Юношеская лига, регламент переходов и поддержка РФС. Как в России меняется система подготовки футболистов

В условиях дефицита денег и легионеров работа молодежных академий становится важнее
В 2021 г. «Ростов» потратил на подготовку резерва порядка 122 млн руб. /fcrostov academy / vk.com

Главные задачи российских футбольных клубов на лето всегда связаны с трансферным рынком, но на этот раз ситуация нетипичная. Из-за политической обстановки под вопросом и приезд новых легионеров, и сохранение тех, кто остался или приостановил контракт по разрешению ФИФА. Обстоятельства подталкивают к тому, что надежнее заниматься развитием собственных воспитанников.

Весенняя часть сезона 2021/22, когда некоторые клубы лишились многих иностранцев, продемонстрировала разницу в подходах. Система подготовки молодежи вышла на первый план как страховочный механизм, позволяющий заполнить места не только в заявке на матч, но и в основном составе.

В казанском «Рубине», напрямую вылетевшем из РПЛ, и по ходу чемпионата, и оправдывая провал после, регулярно подчеркивали: клубная академия работает плохо и состав пополнять почти некем. 

«Если бы у меня было 10–15 талантливых человек, которые бы могли показывать себя в ФНЛ, я бы сделал вторую команду. Но у меня таких игроков два-три», – объяснял на пресс-конференции генеральный директор «Рубина» Рустем Сайманов. Главный тренер Леонид Слуцкий в YouTube-интервью Василию Уткину развивал тему: «У нас нет возможности вкладываться в молодых россиян, потому что у «Рубина» 20 лет существует футбольная школа, а кроме [сейчас защитника «Сочи» Эльмира] Набиуллина и [защитника Данила] Степанова она никого не дала».

Положительный эффект второй команды чаще всего обсуждали на примере «Краснодара»: несмотря на уход легионеров, благодаря воспитанникам из «Краснодара-2» клуб поднялся на 4-е место – обошел в таблице ЦСКА с «Локомотивом», сохранивших иностранцев.

«Краснодар» стабильно лидирует по объему вложений в развитие молодежного футбола: по данным из отчетов, которые ежегодно летом публикует Российский футбольный союз (РФС), клуб потратил чуть больше 1 млрд руб. в 2021 г., в предыдущие полные сезоны сумма была выше 800 млн. Правда, инвестиции не всегда соразмерны эффекту: «Зенит» стабильно вкладывает в подготовку молодежи более 600 млн руб. (709 млн в 2021 г.), но по-прежнему редко получает игроков для основного состава.

«Рубин», седьмой по тратам на молодежный футбол в РПЛ со 174 млн руб. в 2021 г., уместнее сравнивать с «Ростовом» – соседом по таблице расходов на подготовку резерва со 122 млн руб.

Вопрос статуса

У академии «Ростова» официальный статус регионального центра РФС – это высшая категория в иерархии российского футбола. Чтобы ее получить, нужно соответствовать обширному списку критериев: развитость инфраструктуры, количество лицензированных тренеров, качество программы подготовки, а также результаты команд и игроков-выпускников. На то, чтобы добиться высшей категории, у академии «Ростова» ушло около двух лет.

«Инструкторы РФС приезжают к нам, мониторят нашу работу, – рассказывает «Ведомости. Спорту» директор ростовской академии Антон Тупиков. – Подаем заявки с тем, что нам нужно из инвентаря, – РФС в меру возможностей помогает. Недавно, например, получили грант, за счет этих денег решаем в том числе инфраструктурные вопросы».

Статус регионального центра РФС вполне отражает качество работы организации, считает директор академии «Чертаново» Илья Савченко. С одной стороны, это накладывает обязательства – к примеру, нужно следовать рекомендациям по методике подготовки. С другой – дополнительное финансирование помогает работать на уровне академий топ-клубов, где бюджеты выше.

РФС увеличил выплаты организациям, где готовят молодых футболистов, за счет отчислений букмекеров, а учреждения высшей категории получают наибольшие суммы. Савченко считает эту поддержку существенной: в «Чертаново» эти деньги идут на улучшение тренировочного процесса и мотивационную систему для тренеров. В «Чертаново» рассчитывают на диалог в отношении методических рекомендаций, которые внедряет РФС: «Мы считаем, что нельзя всех собрать под одну гребенку. Разница между обычной региональной школой и академией высшего футбольного мастерства все же должна быть, – говорит Савченко «Ведомости. Спорту». – Пока не могу сказать, что мы повлияли на содержание методик, но разговор об этом начался. Надеюсь, в РФС нас услышат».

