380 млн рублей на стадион, 30 млн на Fan ID и новички из Южной Америки: «Оренбург» осваивается в РПЛ

Президент клуба Василий Еремякин обсуждает с «Ведомости. Спортом» экономику команды премьер-лиги
Главный тренер «Оренбурга» Марцел Личка (слева), президент клуба Василий Еремякин (в центре) и губернатор Оренбургской области Денис Паслер на обновленном стадионе «Газовик» — теперь арена вмещает 10 000 зрителей, но ее нужно дооборудовать для функционирования системы Fan ID /ФК «Оренбург»

Один из новичков РПЛ сезона 2022/23, «Оренбург», должен был вернуться в Премьер-лигу еще год назад, но против оказался регламент. Команду оставили в ФНЛ, потому что ее домашний стадион не соответствовал требованиям топ-лиги. Главная проблема — вместимость: для лицензии РПЛ нужно 10 000 мест, а трибуны местного «Газовика» были рассчитаны на 7500. Так что в сезоне 2021/22 «Оренбургу» пришлось решать сразу две задачи — спортивную и инфраструктурную. В итоге клуб сумел и пробиться в элиту (в стыковых матчах выбил «Уфу»), и привести в порядок стадион.  

В чемпионате 2022/23 «Оренбург» пока выступает неважно — шесть очков в семи турах — и занимает 13-е место. Но в клубе не паникуют. «Мы считаем, что идем в нужном направлении. Для команды сформирована задача — быть в десятке. Надо просто выровнять игру», — объясняет президент клуба Василий Еремякин. 

В эксклюзивном интервью «Ведомости. Спорту» он рассказал об адаптации скромного клуба в Премьер-лиге, о проблемах Fan ID и затратах на трансферы.

Логистика и судейство

— С мая по сентябрь аэропорт Оренбурга был закрыт на реконструкцию — проблемы с логистикой повлияли на результаты команды?

— Иногда задумываешься о справедливости. До 18 сентября мы сыграем восемь выездных матчей и четыре домашних в чемпионате и Кубке России. Уже побывали в Грозном, Ростове, Краснодаре. Последний домашний матч мы провели с «Торпедо» 14 августа. Сейчас мы дома сыграем с «Химками» 3 сентября, а потом снова выезд. 11 сентября матч в Санкт-Петербурге, оттуда полетим в Ставрополь, чтобы переехать в Ростов на кубковый матч к 14 сентября. После снова вернемся в Ставрополь и полетим в Нижний Новгород. И только потом, после недели переездов, вернемся в Оренбург. Может, грубо скажу, но нас как будто наказывают. За что? Или в угоду кому? Нам в августе поставили две игры в южных городах, где не работают аэропорты. Зачем? Ведь у нас тоже в августе был закрыт аэропорт. Мы ехали на автобусе три-четыре часа в Орск, вылетали в Ставрополь, оттуда еще пять часов до Ростова и Краснодара. Мы же могли сыграть эти матчи позже.

А в итоге мы не можем проводить нормальный тренировочный процесс, у нас 10 человек травмировано по этой причине! У ребят мышечные повреждения, связанные с отсутствием нормального восстановления. Плюс колоссальные затраты, лишние переезды, дополнительные дни в гостиницах. Абсурд полнейший. 

Василий Ермякин возглавляет «Оренбург» с мая 2020 г. /ФК «Оренбург»

— С учетом закрытых аэропортов в нескольких городах, наверное, сложно составить календарь, одинаково удобный для всех команд.

— Возможно. Но 10 клубов РПЛ до 18 сентября сыграют в режиме: шесть матчей дома, шесть на выезде. Два клуба — пять дома и семь на выезде. Один клуб — семь дома, пять на выезде, а у «Ростова» восемь домашних матчей и четыре выездных. У нас с 14 августа по 18 сентября лишь одна игра дома и шесть гостевых. Мы переезжаем из города в город как цыгане. Много думал о том, кто причастен к этому. Планирую обратиться к президенту РФС. Нам нужно что-то объяснять нашим болельщикам. Это чиновничий произвол, лоббирование интересов топ-клубов. Единственная надежда, которая «радует»: когда будет холодно, все поедут к нам. Логика железная.

