УЕФА разрабатывает новый финансовый регламент: без жесткого фэйр-плей, но с потолком зарплат

Клубам предложат тратить на зарплаты не больше 70% от выручки
Президент УЕФА Александер Чеферин – поклонник американской модели профессионального спорта /EPA / TASS

УЕФА 10 лет строго следил за бухгалте- рией европейских клубов, но пандемия заставила ослабить контроль. Сейчас организация разраба- тывает новый финан- совый регламент

Два года пандемии существенно повлияли на футбольную индустрию, в том числе меняются основополагающие правила. С 2011 г. в европейском футболе действует финансовый фэйр-плей (ФФП). УЕФА ввел ограничения расходов ради оздоровления футбольной экономики – безлимитные траты нередко приводили клубы к долгам и банкротству. Правила ФФП вызывали много споров, но работали – к 2017 г. клубный еврофутбол впервые показал прибыль (600 000 евро). Однако коронакризис сократил доходы большинства команд и заставил УЕФА пересмотреть условия финансового контроля за деятельностью клубов.

Сближение в дискуссии

По сути, ФФП в изначальном виде уже не существует: УЕФА еще летом 2020 г. объявил о смягчении требований, а позже анонсировал разработку нового варианта правил. Прежняя версия ограничивала финансовые потери: клубу разрешались убытки в 5 млн евро за три отчетных сезона, а при участии личных средств владельца – до 30 млн евро. Отдельная комиссия анализировала документы клубов, которые попали в еврокубки.

Из российских команд из-за несоблюдения ФФП страдали московское «Динамо» (отстранялина год от еврокубков в 2015 г.) и казанский «Рубин» (в 2018 г. на два года). Вопросы возникали и к «Зениту», и к «Локомотиву» – самым частым участникам Лиги чемпионов от России, но им удавалось обосновать отклонения от нормы и представить убедительный план улучшения ситуации. УЕФА не исключал клубы автоматически, а брал некоторые под особый контроль и просил детализировать предоставленную информацию.

Инициаторами ФФП считают исторически большие клубы, такие как мадридский «Реал» и «Манчестер Юнайтед». Им не нравилось появление крупных инвесторов, готовых вкладывать огромные суммы в трансферы ради вывода средней команды на топ-уровень.

Одним из главных раздражителей стал «Челси»: после покупки Романом Абрамовичем в 2003 г. и трансферной кампании на 100 млн фунтов команда, которая за 19 лет до того лишь раз попадала в призеры чемпионата Англии, стала чемпионом на второй год, затем защитила титул, а в топ-3 закончила восемь сезонов подряд. Позже по схожему сценарию развивались события в «Манчестер Cити», в ПСЖ и других клубах.

Сейчас действие строгих правил ФФП, с которыми были проблемы и у «Сити», и у ПСЖ, приостановлено – клубы могут не выполнять нормы по убыткам, а новый регламент пока не разработан. В середине декабря 2021 г. президент УЕФА Александер Чеферин заявил, что и сам пока не знает, как будет выглядеть новая конфигурация финансового контроля.

Исполнительный комитет УЕФА собирался 16 декабря, вместе с глобальным планом восстановления футбольной индустрии обсуждали и новый ФФП, но финальных решений не приняли – следующий раунд дискуссии намечен на конец марта. Текущий статус в организации обрисовали так: «Необходимо скорректировать правила, чтобы улучшить финансовую устойчивость клубов, на которую сильно повлияла пандемия, пакет таких мер обсуждается».

При этом Чеферин уточнял, что удивлен совпадением позиций участников дискуссии: глава УЕФА признался, что ожидал гораздо более напряженного разговора по этой теме. А экс-глава Немецкой футбольной лиги Кристиан Зайферт (так как ушел с поста 1 января 2022 г., точно участвовал в переговорах еще как руководитель бундеслиги) признавался, что позиции представителей разных стран изначально заметно отличались, но в итоге действительно сблизились и варианты, которые близки к финальным, устраивают бундеслигу.

Босс ПСЖ Нассер Аль-Хелаифи (на фото слева) возглавляет Европейскую ассоциацию клубов и активно участвует в обсуждении новых финансовых правил /ZABULON LAURENT / ABACA TASS

Креативная бухгалтерия

Как именно изменится ФФП и будет ли принято сначала временное антикризисное решение или сразу новый долгосрочный регламент, пока непонятно. Один из основных вариантов, которые обсуждают европейские медиа, – переход к системе, где для каждого клуба будет индивидуально рассчитан лимит трат.