«Чертаново» выступает в элитной группе ЮФЛ, а на игроков академии всегда высокий спрос /fcchertanovo / vk.com

Революционный проект

Представители ведущих академий сходятся во мнении, что в подготовке молодых игроков теперь очень помогает Юношеская футбольная лига (ЮФЛ). Проект в 2019 г. запустил РФС: тогда это был турнир из 12 команд академий с футболистами до 19 лет, сейчас – многоуровневая система. 

В ней своя градация по статусам и возрастам: сезон 2021/22 в элитной ЮФЛ-1 провели 14 команд до 19 лет, в ЮФЛ-2 – тоже 14, но до 18 лет, еще 20 клубов с игроками до 16 лет играли в региональных лигах на Северо-Западе и Дальнем Востоке. Новый сезон стартовал в мае, структура еще расширилась: новые региональные турниры появились в Приволжье, Сибири, Центральном регионе и на юге страны, а Северо-Запад и Дальний Восток теперь играют в двух возрастных категориях. Вдобавок свое соревнование проводят 28 женских клубов с футболистками до 16 лет.

Появление ЮФЛ Тупиков называет прорывом, а Савченко – революционным проектом для российского футбола. 

Чтобы получить результаты, требуется больше времени и еще много работы, но само появление такого турнира – грандиозный скачок, считает Тупиков. Он отмечает: теперь футболисты с 15 лет живут в режиме профессиональной команды, чего раньше не хватало. Благодаря этому игрокам гораздо проще адаптироваться в основе.

В «Ростове» уже есть пример футболиста, который выступал в ЮФЛ и попал в главную команду, – это защитник Андрей Лангович, которому в конце мая исполнилось 19. Он дебютировал в РПЛ в первом туре сезона 2021/22, когда в команде были все легионеры, а в итоге поучаствовал в 16 матчах, треть начал в стартовом составе – весной играл постоянно.

Выходцы из ЮФЛ есть и в сборной России: динамовцы Арсен Захарян и Константин Тюкавин участвовали в первом сезоне лиги. Сейчас им по 19, оба весь сезон основные игроки в «Динамо», выигравшем бронзовые медали РПЛ.

Но не все сразу могут перейти из академии в молодежную и тем более взрослую команду, обращает внимание Тупиков. По его словам, ЮФЛ сохраняет для футбола тех, кто физиологически взрослеет чуть позже. Без юношеской лиги в 18–19 лет приходилось бы многих терять: для них не было бы промежуточной ступени в футбольной системе.

Савченко уверен, что ЮФЛ особенно ценна для регионов: «Мы хорошо знаем ситуацию по стране, к нам приезжает много игроков из разных городов: в родном регионе им часто приходится заканчивать лет в 15, потому что никто не готов развивать их на бюджетной основе. А в ЮФЛ у таких ребят есть возможность расти, становиться заметными для других академий и клубов».

С сезона 2022/23 система ЮФЛ, с многочисленными региональными лигами, близка к идеальной, считает Тупиков. «Единственное важное изменение, которое мы считаем необходимым, – в М-лиге, турнире молодежных команд, нужно поднять возрастной ценз до 21 года, – говорит он «Ведомости. Спорту». – Чтобы ребята могли на один сезон больше провести на этом уровне – не все готовы в 19–20 лет переходить в главную команду, задача – доводить и сохранять их. Дискуссия с РФС по этому поводу идет».

По словам Савченко, для «Чертаново», выступающего в элитной группе ЮФЛ, особенно полезно сравнивать себя с ведущими академиями за пределами Москвы – раньше таких возможностей было меньше. «Нельзя игнорировать и чисто денежную сторону: думаю, без финансовой поддержки РФС многие региональные школы и академии не могли бы участвовать в таком турнире», – уточняет Савченко.

В ЮФЛ академии-участнице достаточно организовать домашние матчи, остальные расходы – на поездки, проживание в других городах, питание и другие детали – покрывает РФС.

