150 рублей за «халтурку» и 60 — за победу над «Динамо» Киев: Игорь Шалимов вспоминает свой «Спартак»

История из новой книги, изданной к 100-летию клуба
Игорь Шалимов (на фото — слева) заиграл у Бескова, стал чемпионом у Романцева, а в Серию А его отпутсил Старостин /Зуфаров Валерий, Уткин Игорь / Фотохроника ТАСС

18 апреля московский «Спартак» отпраздновал 100-летие — официально клуб отсчитывает историю с первого матча Московского клуба спорта, который спустя почти 13 лет и пять названий превратился в «Спартак». 

Грустное 10-е место красно-белых в текущем чемпионате не скрасило даже поздравление президента РФ, опубликованное на сайте Кремля. Зато к юбилею активизировались книгоиздатели. У «Эксмо» вот-вот выйдет коллекционный альбом «Спартак»: рекорды, события, факты». По сути, это переиздание книги, выпущенной к 95-летию клуба, но дополненное (факты, фото — всего добавлено 12 глав) и в новой верстке. Подарочный формат не подразумевает многословного повествования, и все же на страницах (их почти 450) нашлось место не только иллюстрациям и статистике, но и занятным историям. Например, про спартаковца Николая Тарасова, ставшего министром легкой промышленности СССР. Или про решающий матч чемпионата страны 1936 г. против ЦДКА, по ходу которого пришлось ремонтировать ворота — они сломались под напором зрителей. 

Новинка АСТ — «Спартак»: 100 лет истории клуба» — уже появилась в продаже. О событиях далекого и не очень прошлого в ней рассказывают спартаковцы разных эпох. От 95-летнего Никиты Симоняна, побеждавшего с командой в 1950-х, до 38-летнего Артема Реброва, с которым «Спартак» выигрывал чемпионат России в сезоне 2016/17. «Ведомости. Спорт» выбрал для публикации отрывок из монолога Игоря Шалимова, нынешнего главного тренера «Урала». Он застал в «Спартаке» Николая Старостина, успел поработать с Константином Бесковым и выиграть чемпионат СССР под руководством Олега Романцева. 

В начале 1990-х Шалимов уехал в итальянскую Серию А, затем играл в Германии, Швейцарии, снова в Италии и вернулся в Россию уже в новом качестве — менеджера, тренера, а позже и ТВ-эксперта. 

***

Моя первая ставка в «Спартаке» — 60 руб. Потом как игрок основы получал 150 руб. 300 руб. — сборники, но там надо было определенное количество игр за сборную провести. Такие деньги получали [Ринат] Дасаев, [Федор] Черенков. Еще были премиальные. К примеру, мы ездили в Орехово-Зуево на товарищеский матч, тогда это называлось «на халтурку», и нам платили 150 руб. за победу. А в чемпионате после победы над «Динамо» Киев платили по 60 руб. 

Самым крутым по заработкам получался январь, когда проходил турнир спартаковских команд в манеже. Там тоже за каждую победу начисляли по 150 руб. Это были ставки времен Советского Союза. Когда страна закончилась, уровень зарплат и премиальных изменился. Но почему-то подробности того периода не запомнил, хотя, например, мы подписывали контракты... 

*** 

В 1991-м «Спартак» проиграл в полуфинале Кубка европейских чемпионов «Марселю». Перед этим мы уехали в турне по Японии и вернулись только за четыре дня до игры. Зачем надо было ехать туда? Да, нам заплатили за поездку, мы там купили телевизоры и видеокамеры. Но в итоге две игры с французами, вернувшись, сыграли на пике акклиматизации. Тогда мы этого не понимали, но нас каким-то образом втянули в эту историю. Может, и «Марсель» с их президентом Бернаром Тапи сыграл в этом какую-то роль? Когда возвращаешься с Дальнего Востока, разница во времени и акклиматизация намного хуже переносятся, чем когда прилетаешь туда. Не понимаю, как [Николай] Старостин и [Олег] Романцев на это согласились... 

