Жизнь взаймы: как жили и умирали футбольные клубы-банкроты

«Тамбов» пока выступает, но, похоже, скоро клуба не станет – как в 2018 г. «Амкара» и «Тосно»
«Тамбов» пока выступает, но, похоже, скоро клуба не станет – как в 2018 г. «Амкара» и «Тосно» /ФК Тамбов

В феврале 2021 г. Российская премьер-лига (РПЛ) при поддержке Российского футбольного союза (РФС) и анонимного инвестора вытащила «Тамбов» из финансовой ямы, позволив клубу продолжить выступление в чемпионате и Кубке России. Но все шесть матчей после возобновления сезона команда проиграла с общим счетом 2:19. Кроме того, «Тамбов» не подал заявку на лицензию РПЛ и Футбольной национальной лиги (ФНЛ) сезона 2021/22, а значит, клуб вряд ли продолжит существование в профессиональном статусе.

История хоть и грустная, но не уникальная для российского футбола. Экономика клубов часто зависит от бюджетных денег, а потому не выдерживает перемены настроения местных властей. В начале апреля 2021 г., за два дня до рестарта в первенстве Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ), был ликвидирован «Зенит-Иркутск» – у региона нет средств на содержание команды. Из-за проблем с финансированием исчезали в российском футболе и более статусные проекты. «Ведомости. Спорт» вспоминает, как умирали команды РПЛ и что оставляли после себя.

КРЫМСКАЯ ВЕСНА «ТОСНО»

Выиграть Кубок России и умереть – под таким девизом прошел для «Тосно» сезон 2017/18. Команда, финансируемая инвестхолдингом Fort Group, впервые попала в премьер-лигу, но не провела ни одного матча в родном регионе (из-за отсутствия подходящей арены в Ленобласти пришлось играть на «Петровском» в Санкт-Петербурге), завершила чемпионат на предпоследнем месте и накопила многомиллионные долги. Победа в Кубке России 2017/18 обещала «Тосно» участие в еврокубках следующего сезона, но финансовые проблемы похоронили проект.

«Положение усугубилось после введения санкций 2014 г., – рассказывает бывший исполнительный директор «Тосно» Леонид Хоменко. – Поначалу планы были серьезными – например, строительство стадиона под ФНЛ. А потом скакнули курсы доллара и евро. Развиваться стало сложнее, но задачи остались теми же – мы должны были подниматься на дивизион выше каждый год».

В итоге «Тосно» пробилось в элиту спустя три сезона в ФНЛ. В клубе понимали, что премьер-лига потребует дополнительных расходов, но отказываться от повышения не стали – инвесторы посчитали, что справятся самостоятельно. «Был момент, когда можно было получить еще одного спонсора: в 2015 г. свои услуги предлагал Борис Ротенберг, – вспоминает Хоменко. – На это наш «первый» ответил отказом. Теперь в РПЛ играет «Сочи», а мы – нет».

Перед стартом сезона 2017/18 Fort Group планировала вложить в бюджет 350 млн руб. из необходимых 700 млн руб. – остальное должны были покрыть коммерческие партнеры, но их не нашлось. При этом у Fort Group тоже были свои кредиторы. Сбербанк профинансировал покупку компанией торговых центров в Москве на 900 млн евро и поставил условие: Fort Group должна отказаться от непрофильных активов. Зимой 2017/18 компания прекратила финансирование «Тосно» и с тех пор футбольными проектами не занимается.

Во время паузы в чемпионате России игроки «Тосно» объявляли забастовку и не выходили на тренировки: клуб не выплачивал зарплату с середины ноября 2017 г. Но в начале февраля 2018 г. руководство команды заверило футболистов, что деньги поступят. Той же зимой за 1,5 млн евро в «Зенит» ушел Антон Заболотный, а Евгений Марков – в «Динамо» за 135 000 евро. Трансферный доход должен был покрыть часть задолженности клуба. Кроме того, губернатор Ленобласти Александр Дрозденко на совещании в марте 2018 г. с руководством «Тосно» дал гарантии: команда будет жить, даже если покинет лигу.

В целях экономии клуб отказался от покупки футболистов: новички приходили либо в аренду, либо в статусе свободных агентов. Например, ЦСКА одолжил молодого полузащитника Александра Макарова.

«Я перешел в «Тосно» в феврале 2018-го, – вспоминает Макаров. – В команде задержался до конца сезона, но зарплату получил только спустя месяцев 10 или даже через год. Весной забастовок не было, но многие уже подыскивали для себя новые клубы, даже если контракт еще не заканчивался. Футболисты подозревали, что с клубом происходит что-то не то».

В начале июня 2018 г. команду расформировали, но с игроками «Тосно» рассчитался, утверждает Хоменко. «Невыплата зарплаты – это полная чушь, – говорит он. – Мы никогда не задерживали выплаты больше чем на два месяца. Да, был момент, когда мы перечисляли деньги только раз в месяц, т. е. без аванса, но один из сотрудников написал анонимку – и началось разбирательство. Меня вызывала прокуратура, налоговая требовала отчетность, но мы исправили это нарушение. И если бывшие футболисты «Тосно» говорят, что они что-то не получили, то речь только о премиальных».

Игроки «Тосно» (Санкт-Петербург), победившие в финале Кубка России по футболу над командой «Авангард» (Курск) 2018г. /Михаил Терещенко / ТАСС

К декабрю 2018 г. заложенность клуба составила более 500 млн руб., из которых 78 млн полагалось игрокам и сотрудникам. По словам Хоменко, расплатиться полностью позволили бы еврокубки. В сезоне 2018/19 одно только участие в групповом этапе Лиги Европы гарантировало 2,62 млн евро. Но к тому моменту клуб уже прекратил существование.