Тренировка в академии «Чертаново» /fcchertanovo / vk.com

Дорога в профессионалы

В «Ростове» выстроена четкая схема взаимодействия академии с основным составом, и она не меняется в случае смены главного тренера команды, объясняет «Ведомости. Спорту» глава академии Антон Тупиков. Он уточняет, что находится в постоянном контакте со спортивным и генеральным директором.

«Даже когда Валерий Карпин переставал быть главным тренером «Ростова», система продолжала работать», – Тупиков вспоминает осенний отрезок сезона 2021/22, когда Карпин сосредоточился на сборной России, а вместо него основу тренировал Юрий Семин. Весной, после отстранения сборной России от международных турниров, Карпин вернулся в «Ростов».

По словам Тупикова, очень помогает то, что у футболистов академии перед глазами примеры молодых ребят в главной команде: «Работает простая логика: если он смог, ты тоже сможешь. С тем же Ланговичем, с 18-летним защитником Виктором Мелехиным ребята из академии совсем недавно жили в соседних комнатах, а теперь 14-летние воспитанники подают им мячи на «Ростов Арене», после игры подходят и общаются на равных, потому что давно знакомы – это правда работает как мотивация».

Отъезд легионеров на системе подготовки не сказался, утверждает Тупиков. Он добавляет, что воспитанниками «Ростова» постоянно интересуются другие команды. «Это глупо отрицать. Но, во-первых, желание покинуть команду возникает у игроков редко. Во-вторых, со многими клубами у нас партнерские отношения, никто никого не переманивает».

Система переходов молодых игроков становится более прозрачной – благодаря ЮФЛ появился трансферный регламент. В «Ростове» поддерживают эти изменения, ведь раньше ключевые вопросы приходилось решать с родителями игроков и агентами.

«Когда читаешь о том, что, например, 15-летний игрок берлинской «Герты» перешел в «Баварию» за 2,5 млн евро, понимаешь: в Европе процесс уже отлажен, клубы не боятся инвестировать в молодых футболистов, – поясняет Тупиков. – Риски оценивают, но при этом все прозрачно: «Бавария» захотела игрока, приобрела – теперь это ее актив. Хотелось бы, чтобы мы тоже пришли к такому цивилизованному формату. Чтобы вопрос обсуждали клубы, а не клуб и родители, как это часто происходило раньше».

Илья Савченко подчеркивает, что на игроков «Чертаново» всегда был высокий спрос, а в новых обстоятельствах в академии ждут, что он только возрастет.

Контрактная система на юношеском уровне не действует, но РФС отдельно предусмотрел: игрок не может перейти из одной команды ЮФЛ в другую без согласия той академии или школы, за которую он выступает, если речь не идет о профессиональном контракте на новом месте.

В «Чертаново» не видят смысла в уходе своих игроков, даже если их приглашают в структуру клубов РПЛ: «На наш взгляд, молодому игроку лучше выходить на топ-уровень не с низов на новом месте, а сразу в команду РПЛ, заявив о себе в «Чертаново». Таких примеров уже достаточно: Наиль Умяров и Данил Пруцев в «Спартаке», Антон Зиньковский, Роман Ежов, Иван Ломаев и другие в «Крыльях Советов».

Профессиональная команда «Чертаново» сейчас выступает в ФНЛ-2 – на третьем уровне, хотя были два сезона, когда она претендовала на выход в РПЛ: в 2019 г. финишировали в ФНЛ пятыми, через год – вообще третьими, но из-за отмены стыковых матчей не получили шанса побороться за Премьер-лигу. А в следующем сезоне вылетели, потому что большинство талантливых воспитанников ушли в другие клубы.

«Нельзя одновременно решать две противоположные задачи: есть клубы, которые работают ради титулов и привлекают топовых игроков для этих задач, а есть те, кто делает акцент на подготовке футболистов, – объясняет Савченко. – Как «Аякс» в Нидерландах, где больше гордятся не трофеями, а тем, где играют выпускники клубной академии. Мы тоже себя считаем в первую очередь академией, поэтому главное для нас – адаптация ребят во взрослом футболе. Для этих целей положение профессиональной команды в лидерах ФНЛ-2 или во второй десятке ФНЛ оптимально, чтобы мы могли не оглядываться на результаты и заниматься основной работой».