Токари, шофер, химик и Ко против фашистов: как в 1940-м «Спартак» покорил Болгарию

На турне потратили 361 000 рублей — в условиях самоизоляции имидж советского спорта нуждался в инвестициях
Летом 1940 г. «Спартак», усиленный игроками других московских команд, с успехом гастролировал по Болгарии, осенью футболисты вернулись в свои клубы — и собирали аншлаги на мачтах первенства страны /Николай Кубеев / ТАСС

Рабочие контакты

Изоляционное заточение, в котором из-за событий на Украине оказался российский спорт, — то самое «хорошо забытое старое». Подобное уже случалось и длилось не год, не два, а четверть века. После Первой мировой войны и большевистской революции молодому советскому государству устроили политическую и экономическую блокаду. СССР не принимали в Лигу Наций, с ним отказывались водить дружбу и иметь дела.

Спорта это тоже касалось. Двери МОК и ФИФА были наглухо закрыты для Страны Советов, а по миру гулял циркуляр, запрещающий спортивные контакты с советскими атлетами. Поэтому в 1920–1930-е гг. они состязались только с рабочими «коллективами физкультуры» тех стран, где более-менее раскрутилось коммунистическое движение или были сильны лейбористские течения: Германии, Бельгии, Франции, Финляндии, Норвегии. Даже рабочие Олимпиады проводились. Кроме того, футболисты отыскали лазейку в Турции, которая была неподотчетна ФИФА и в течение десятка лет регулярно играла с советской сборной.

В середине 1930-х, когда Западной Европе (прежде всего Франции), понадобилась поддержка Советского Союза в противостоянии растущей польско-германской угрозе, СССР наконец-то пригласили в Лигу Наций. Запреты мигом были сняты. Футболисты успели съездить в гости к чехам и в Париж к мощному тогда «Рэсингу»; испытали свои силы в спорах с сильнейшими спортсменами Европы советские легкоатлеты, штангисты, конькобежцы. Но с началом охоты на «врагов народа» Союз ушел уже на самоизоляцию. После приезда сборной Басконии — беженцев из воюющей Испании — летом 1937 г. контакты с заграницей снова были предельно ограничены.

«Спартак» вместо «Динамо»

С началом Второй мировой войны международные федерации приостановили свою деятельность, но спортивная жизнь в странах, не затронутых боевыми действиями, вовсю продолжалась. И в начале 1940 г., уже не опасаясь санкций ФИФА, венгерские и болгарские спортивные начальники предложили советским коллегам организовать серию встреч. Венграм было тактично, но решительно отказано. Сборная Венгрии в 1938 г. дошла до финала чемпионата мира, будапештский «Ференцварош» в 1937 г. выиграл Кубок Митропы (старинный прообраз Лиги чемпионов для сильнейших клубов Центральной Европы), а затем дважды пробивался в финал, причем в 1939 г. уступил будапештскому же «Уйпешту».

Матчи с венграми не сулили советским футболистам славы и почестей. А вот болгарский футбол считался слабым. В квалификации ЧМ-1938 сборная Болгарии была уничтожена чехословацкой — 0:6. Идею сразиться с болгарской «Славией» сочли перспективной, тем более приглашение советской команды подтвердили премьер-министр и глава МИД Болгарии. В мае 1940 г. решение о визите в Софию было принято.

Теперь нужно было определить, кого направить в Болгарию. Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта предложил тбилисское «Динамо», мотивируя этот выбор несколькими факторами: высокие результаты (второе место в чемпионате СССР 1939 г.), адаптированность к жаркому климату и неудобный для «Славии» комбинационный стиль игры. Кроме того, важен был и национальный колорит — для демонстрации «культурного роста народностей, населяющих СССР».

Совнарком против «Динамо» принципиально не возражал, но рекомендовал усилить его несколькими игроками из других клубов. Но затем, видимо, где-то «наверху», случился разговор, не занесенный в стенограммы, что на тбилисцев ставку делать не нужно: мало ли, вдруг проиграют — запятнают честь. В итоге собрали сборную Москвы — на базе «Спартака», который в 1938–1939 гг. выиграл оба чемпионата и Кубка СССР.

Строго по смете

Вылет в Софию несколько раз переносили. Первоначально игры запланировали на 23 и 27 июня. Затем попросили сдвинуть даты на середину июля, позже — на 28 июля и 1 августа, далее — на середину августа. Причем об актуальных сроках забыли известить принимающую сторону. 25 июля болгары тщетно прождали советскую делегацию, после чего пожаловались в Совнарком. Ответственным за поездку председателю физкультурного комитета Василию Снегову и председателю ВОКС (Всесоюзный совет общества культурных связей с заграницей) Владимиру Кеменову был объявлен выговор. 6 августа «Спартак» наконец-то вылетел в Болгарию.