Чтобы получить заработанные деньги, некоторые игроки обратились в суд. Среди них – полузащитник Рустем Мухаметшин. «Мне должны примерно 6–7 млн руб. – это премиальные и другие выплаты по личным соглашениям, – объясняет футболист. – Суд встал на мою сторону, но деньги я так и не получил. Смысла надеяться на них уже нет, надо жить дальше. Правда, недавно УЕФА создала фонд помощи футболистам, которые выступали в обанкротившихся клубах. Тут еще есть какие-то шансы».

Мухаметшин считает, что клубы не должны банкротиться, пока не расплатились с игроками. «В России злоупотребляют этой процедурой, – говорит футболист. – Обанкротили клуб, а буквально через несколько лет в регионе вновь может появиться профессиональная команда под тем же брендом, которая уже никому ничего не должна».

Правда, в случае с «Тосно» ситуация иная: летом 2018 г. от Ленобласти в ПФЛ заявили «Ленинградец», но ни одного игрока «Тосно» там не оказалось. Инициатором создания команды стал губернатор Дрозденко, который весной того же года обещал поддержать «Тосно». В Тосно на базе обанкротившегося клуба работает детско-юношеская школа «Атлант», которая во многом существует за счет пожертвований родителей.

«АМКАР» И КРЕДИТОРЫ

В 2018 г. прекратил существование еще один клуб премьер-лиги – пермский «Амкар». Финансовые проблемы возникли у команды не впервые. В декабре 2010 г. «Амкар» объявил о выходе из премьер-лиги, но спустя месяц отозвал обращение: положение спас местный бизнесмен и депутат Геннадий Шилов, ставший президентом клуба. Сезон 2017/18 «Амкар» завершил на 13-м месте, но выиграл оба стыковых матча и сохранил прописку в элитном дивизионе. Летом 2018 г. РФС отозвал у «Амкара» лицензию – из-за недостаточных финансовых гарантий и долгов. Спустя несколько дней клуб был расформирован. И это несмотря на то, что в течение нескольких лет «Амкар» старался жить по средствам.

«Я пришел в клуб в 2015 г., и тогда задолженность по зарплате составляла пять месяцев, – рассказывает бывший исполнительный директор «Амкара» Денис Маслов. – После встречи с региональными властями мы все выплатили. С этого момента мы приглашали футболистов бесплатно (тех, у кого нет действующих контрактов. – «Ведомости. Спорт»), старались воспитывать своих игроков и выгодно их продавать. На эти деньги и должен был жить клуб, хотя край тоже продолжал нас финансировать. Я считаю, нам многое удавалось, потому что за три года не было никаких проблем».

Региональный бюджет стабильно перечислял деньги на счета «Амкара». Например, в 2018 г. край выделил 201 млн руб. Маслов подчеркивает, что клуб не бедствовал, а развивал инфраструктуру (например, отремонтировал стадион) и попутно выплачивал долги, оставленные прежним руководством. Но к концу сезона 2017/18 ситуация резко изменилась.

«В мае мы сыграли переходные игры, ушли в отпуск, а в июне меня вызвали писать заявление, – вспоминает Маслов. – Все случилось мгновенно. На каком-то этапе клуб не договорился с кредитором, и для меня это до сих пор очень странная история: всю жизнь договаривались, а тут не договорились».

 Игроки ФК «Спартак» Юра Мовсисян и ФК «Амкар» Алексей Никитин (слева направо) в матче чемпионата России по футболу: «Спартак» (Москва) — «Амкар» (Пермь) 2014 г. /Спорт-Экспресс / ИТАР-ТАСС

Договариваться нужно было с разными структурами. Региональное министерство спорта потребовало вернуть 543 млн руб. субсидий. Компания «Спорткомплекс «Олимпия-Пермь», принадлежащая министерству имущества края, так и не получила проценты и пени по кредиту на 82 млн руб., выданному в 2015 г. Кроме того, клуб оказался должником агента Сергея Базанова. Его клиент, защитник Андрей Семенов, задержался в Перми на полтора года, после чего перешел в «Терек». Сумму компенсации не может точно назвать даже портал Transfermarkt, но, по версии Базанова, «Амкар» должен был получить 1,35 млн евро. При этом 20% полагалось агенту – деньги Базанов пытается отсудить до сих пор.

По словам Маслова, на момент снятия с чемпионата футболисты не получили зарплату за май и июнь, а также премиальные за пять матчей без учета стыковых игр с «Тамбовом. Уже после того, как «Амкар» прекратил существование, клуб заработал 20 млн руб. компенсации от ФИФА – за участие Брайана Идову в чемпионате мира 2018 г. Эти деньги ушли на покрытие задолженности по зарплатам. Маслов констатирует: клуб должен и ему, но сотрудникам с небольшими окладами все выплатили. Тем не менее на лето 2020 г. общий долг перед игроками и работниками «Амкара» оценивался в полмиллиарда рублей.

Маслов сегодня занимает должность президента московского «Торпедо», а главной командой Перми стала «Звезда», вот уже три года барахтающаяся в ПФЛ. Правда, 2 апреля 2021 г. футбольный клуб «Амкар» был зарегистрирован как некоммерческая организация «Амкар-Пермь» и планирует заявиться в ПФЛ. Президентом команды стал Валерий Чупраков, возглавлявший клуб с 1994 до 2010 г.