Немецкие тренеры захватывают Европу. У них мощная школа и лучшие возможности для роста

Выиграли три Лиги чемпионов подряд, трое работают в РПЛ
Немец Даниэль Фарке стал первым тренером в истории «Краснодара», который не говорит по-русски /ФК «Краснодар»

Уже третий большой клуб РПЛ возглавил тренер из Германии. После неожиданной отставки Виктора Гончаренко «Краснодар» выбрал Даниэля Фарке, «Локомотив» с октября 2021 г. возглавляет Маркус Гисдоль, в «Динамо» второй сезон работает Сандро Шварц. В ведущих европейских чемпионатах тоже много успешных немецких специалистов: Юрген Клопп в «Ливерпуле», Томас Тухель в «Челси», Юлиан Нагельсман в «Баварии» и т. д. «Ведомости. Спорт» разбирается, как тренерская школа Германии стала лучшей.

Истории пересечений

Владелец «Краснодара» Сергей Галицкий не раз высказывался против иностранных специалистов, но на этот раз доверил команду Фарке. Это первый тренер в истории клуба, не говорящий по-русски (серб Славолюб Муслин, работавший в клубе 10 лет назад, язык знал).

Галицкий объяснил выбор тем, что Фарке способен не только дать результат, но и поставить яркий комбинационный стиль игры. Бизнесмен признал: в России таких специалистов найти не удалось. Повторить историю Мурада Мусаева, тренера Академии «Краснодара», который в 2018 г. возглавил взрослую команду (а в сезоне 2020/21 впервые вывел ее в группу Лиги чемпионов), тоже не получилось. «Пока не вырос», – объяснил Галицкий.

В биографии Фарке только один взрослый клуб – английский «Норвич», с которым он дважды поднимался из Чемпионшипа в Английскую премьер-лигу (АПЛ). Даже в высшем дивизионе, имея состав гораздо скромнее, чем у многих конкурентов, команда немца всегда стремилась контролировать мяч и играть от себя, а не запираться в обороне. До Англии Фарке работал со второй командой дортмундской «Боруссии», основу тогда возглавлял Тухель. Тренеры до сих пор общаются.

Шварц до «Динамо» трудился в «Майнце», где стартовала большая карьера Клоппа. Гисдоль появился в «Локомотиве» благодаря новой стратегии развития, сформулированной немцем Ральфом Рангником, одним из идеологов тактической революции в немецком футболе конца нулевых. В ноябре 2021 г. Рангник перебрался в «Манчестер Юнайтед», но его концепцию продолжает воплощать спортивный директор «Локо» Томас Цорн, который учился и начинал агентский бизнес в Германии.

Будучи еще спортивным директором «Спартака», в 2019 г. Цорн ривез в Россию из «Шальке 04» немецкого специалиста Доменико Тедеско. Сейчас он возглавляет «РБ Лейпциг».

Суммарно в РПЛ теперь пять тренеров из дальнего зарубежья: еще итальянец Паоло Ваноли в «Спартаке» и черногорец Миодраг Божович в тульском «Арсенале». А Германия после назначения Фарке догнала лидеров, Италию и Португалию, в списке самых популярных зарубежных стран – поставщиков тренерских кадров в истории РПЛ (у всех по пять).

Волна немецких тренеров

«В начале века сборная Германии была далека от результатов, к которым мы привыкли, тогда национальная федерация решила инвестировать в обучение тренеров, – объяснял Фарке в первом большом краснодарском интервью, которое опубликовал клуб. – В стране решили, что нужно активнее воспитывать строгих, квалифицированных специалистов».

Новый подход к обучению тренеров стал частью немецкой футбольной революции, в том числе превратившей национальную сборную из неудачника ЧМ-1998 и Евро-2000 (заняли последнее место в группе) в чемпиона мира – 2014.

Прежде всего в стране тотально обновили систему подготовки молодых игроков, перенесли акцент с клубов на академии. Для этого построили 390 тренировочных баз – причем так, чтобы они равномерно покрыли всю территорию Германии. Это повлекло за собой бурный рост и количества талантливых игроков, и уровня их подготовки.

Как следствие, молодые выпускники главной тренерской школы Германии – Академии Хеннеса Вайсвайлера (работает с 1947 г., с 2005 г. носит имя одного из самых успешных тренеров XX в.) стали получать в распоряжение более подготовленных юных футболистов – таких, с которыми проще реализовывать свои идеи и разработанные методики. Постепенно с молодежного уровня эти специалисты стали переходить на взрослый – в конце нулевых и начале 2010-х Клопп покорял Бундеслигу с «Майнцем» и «Дортмундом», а Рангник удивлял своим «Хоффенхаймом».

В Бундеслиге доверились новой волне тренеров – в том числе потому, что они хорошо ладили с новыми талантливыми местными футболистами. А благодаря успехам и яркой игре в Бундеслиге немцев стали приглашать и в другие европейские топ-чемпионаты: так, из «Боруссии» Клопп уехал в «Ливерпуль», освободив место Тухелю, который позже отправился в ПСЖ, а затем в «Челси».