Согласно документам, хранящимся в ГАРФе, смета расходов на поездку составила 361 000 руб. В эту сумму входили, в частности, оплата самолета в оба конца (160 000), экипировка футболистов, костюмы, ботинки и чемоданы для всех членов делегации. Каждый костюм обошелся в 2500 руб., чемодан стоил 400, суточное питание на человека — 40 руб., а изготовление вымпела для вручения друзьям-соперникам — 750. По 500 руб. полагалось каждому футболисту в качестве «пособия», а еще по две пары бутс стоимостью 120 руб., по пять 15-рублевых футболок. 3500 заложили на культобслуживание: лекции, газеты-журналы, кинопрокат и посещение театра.

Любопытно почитать и анкеты выехавших в Софию. Поскольку советские спортсмены официально были любителями, в графе «специальность» у каждого значилась гражданская профессия. Оказалось, что лучший футболист СССР бомбардир Григорий Федотов и капитан «Спартака» Василий Соколов — токари, великолепный вратарь Анатолий Акимов — шофер-механик, динамовец Михаил Якушин — химик-лаборант, спартаковский пенальтист Георгий Глазков — ткацкий мастер, а Андрей Старостин — директор фабрики «Спорт и туризм». И на всю команду из 23 человек только четыре холостяка.

Тренировочное поле

Довоенная Болгария — монархия во главе с царем Борисом III, опутанная фашистской Германией. По свидетельству руководителя делегации Николая Романова, в софийских кинотеатрах «идут только германские хроники, показывающие победу германских войск и всячески восхваляющие Гитлера», а болгарские футболисты перед игрой приветствовали соперников «фашистским салютом» и «этот же салют был изображен на подарке, преподнесенном нам командой «Славия» во время первого матча».

Хитрые болгары предусмотрели в канун матчей поездку гостей из СССР на Шипку — в 220 км от Софии. Зоркий Романов сразу сообразил, что подобным образом советских футболистов хотят попросту утомить, — и пресек экскурсионное начинание. Заодно сократил до минимума и банкеты, тоже изначально намеченные почти на каждый вечер.

«Газон» стадиона «Юнак», где должны были пройти матчи, оказался жестким гаревым покрытием. Советским игрокам не сразу удалось приноровиться: шипы бутс скользили, мяч подскакивал. Чтобы познакомиться с тактикой «Славии», футболисты из Москвы посетили матч чемпионата страны. Оказалось, что о прогрессивной схеме 3–5–2 в Болгарии не слышали, а придерживались давно устаревшей системы «пять в линию». И если после первых неуклюжих тренировок над москвичами в Софии посмеивались, то во время матчей расклад поменялся.

Заслуженные мастера

«Красно-черные» (именно так: с 1939 по 1952 г. «Спартак» выступал в черных трусах) в начале игры избрали выжидательную стойку, приглашая хозяев атаковать. Уже на четвертой минуте «Славия» нарвалась на результативную контратаку. И в дальнейшем москвичи не форсировали события, стараясь в 40-градусную жару экономно расходовать энергию. Стратегия себя оправдала: постепенно «Славия» выдохлась и на исходе первого тайма получила один за другим еще три мяча. Плюс два — во втором тайме. Федотов сделал хет-трик. Лишь в концовке хозяева отквитали один гол. 1:6.

Второй матч — со сборной Софии — мало чем отличался от первого. Разве что забитые мячи «Спартак» распределил по хронологии игры более равномерно: три к 21-й минуте и по два в каждые следующие полчаса. Получилось 1:7. Федотов снова забил трижды. Публика не обиделась. Наоборот, по свидетельству Романова, «после матча свыше 100 человек побежали к нашим футболистам, которые выстроились в центре поля, стали обнимать и целовать их». Правда, после того как игроки ушли в раздевалку, на поле выскочила полиция и, «окружив наиболее симпатизирующих нам граждан, арестовала около 30 человек, разогнав остальных».

По возвращении на Родину советским футболистам устроили торжественный прием. Нарком обороны маршал Семен Тимошенко подарил армейцам Федотову и Алексею Гринину именные золотые часы с гравировкой. А государство присвоило Акимову, Старостину, Якушину, Сергею Ильину и, конечно же, Федотову звание заслуженных мастеров спорта СССР.

Через месяц «Славия» пожаловала с ответным визитом. «Спартаку» и московскому «Динамо» уступила с одинаковым счетом 0:4, зато с «Динамо» ленинградским ухитрилась сыграть вничью — 2:2. Собиралась выступить еще и в Киеве, но по какой-то причине не сложилось. Теперь уже и не узнать почему.

Другие материалы в сюжете