Полвека назад в Бундеслиге процветала коррупция: сыграли договорняков на 1,1 млн марок. Массовую схему быстро раскрыли

Начало 1970-х – время очищения немецкого чемпионата
Imago / TASS

Немецкий футбол – мощный бесперебойный механизм. Этот гигантский концерн, как и все в Германии, подчиняется четким экономическим принципам и строго блюдет порядок и дисциплину. Именно поэтому Бундеслига первой в Европе (за вычетом Белоруссии, где футбол не останавливали) возобновила чемпионат в период пандемии и по итогам сезона 2019/20 показала доход в 3,8 млрд евро (третий результат в истории лиги).

Финансовые отчеты DFL, управляющей двумя высшими дивизионами немецкого футбола, фиксируют отличное состояние местной футбольной экономики: почти 53 000 занятых, 1,4 млрд евро уплаченных налогов и 195 млн евро инвестиций в развитие молодых игроков. Сейчас немецкий клубный футбол выглядит как идеально отлаженная система, в которой невозможны сбои вроде внезапного банкротства команды или тем более договорного матча. Между тем в начале 1970-х Бундеслига пережила крупный коррупционный скандал – с участием более чем 50 футболистов.

Все по правилам

С момента своего создания в 1963 г. Бундеслига внимательно следила за тем, чтобы ни один клуб не выпадал из «производственной цепочки» и не снижал изначально заданную высокую планку уровня лиги. В ней всегда все были равны перед законом, регламентом и прочими нормами общежития. Поэтому при формировании Бундеслиги в нее не вошла «Бавария». Действовало правило: не более одного клуба от города. А «Мюнхен-1860» как раз в ту пору выступал сильнее. Его и предпочли более успешным баварцам.

Или другой случай. В 1965 г. в «Герте», представлявшей тогда политически важный Западный Берлин, вскрыли черную кассу, из которой игрокам выплачивали повышенные гонорары сверх установленного «потолка зарплат» в 1500 дойчмарок в месяц. И никакая политика не помешала Бундеслиге тут же вышвырнуть «Герту» из своих рядов, хотя по спортивному принципу в том сезоне клуб не должен был вылететь.

Экономика и мораль воспитали у большинства клубов искреннее уважение к предприятию, в котором они задействованы. Благодаря чему в 1971 г. с учетом вернувшейся и больше не нарушавшей правила «Герты» стабильно выступали 14 клубов, влившихся в Бундеслигу в первые три года существования, в том числе 11 из 16 участников дебютного сезона. Остальные регулярно менялись – слишком сложно было закрепиться на этой высоте, к тому же растущей год от года. В чемпионате 1970/71 появился очередной новичок – «Арминия» из Билефельда. Вместе с ней поднялся в статусе «Киккерс Оффенбах», который дебютировал в 1968 г., но сразу же вылетел, заняв последнее место.

Торг уместен

История с договорными матчами началась за семь туров до конца сезона 1970/71. В зоне вылета находились «Киккерс» и «Рот-Вайс Оберхаузен». На очко впереди шел «Айнтрахт» из Франкфурта, еще на одно – «Арминия», только что с трудом обыгравшая футболистов из Оберхаузена. Перед матчем 28-го тура в Гельзенкирхене боссы клуба из Билефельда, не уверенные в успехе своей команды, предложили коллегам из «Шальке», занимавшим четвертое место, проиграть за 40 000 немецких марок. Сделка была одобрена, на 83-й минуте «Арминия» забила единственный мяч и взяла важнейшие два очка.

5 мая «в игру» вступил «Киккерс». Президент клуба Хорст-Грегорио Канеллас вынужден был согласиться на шантаж вратаря «Кельна» и сборной ФРГ, участника ЧМ-1970 Манфреда Манглица, который потребовал с него 25 000 марок за надежную игру против конкурента «Киккерса», еще одного клуба из низов таблицы – «Рот-Вайс Эссена».

22 мая история повторилась, но на сей раз Манглиц не справился с задачей и пропустил четыре мяча от Оберхаузена. Эта «подстава» сыграла решающую роль в раскрытии всего клубка махинаций. В тот же день проблемы поджидали и «Арминию», которая через защитника Герда Кенчке передала 60 000 марок «Дуйсбургу», но игрок «забыл» поделиться с командой, и та выиграла 4:1. Деньги за вычетом своей доли Кенчке вскоре вернул.

