В фигурном катании хотят поднять возрастной ценз на взрослых турнирах. Говорят, все — из-за побед учениц Тутберидзе

Хотя девочки-тинейджеры обыгрывали старших и в 1980-х, и в 1990-х
Тара Липински стала олимпийской чемпионкой Нагано-98 в 15 лет /Павел Петров / Фотохроника ТАСС

Многочисленные успехи несовершеннолетних спортсменок из группы Этери Тутберидзе перевели дискуссию о повышении возрастного ценза в фигурном катании из категории кулуарных разговоров в официальную плоскость. Международный союз конькобежцев (ISU) внес вопрос в повестку конгресса организации, который намечен на июнь 2022 г. А допинг-история 15-летней Камилы Валиевой, чем бы она ни закончилась, наверняка будет сильным аргументом в пользу нового паспортного лимита: с сезона 2023/24 планируется допускать ко взрослым турнирам спортсменов с 16 лет, с сезона 2024/25 – с 17.  

Сторонники перемен хотят видеть женское катание женственным, чувственным и грациозным, а угловатые девочки-подростки, как правило, такое не умеют. Зато юным спортсменкам, не перешагнувшим пубертат, физиологически гораздо легче осваивать и исполнять сложные прыжковые элементы, которые и приносят максимальные баллы. Кроме того, рано взлетая к вершинам, чемпионки-школьницы быстро завершают карьеру, сталкиваясь с трудностями взросления и потерей мотивации. Так быть не должно, убеждены адепты более жестких возрастных ограничений.

На другом полюсе мнений тоже звучат вполне понятные аргументы. Если юные спортсменки лучше старших конкуренток соответствуют требованиям «спорта высших достижений», нет ни одной уважительной причины тормозить их прогресс. Наоборот, раз юниорки запросто обыгрывают взрослых, логичнее вообще снять ограничения. Готова состязаться со взрослыми в 13 лет – вперед!

Истина, как это часто бывает, далека от крайних точек зрения. Важно и опытным фигуристкам сохранить шанс на титулы, и юниорок не держать в затворничестве детских турниров. Но достичь компромисса не позволяет архаичная система соревнований – она безнадежно отстает от прогресса.

К примеру, что мешает ISU превратить короткую программу, мало влияющую на общий расклад, в самостоятельный медальный турнир? Или разделить произвольную программу на две категории: спортивную (с прыжковыми элементами ультра-си) и артистическую, с акцентом на качество катания и гармоничность постановки. И в каждой – награждать лучших. Отдельным видом могло бы стать абсолютное первенство, как в спортивной или художественной гимнастике. Пусть это золото будет самым престижным, но главное – не единственным, вручаемым на статусном турнире. И тогда не придется вводить паспортный контроль, тем более победы юных спортсменок – не новый сюжет для фигурного катания.

Школьный вальс

В истории фигурного катания XX в. есть множество примеров, когда школьницы вовсю штурмовали взрослые подиумы, причем не только в женском катании – и никакой революции в правилах это не повлекло.

На стыке 1970-х – 1980-х тренер Станислав Жук вывел на мировую арену целую плеяду поразительно талантливых девочек в парном катании. К примеру, 12-летняя Марина Черкасова в дуэте с Сергеем Шахраем, который был старше на 6,5 лет, в дебютный сезон на взрослом уровне завоевала бронзу на чемпионатах СССР и Европы. Их программа поражала сложностью: Черкасова и Шахрай первыми в мире исполнили четверную подкрутку. Уже тогда пару примеряли к масштабу непобедимых Ирины Родниной и Александра Зайцева.

Серебряный призер Игр-80 Марина Черкасова (в паре с Сергеем Шахраем) свои главные награды в карьере завоевала в возрасте с 12 до 15 лет /ITAR-TASS

Сезон спустя в арсенал Марины и Сергея вошли первый в истории парного катания тройной аксель, тодес со сменами позиций, спуск с поддержек через переворот и двойной твист. В программах юного дуэта специалистов восхищали даже дорожки шагов. «По количеству движений в единицу времени, по скорости, по виртуозности исполнения [шаги Черкасовой/Шахрая] выглядели, как настоящие ледовые «ультра-си». У многих же их соперников шаги шагами и оставались: даже с трибуны было видно, как фигуристы переходили с одного ребра конька на другое, как стыковались дуги – словно в киносъемке рапидом», – комментировала советская спортивная газета, обычно скупая на похвалы юниорам.