До этого в четвертьфинале в марте мы встречались с «Реалом». Первый матч нам предложили играть на нейтральном поле в Испании, например в Севилье. Нас спросили, как нам такой вариант. Отказались, конечно, сказали, что будем играть в Москве. В итоге вышли на бетонное поле «Лужников», зато на заполненном стадионе. Сыграли 0:0, а в Мадриде, на «Сантьяго Бернабеу», «убрали» «Реал» 3:1. 

Ну, а с «Марселем» не только в акклиматизации дело было. У них и команда очень сильная, и судья немного начудил. Но французские команды всегда становились неудобными для «Спартака». И в то время, и позже. В открытый футбол с ними не поиграешь. С немцами и англичанами проще. 

*** 

Тогда же, в 1991-м, я уехал из «Спартака» в Италию, в «Фоджу». Говорят, президент клуба Паскуале Казильо — его не стало в сентябре 2020-го — был мафиози, сидел в тюрьме. А «Фоджа», в которую я попал из «Спартака», являлась светлым пятном. Казильо нашел для команды классного тренера Зденека Земана, классных игроков. После того как «Фоджа» вышла в Серию А, там появились первые легионеры — я, [Игорь] Колыванов из «Динамо» и румын [Дан] Петреску. Все ребята дебютировали в Серии А. И вся Италия визжала от игры «Фоджи», на каждый матч собиралось по 25 000 человек, хотя там население всего города — 150 000. Не сказал бы, что Фоджа — это деревня. Это провинция, да. 

Вопрос в другом: возможен ли такой проект сейчас у нас — чтобы команды из второй части таблицы показывали атакующий футбол, от которого народ получал бы удовольствие и приходил на стадион? Мне повезло, что попал в «Фоджу», потому что игра команды была близка к игре «Спартака». Играли низом. Наш главный тренер Земан не практиковал длинные передачи, и у нас всегда рядом оказывался адресат для паса. Сейчас все боятся проиграть, потому что выгонят. Поэтому большинство играют в позиционной обороне. Земан же ничего и никого не боялся. Мне кажется, он вообще без эмоций. Сужу об этом по тому, как тренер разговаривал, как вел себя. Со мной Зденек пытался говорить по-русски — возможно, учил язык на родине, в Чехословакии. Но получалось у него очень плохо. 

*** 

Как вообще состоялся переход из «Спартака»... Мне позвонили от президента Казильо, у которого был бизнес в Москве. Попросили о встрече. Она состоялась в гостинице «Международная», в офисе у Казильо. Там было сказано: «Хотим видеть вас в «Фодже» и уже переговорили со «Спартаком». Перешли к условиям личного контракта. «Сколько вы хотите?» — спросили меня. Хотели мы в то время немного. Но контракт заключили хороший. Если в «Спартаке» я получал 300 руб., то в «Фодже» — раз в 15 больше. 

*** 

После переговоров в «Международной» меня вызвал Николай Петрович Старостин и сказал: «Игорь, предложений из Серии А много не бывает. Подумай». И сразу добавил: «Надо ехать». Поговаривали, что за меня Казильо заплатил «Спартаку» миллион долларов. Мне 22 года, я игрок сборной. Тогда это были нормальные деньги. Кто-то говорил, что заплатили 10 автомобилями «Фиат». Но, может, шутили так. 

Перед отъездом в Италию накрыл стол в гостинице «Россия», пригласил всю команду. Был и Олег Иванович. Но там такая ситуация получилась... Если Старостин сказал мне уезжать, то Романцев... У него еще не было сильной позиции в «Спартаке» — Николай Петрович был главным в таких вопросах. А я думал, что Романцев в курсе того, что уезжаю. Там, на проводах в ресторане, пошел его проводить, поблагодарил, что ставил меня в состав даже после травмы, доверял. А Иваныч вдруг спросил, почему про уход я ничего не сказал ему раньше. Но и Старостин, и итальянцы уверяли, что все обговорили. И представить не мог, что главного тренера не поставили в известность. У меня из-за этого остался осадок. 

Другие материалы в сюжете