По информации The Times, предполагается установить планку в 70% от выручки и эту сумму будет разрешено направить на зарплаты. Похожая система действует в испанской Ла Лиге, там накануне сезона для каждой команды определяют лимит трат на зарплаты и трансферы – исходя из доходов клуба.

Для такой схемы особенно важно, кто именно будет контролировать бухгалтерию клубов, отмечает заведующий лабораторией исследований спорта НИУ «Высшая школа экономики» Дмитрий Дагаев.

«Кто будет считать – ФИФА, УЕФА или национальные ассоциации? – рассуждает он в интервью «Ведомости. Спорту». – Не во всех европейских странах доверяют национальному аудиту. И еще важно, к кому применяются правила: ФФП затрагивает в основном потенциальных участников еврокубков, а

в Испании полоток зарплат установлен для всех клубов Ла Лиги. Боюсь, автоматическое применение правил к командам со слабой экономической моделью потребует серьезной политической воли».

Сфокусированность на нескольких показателях, а не на финансовой системе клуба в целом повысит объективность контроля, считает Оливер Ярош, управляющий партнер консалтинговой компании Club Affairs и член правления LTT Sports. В последние годы обращение с правилами ФФП стало все больше напоминать соревнование в бухгалтерской креативности и способности найти легальные способы обойти регламент, добавляет Ярош. Показательным примером была сделка лета 2020 г. между «Барселоной» и «Ювентусом», когда клубы, по сути, обменялись футболистами – в Италию уехал бразилец Артур, а в Испанию – босниец Миралем Пьянич, но оформили два отдельных трансфера. Первый стоил более 70 млн евро, второй – более 60 млн.

«Никто никогда не стал бы платить таких денег за этих футболистов, если бы не необходимость нужным образом отразить единовременный крупный приход от продажи и распределенные на срок контракта расходы на покупку, – объясняет Ярош в интервью «Ведомости. Спорту». – ФФП никогда не смотрел на важнейшую составляющую футбольной экономики – финансовые потоки». Главное, на чем УЕФА стоит концентрироваться при лицензировании, – чтобы клубы не тратили средств, которых у них нет, считает Ярош. «Нужно сместить фокус внимания с того, сколько денег клубы используют, на то, как именно они это делают, – говорит он. – Если у клуба есть 200 млн евро на зарплаты и он расходует их, не так страшно, как если кто-то при бюджете в 1,5 млн заключает контрактов с игроками на 1,2 млн».

В начале 2000-х инвестиции Романа Абрамовича превратили скромный «Челси» в суперклуб. Такой сюжет не понравился исто- рическим грандам /ZUMA / TASS

Пример НБА

По словам Яроша, большое влияние на новую редакцию ФФП оказывает ПСЖ – это возможно из-за совпадения нескольких факторов: генеральный директор парижского клуба катарец Нассер Аль-Хелаифи возглавляет Европейскую ассоциацию клубов, к тому же он топ-менеджер компании beIn Media Group, одного из крупнейших медиапартнеров УЕФА. Тот факт, что чемпионат мира – 2022 пройдет в Катаре, тоже добавляет веса ПСЖ в стратегических обсуждениях.

Предполагается, что в обновленной версии ФФП может появиться «налог на роскошь» – по сути, штраф за превышение лимита расходов на зарплаты. Подобная система действует в Национальной баскетбольной ассоциации (НБА),

а Александера Чеферина считают адептом американской экономической системы в спорте. Средства, собранные в виде штрафов, согласно этой задумке, должны быть затем распределены по механизму солидарности, который давно работает в УЕФА для поддержки экономически более слабых лиг и федераций.

«Для того чтобы правила ФФП работали как институт, важно, чтобы они были предсказуемыми, – говорит Дагаев. – Переключение с одной крайности в другую будет мешать клубам выстраивать стратегию своего развития в условиях кризиса. На мой взгляд, оптимальным вариантом было бы существенное смягчение правил на ближайший год с четко очерченной траекторией их постепенного ужесточения».

Дагаев воспринимает появление новых инвесторов, которые готовы вкладывать большие деньги в трансферы ради взрывного роста результатов как самую реальную возможность изменить баланс сил в европейском футболе. Новым грандом вполне может стать английский «Ньюкасл», который в октябре купил Фонд государственных инвестиций правительства Саудовской Аравии.

«Зло это или добро – философский вопрос, – говорит Дагаев. – Важно, что раньше ФФП был нужен для снижения рисков банкротства из-за ухода инвесторов, а сейчас перед экономикой футбола другие основные угрозы».