К тому же в индустрии сложился четкий образ немецкого тренера, работодателям хорошо известно, чего именно ждать. Традиционные сильные стороны – умение адаптировать разные схемы, ставить прессинг и вообще активный футбол. Конечно, каждый немецкий тренер – это индивидуальность со своими тактическими предпочтениями, но у всех качественная общая база, заложенная в Академии Вайсвайлера.

Фарке характеризует обучение там как очень сложное – признается, что в течение года будто ходил на работу: проводил в академии целые дни.

Раньше продвинутый курс для получения высшей категории Pro длился 11 месяцев, теперь он укладывается в 10. Весь процесс разбит по неделям: первые 22 недели идет теория, затем 12 недель практики и полтора месяца на написание диплома. Такой курс стоит около 10 000 евро.

В академию принимают всего 24 человека в год для обучения на категорию Pro, есть конкурс на поступление. Причем тренеров учат не только футболу, но также преподают психологию, педагогику, основы спортивной медицины и даже риторику.

Академия для всех

Плеяда сильных немецких тренеров, востребованных сейчас в Европе, выросла в том числе благодаря Академии Вайсвайлера, считает форвард сборной России 1990-х Сергей Кирьяков. Он отыграл семь сезонов в Бундеслиге за «Карлсруэ» и «Гамбург», а затем получал тренерское образование категорий B и A в Германии.

«Принципы обучения не сильно отличаются от того, что есть в России, но там гораздо больше погружения и возможности практиковаться, а само образование намного более востребовано, – рассказывает Кирьяков. – Недавно интересовался – выяснил, что обладателей лицензии Pro в Германии около 5000, в России во много раз меньше. Процесс давно поставлен на поток, а специалистов так много, что даже с клубами уровня пятой-шестой лиги работают те, кто прошел полный курс. Это заметно поднимает средний уровень футбола в стране в целом, а самые талантливые имеют возможность развиваться и затем получают приглашения из-за рубежа».

По словам Кирьякова, обучение на высшую категорию предполагает полное вовлечение: фактически нужно переехать под Кельн, где находится академия, и пять дней в неделю посещать занятия, а затем еще пройти продолжительную практику в одном из клубов высокого уровня. В процессе обучения, добавляет он, за тренером постоянно наблюдают, оценивают в том числе поведение с игроками, умение руководить командой, использовать командный голос и т. д. При этом обучение в Академии Вайсвайлера доступно любому, кто пройдет отбор, – игровой или тренерский опыт в футболе вовсе не обязателен.

Этим воспользовался Кирилл Серых – уроженец Бийска, который в 2013 г. переехал в Германию, а позже решил стать футбольным тренером. В январе 2020 г. он успешно сдал экзамены на тренерскую лицензию одной из низших категорий – C, она дает право работать с детьми и полупрофессиональными командами.

Затем Серых больше года отработал тренером и видеоаналитиком берлинской «Тасмании» – клуба региональной лиги, это четвертый уровень немецкого футбола.

Обучение с низов

В разговоре с «Ведомости. Спортом» Серых рассказал, что к началу обучения не очень четко представлял себе, что такое профессия тренера, – никакого опыта у него не было. Но это не помешало ему учиться на равных с остальными.

«На все мои глупые вопросы, связанные в том числе с недостаточным знанием языка, терминов, всегда отвечали, – говорит Серых. – Более того, из них могли вырасти полноценные обсуждения, в которых участвовали и другие ученики.

Некоторые из них – уже с опытом детских тренировок, со своими методиками. Мы вместе пытались найти оптимальные решения».

Серых рассказывает, что вместе с ним учились люди с совершенно разным футбольным опытом: кто-то, например, играл в футбол давно, а сейчас хочет помогать тренировать команду своего ребенка, кто-то только закончил играть на региональном уровне и планирует переходить на тренерскую работу, а кто-то пришел в 17–18 лет, чтобы получить первое профессиональное образование и начать путь в футбольной индустрии.

В «Тасмании», где Серых работал по окончании учебы, был футболист, который учился в академии параллельно с выступлением за команду – чтобы больше интегрироваться в систему клуба и затем тренировать детей, набираться опыта и чуть больше зарабатывать.

«При обучении стали уделять гораздо больше внимания анализу данных, разбору видео, – рассуждает Серых о том, что изменилось в немецкой системе подготовки тренеров в 2010-х. – К тому же есть влияние огромного количества полей: благодаря этому у многих есть возможность практиковаться со своими командами, так гораздо эффективнее. Отдельные курсы проводят в выездном формате. Например, приезжали к нам в «Тасманию», набирали группы для определенной категории. Это заметно облегчает процесс, делает качественное обучение гораздо более доступным».

С учетом денег на дорогу обучение стоило Серых 750 евро. Чтобы повысить свою тренерскую квалификацию, придется потратить гораздо больше, но это может стать удачной инвестицией. Тренеры с немецким образованием востребованы рынком. Весной 2021 г. «Бавария» выложила 25 млн евро за 33-летнего Нагельсмана из «Лейпцига» (кстати, однокурсника Тедеско) – никогда в мировом футболе не платили столько за тренера.