из автобиографии Александра Жулина
Александр Жулин презентовал автобиографию перед вылетом в олимпийский Пекин /aleksandr_zhulin / Instagram

В начале 90-х Александр Жулин завоевывал для сборной России по фигурному катанию медали в танцах на льду в паре с Майей Усовой. Главный успех – золото ЧМ-93. Через год на Олимпиаде в Лиллехаммере дуэт остановился в шаге от победы.   После завершения спортивной карьеры Жулин несколько лет участвовал в различных ледовых шоу, в основном в Америке, где прожил больше десяти лет. А потом перешел на тренерскую работу. Это он привел к олимпийскому золоту Турина Татьяну Навку и Романа Костомарова, а прямо сейчас готовится со своими спортсмена – Викторией Синициной и Никитой Кацалаповым – к Олимпиаде в Пекине. 

За несколько дней до вылета на главный олимпийский сбор Жулин совместно с издательством «Эксмо» презентовал свою автобиографию – «Танцы на льду жизни. Я знаю о любви все…». В книге много подробностей про отношения между спортсменами – как на льду, так и за его пределами. «Ведомости. Спорт» выделил несколько показательных историй, чтобы рассказать о том, как жили и зарабатывали российские фигуристы в Америке. 

Во время гастролей останавливался в «Ритце», но подрабатывал грузчиком

Долгое время самым важным и престижным ледовым шоу было шоу «Champions On Ice», организованное в начале 70-х бывшим американским фигуристом Томом Коллинзом. Это был масштабный гастрольный тур, который стартовал весной, сразу после чемпионата мира, и охватывал часть Европы и практически всю Америку. Приглашение автоматически получали все призеры и те, чьи программы или показательные номера вызывали живую реакцию у зрителей. 

Участниками часто становились советские и российские фигуристы, для которых это был отличный способ заработать – в России рынок ледовых шоу начал оживать только в начале 2000-х, когда Илья Авербух организовал сначала тур и успешный телепроект, а потом и собственную продюсерскую компанию.    

«После второго места на чемпионате мира-92 нас пригласили в мировое турне. Сначала по Европе, а потом и по США. Море эмоций, впечатлений. Впервые проехав «Tom Collins Tour», мы поняли, что это то, к чему нужно стремиться, — вспоминает Александр Жулин. -  «Four Seasons», «Ritz Carlton» — это места, где мы останавливались, пятизвездочные отели, известные во всем мире. Между городами мы часто ездили автобусами по четыре, а то и по семь часов. Автобусы наполнялись различными напитками любой крепости, и к концу путешествия многие из нас еле доползали до кроватей. Наверное, это большой минус Тома Коллинза как организатора огромного турне, но для нас он был богом, человеком, который понимал страдающую душу артиста». 

В Америке 90-х российские фигуристы могли заработать в шоу до $ 2 000 за выход. А еще стремительно осваивали правила жизни в капиталистическом мире. 

«В этом турне я освоил профессию грузчика, — пишет Жулин. — Я совершенно серьезно. Том Коллинз в каждом аэропорту за разгруженные чемоданы доплачивал нам, русскоязычным людям мужского пола, по $100. Мы прям впрягались в эту историю. Я этого не стыжусь нисколько, только сильнее стал физически и материально подтянулся немного. Ведь наше родное государство продолжало отбирать у спортсменов почти все деньги. Кстати, три сына Тома Коллинза — Марк, Майкл и Марти — делали то же самое, что и мы. Они ездили с нами по турам потом много лет и выполняли любую тяжелую работу, и папа платил им за это зарплату, нормальную человеческую зарплату. Они не вели себя как дети миллионера, которым Том Коллинз, несомненно, являлся на тот момент. Я вспоминаю, как Марти Коллинз, младший из Коллинзов, подошел и попросил у отца деньги в долг для открытия своего ресторана. Они долго разговаривали, потом обговорили процент, и только тогда Том дал деньги, но под процент. Для русских в большинстве своем — это дикость, а я считаю, что он все делал правильно. И то, что Том, являясь очень богатым человеком, не растил детей в условиях наличия легких, непомерных денег абсолютно верное решение».

Играл на фондовой бирже и получал по $40 000 в день 

В 1999 г. Александр Жулин вместе со своей будущей женой Татьяной Навкой обосновался в Нью-Джерси. Через год у них родилась дочь Александра. Жулин работал тренером и играл на бирже, Навка – восстанавливалась после родов и серии спортивных неудач. Ее пара с Романом Костомаровым распалась.Тренер Наталья Линичук видела партнершей Костомарова Анну Семенович. Татьяне в этой группе места не нашлось. Поиски нового партнера тоже закончились ничем.  

«Время было замечательное: родили мы с Танюшей Сашеньку, живем в шикарном таунхаусе, рядом с нами через дом — великий хоккеист Саша Могильный, я очень успешен на stock market — фондовой бирже, простыми словами. Представьте себе: включаю утром компьютер — плюс 40 тысяч виртуальных долларов в день. Не жизнь, а сказка! Вот это Америка, рай Господний! — рассказывает Жулин. – В то время я давал один урок в день и зарабатывал 100 долларов, а биржа мне давала тысячи. Я покупал вино не меньше, чем за 150 долларов бутылка. 

Честно говоря, вообще не понимал смысла моего времяпровождения на катке, пока в один ужасный день все не повернулось в совершенно другую сторону. Что-то сломалось в американской биржевой суперсистеме — я стал терять тысячи в день. В ужасе открывал экран компьютера и наблюдал, как тают мои сбережения. Пришлось признать, что эта великая страна может тебя кинуть покруче нашей необъятной России». 

Потратил $30 000 на адвокатов для Костомарова 

Летом 2000 г. Костомаров позвонил Навке и предложил снова кататься вместе. Александр Жулин посоветовал попробовать, а через некоторое время стал тренером пары. В 2006 г., обсуждая олимпийское золото Турина, Навка и Костомаров отдельно подчеркивали роль Жулина в этом успехе. И дело не только в работе, которую он проделал в качестве тренера и постановщика. 

«Рома поведал нам истинную историю расставания с Таней. Линичук вызвала его на разговор и стала убеждать, что с Таней он ничего не добьется, что Таня абсолютно не его типаж и что только с Анной он будет олимпийским чемпионом. Потом они разыграли этот мхатовский спектакль со слезами народной артистки Линичук, в результате чего Рома все-таки оказался у меня. Однако все было не так просто, как нам бы того хотелось. У Ромы был подписан контракт с Линичук и Карпоносовым, началась судебная тяжба. По контракту Рома должен был выплатить какую-то огромную сумму, но суть была в том, что тренер лишила его хорошей партнерши и его результат резко пошел вниз. Рома, конечно, на суде рассказал, как все было на самом деле, на что Линичук смеялась ему в лицо и говорила, что это наглая ложь. Суд шел около трех часов, судья выслушал обе стороны с улыбкой на лице и вынес вердикт: все правы, и никто никому ничего не должен. На адвоката я потратил 30 тысяч долларов, заплатил из собственного кармана, но не жалею об этом — прогресс Тани и Ромы был и правда стремительным. Они прибавляли во всех компонентах семимильными шагами».

Но это уже другая история.