Еще через неделю, за тур до финиша, «Арминия» заплатила 15 000 трем игрокам «Штутгарта» – и добыла победу 1:0. Перед заключительными встречами Билефельд и Оффенбах делили 15–16-е места, на очко опережая Оберхаузен. Разумеется, в последний день, 5 июня, ставки кратно выросли.

Подарок на юбилей

«Киккерс» заканчивал чемпионат в Кельне, и Канеллас заранее поинтересовался у Манглица, сколько тот хочет, чтобы не мешать Оффенбаху остаться в Бундеслиге. Вратарь затребовал 100 000 для себя и пятерых партнеров. Он снова взял на себя больше, чем мог унести: остальные игроки «Кельна», не знавшие о взятке, легко разобрались с аутсайдером – 4:2.

О том, заплатил ли Оберхаузен «Айнтрахту» из Брауншвейга, история умалчивает, но ничья 1:1 стала для «Рот-Вайса» спасительной: он догнал «Киккерса» по очкам и опередил по разности мячей. Впрочем, известно, что «Айнтрахт» упирался умеренно, ведь его игроков мотивировала «Арминия», предложившая за положительный для нее исход (как минимум ничью) 120 000, а затем взвинтив ценник до 170 000. Сотня перекочевала в карманы игроков «Айнтрахта» еще до игры, а после ничейного исхода сошлись на доплате в 40 000.

Параллельно два персонажа обрабатывали «Герту». Канеллас через полузащитников Бернда Пацке (еще один игрок сборной ФРГ) и Тассо Вильда собирался передать берлинцам 140 000 за победу над «Арминией». Но те отказались: клуб из Билефельда уже пообещал им 220 000 за нужный результат, а в итоге, победив 1:0, раскошелился на 250 000.

Канеллас чувствовал себя униженным. Мало того, что отвергли его деньги и выбросили его клуб из Бундеслиги. 6 июня, на следующий день после вылета «Киккерса», президент отмечал 50-летний юбилей – и вот такой подарок получил ко дню рождения. В самый разгар торжества, на котором присутствовали многие деятели немецкого футбола – например, главный тренер сборной ФРГ Гельмут Шен, – Канеллас включил на магнитофоне кассету с записями телефонных разговоров, касавшихся «договорняков» и взяток с его участием.

Суд идет

Расследование было стремительным и беспощадным. Председатель контрольного комитета немецкого футбольного союза Ханс Киндерман, превратившийся на время разбирательств в прокурора, вскрыл все, что мог. Удалось обнаружить коррупционные выплаты на 1,1 млн дойчмарок. Причастными к футбольному жульничеству оказались в том числе игроки, хорошо известные на международной арене, такие как защитник Клаус Фихтель, нападающий Райнхард Либуда, молодой и талантливый бомбардир Клаус Фишер. Им тоже досталось.

Приговоры объявляли поэтапно с июля 1971 г. до апреля 1973 г. Дисквалификациям – от полугода до пожизненных – подверглись 52 игрока и официальных представителя из семи клубов, включая, естественно, и Канелласа. В «Шальке» под трибунал попали 13 человек, в «Герте» – 15, а в Брауншвейге вообще 16. Впоследствии, правда, многие футболисты, получившие бессрочные дисквалификации, были помилованы и вернулись на поле. К тому же запрет на профессию действовал только на территории ФРГ и потому часть отлученных тут же отправилась играть за границу (в основном в Нидерланды).

Когда пришла пора наказывать «Арминию», она уже вступила в новый чемпионат Бундеслиги. Поступили просто: ей решили не начислять очков, заведомо закрепив на последнем месте. Тот сезон вошел в историю клуба из Билефельда как «сезон-призрак». Затем у «Арминии» отобрали лицензию, изгнали в региональную лигу и обязали выплатить штраф в 50 000 марок.

«Киккерс» лишился лицензии раньше – летом 1971 г. Но через год клуб был прощен. Все-таки его президент, несмотря на явную вину и мошеннические наклонности, сделал доброе дело: обнародовал хотя бы небольшую часть «договорняков», процветавших в футболе.

Другие материалы в сюжете