В 14 Черкасова с Шахраем стала чемпионкой страны и континента, а еще серебряным призером чемпионата мира. В 15 поднялась на вторую ступень олимпийского пьедестала в Лейк-Плэсиде и победила на чемпионате мира. Добиться большего не позволили те самые проблемы роста, настигшие Марину в 16.

Продление полномочий

На одном катке с Черкасовым/Шахраем занимались их абсолютные ровесники Марина Пестова и Станислав Леонович. Ей тоже было 12, ему 18+. Но в плане достижений им постоянно приходилось догонять коллег. Первую медаль всесоюзного чемпионата – серебряную – Марина завоевала в 13 лет. Через год повторила этот результат и стала победительницей международных соревнований на призы газеты «Московские новости», а в 15 наконец-то взяла золото чемпионата СССР и добралась до бронзы чемпионатов Европы и мира. «Тодес Пестовой и Леоновича! – восклицала пресса. – В красивом циркуле – корпус прогнут, одна нога вытянута, другая зубцами конька упруго упирается в лед – Станислав плавно обводил вокруг себя партнершу, и Марина, вытянувшись в струнку, описывала круги в каких-то миллиметрах надо льдом…»

Пестова с Леоновичем исполняли две поддержки в четыре оборота, в том числе уникальную – на одной руке, а всего их программа насчитывала семь разнообразных поддержек. Но пара сошла со сцены, едва партнерша начала расти.

Можно вспомнить и еще одну юниорку из группы Жука. 14-летняя Екатерина Гордеева и 18-летний Сергей Гриньков перешли к нему накануне дебюта на взрослом уровне – и в первый же сезон выиграли чемпионат мира. После этого, правда, пара ушла от деспотичного Жука к Леоновичу, с которым и стала по-настоящему великой, победив на Олимпиаде-1988. Гордеевой тогда было 16. После Игр спортсмены почти на целый год пропали из поля зрения, но уже в сезоне 1989/90 вернулись на топ-уровень – возможно, благодаря тренеру Леоновичу, на собственном опыте познавшем проблемы девичьего переходного возраста. Второе олимпийское золото пара взяла в 1994 г.

В женском катании в начале 1980-х зажглась звезда Елены Водорезовой – тоже воспитанницы Жука. Она ворвалась в элиту в 12 лет, с ходу выиграв чемпионат Союза и влюбив в себя публику на чемпионате Европы, Олимпиаде-1976 в Инсбруке и чемпионате мира, где исполнила небывалые для того времени каскад двойной флип – тройной тулуп в короткой программе и три тройных прыжка в произвольной. В 16 лет из-за хронической болезни Водорезовой пришлось надолго свернуть выступления, но вернувшись, повзрослевшая спортсменка собрала коллекцию медалей крупнейших турниров.

Дети до 16

До эпохи Тутберидзе соперничество юных американок Тары Липински и Мишель Кван в конце 1990-х считалось самым ярким девичьим противостоянием в женском катании. Мишель на два года старше, и потому успехи к ней пришли раньше: в 14 лет она едва не доехала до бронзы чемпионата мира, а в 15, зимой 1996 г., последовательно выиграла три этапа и финал Гран-при, чемпионат США и золото чемпионата мира. Но тут подросла Липински. В те же 14 она сместила Кван со всех чемпионских позиций, выступив с технически гораздо более сложной программой. Кульминацией их борьбы стала Олимпиада-1998 в Нагано.

Элегантная, артистичная Мишель легко выиграла у беззаботной Тары короткую программу. Произвольная была умопомрачительной: никто в мире до Кван и Липински не делал семь тройных прыжков за 5 минут, но Тара исполнила уникальный тогда каскад из двух тройных риттбергеров, и все это – с чистейшим приземлением. И хотя Кван вновь была изящнее, утонченнее, да и прыгала здорово, судьи проголосовали за Липински, сделав ее самой юной в истории олимпийской чемпионкой – в возрасте 15 лет и 255 дней.

После победы Липински тоже было много болтовни насчет возраста и приоритета прыжков перед красотой катания. Лучше бы обсудили, не пора ли разыгрывать больше медалей – 24 года спустя дискуссия на той же отметке.

Другие материалы в сюжете