— В «Оренбурге» уже третий сезон работает чешский тренер Марцел Личка. Как вам удалось уговорить его остаться в нынешних обстоятельствах?

— После возвращения с зимних сборов, где-то в начале марта, у нас был разговор, но мы ничего особо не обсуждали. Давайте отнесем это на мою способность убеждать людей.

— Как вам уровень судейства в РПЛ?

— Я в клубе пресекаю такие разговоры. Но мое субъективное мнение, не в качестве претензии: судейство хотелось бы почетче. Уже было много историй с VAR, затяжек каких-то. Вот смотришь импортные трансляции — и там все четче. Нам еще нужно много работать в этом направлении. Хотя, конечно, стало лучше. В сезоне 2018 г. «Оренбург» потерял около 12 очков из-за спорных решений арбитров. За последние годы руководители РФС многое сделали, чтобы качество судейства выросло.

— В ФНЛ проблем с судейством больше?

— Как раз нет. Я был членом президиума ФНЛ, работал вместе с Александром Алаевым (возглавлял ФНЛ с февраля 2021 г. по июль 2022 г. — «Ведомости. Спорт») в одной команде. Работа лиги была выстроена четко и понятно. Не было такого, что часами обсуждались те или иные вопросы. На второй год президентства в клубе я зафиксировал, что судейство поднялось на более высокий уровень. Хотелось бы увидеть позитивные изменения и в РПЛ. 

— Обращения клубов в экспертно-судейскую комиссию по поводу ошибок арбитров хотят сделать платными. Как вы относитесь к этой инициативе?

— Наверное, платить за то, чтобы тебя посмотрели, не совсем правильно.

Трансферы и Fan ID

— Нынешним летом команду пополнило много иностранцев. Закупка легионеров связана с тем, что без них в РПЛ сложно бороться даже за середину таблицы?

— В том числе. Когда мы вышли в Премьер-лигу, встал вопрос о формировании команды. Мы оценили рынок и решили разнообразить состав иностранцами. Обратили свое внимание на Латинскую Америку, потому что там много интересных футболистов. Например, аргентинский рынок недооценен: там за небольшие деньги можно найти качественных игроков. 

— По данным Transfermarkt, трансферный баланс «Оренбурга» лета-2022 — минус 4 млн евро. Справедливая цифра?

— По факту меньше. На ресурсе не все изложено корректно. Но могу сказать, что в ФНЛ мы тратили совсем незначительные суммы, а в этот раз решили вложиться. С учетом нынешнего валютного курса наши приобретения можно назвать выгодными. Будущие продажи зависят от конъюнктуры рынка, но уже сейчас мы видим интерес к нашим новичкам. 

— Получается, что под выход в РПЛ «Оренбургу» выделили дополнительный бюджет на трансферы?

— Да. Плюс мы еще в ФНЛ экономили, чтобы была возможность потратиться на трансферы этим летом. 

— В ФНЛ у вас был самый большой бюджет в лиге?

— Не совсем так — у «Ротора» был выше. Но в нашем бюджете сидели средства, выделенные на замену искусственного газона, реконструкцию раздевалок, расширение системы доступа на арену и т. д. Если вычесть эти расходы из бюджета клуба, то чисто на футбол затраты остаются гораздо меньше, чем указано во всех отчетных данных. 

— В РПЛ бюджет вырос?

— Примерно в два раза. Мы не намерены останавливаться в улучшении стадиона, а на это нужны средства. Будем стараться находить копейки — от спонсоров, трансферов, — чтобы повысить комфортность. Например, в этом году продолжаем модернизировать VIP-зону. Уже закупили сиденья с подогревом. Некоторые секторы на западной трибуне тоже хотим доработать, потому что оттуда прекрасные виды. Уже заказали дизайн-проекты. 

— Оборудование стадиона под Fan ID тоже финансирует клуб?

— Да, нам нужно найти порядка 30 млн руб., чтобы решить эту проблему. 

— Но государство же выделило на реализацию закона 800 млн руб. 

— Структуру затрат не знаю, но четыре арены, которые переоборудовали в первую очередь, получили деньги из этих средств. А все остальные стадионы РПЛ... У нас были совещания с подрядчиками, руководителями клубов, представителями Минцифры. Так как наш стадион принадлежит коммерческой структуре, то нам осторожно говорят: вы вкладывайтесь, а мы потом, может, вроде бы, возможно, компенсируем. Никакой конкретики. 

— А подрядчика клуб должен сам искать или он один на всю лигу?

— У нас была подрядная организация, которая делала систему доступа и распознавания лиц. Сейчас нам нужно заменить и дополнить часть технического оснащения стадиона, чтобы оно соответствовало системе Fan ID. В связи с этим нам невыгодно заключать договор с другим подрядчиком. 

Установка оборудования для Fan ID обойдется «Оренбургу» в 30 млн руб. /ФК «Оренбург»

— Где взять необходимые на работы деньги?

— Последние недели обсуждали этот вопрос. Хотим донести свою позицию о компенсации затрат на Fan ID в виде письма РФС. Будем смотреть, вернут нам деньги или нет. Но у нас жесткие сроки, когда на стадионе должно появиться соответствующее оборудование. Не выполнить это решение мы не можем, поэтому найти средства так или иначе придется. 

— Как можно будет компенсировать эти затраты, если средства не вернут?

— Есть доходы от лиги, отношения с букмекером, какие-то поступления от продажи игроков. Что-то сами мы все же зарабатываем, но, конечно, рассчитываем на помощь титульного спонсора. 

— Введение Fan ID сильно ударит по доходам?

— Конечно, ударит. В этом году каких-то денег недосчитаемся, значит, придется что-то придумывать — брать заем, например. Как минимум потеряем 30 млн руб. на установку оборудования для Fan ID. Плюс еще программное обеспечение неизвестно сколько стоит.

— Если не учитывать историю с Fan ID, глобально затраты на жизнь в РПЛ сильно выросли по сравнению с ФНЛ?

— Безусловно, затраты растут вслед за рынком. Подорожали переезды. Выросли тарифы на проживание в гостиницах, потому что даже те, у кого с нами были долгосрочные дружественные отношения, обозначают: из-за сложной экономической ситуации будет повышение цен. Еще один пример — кейтеринг на стадионе: тарифы на питание тоже поднялись. Более чем на 3 млн руб. выросли затраты на уборку стадиона, потому что увеличилось количество посадочных мест и т. д.

— То есть рост затрат связан не столько с повышением в классе, сколько с экономической ситуацией в стране. 

— Я бы сказал, что это совокупность факторов. 

Кубок и доходы

— Кубок лиги и обновленный Кубок России. Вам какая идея импонировала больше?

— Мы голосовали за обновленный Кубок России. Но решение тяжело принималось, много раз обсуждалось. Поиск нового — это правильно. Но остаются вопросы, насколько все пройдет успешно. Пока все тяжело выглядит. У нас много травмированных игроков из-за большого количества матчей, и еще на стадии обсуждения мы высказывали свои опасения. Считаем, что должна быть более глубокая проработка проблемных вопросов.

— По спонсорству и медиаправам Кубка было два пакетных предложения: от «Яндекса»/BetBoom и «Матч ТВ»/«Фонбет». За какое голосовал «Оренбург»?

— Поначалу, наверное, не за «Яндекс». Тем более как такового голосования на этой стадии не было. Было некое обсуждение, опрос — в результате решили дополнительно поизучать варианты. А через некоторое время конкуренты озвучили более выгодное предложение, и само по себе все решилось.

— В сезоне 2022/23, рассчитывая на солидную выручку, лига изменила систему распределения доходов: теперь половина делится поровну между всеми клубами, еще половина — в зависимости от занятого места. Вам такая схема кажется справедливой?

— Нам, как новичкам, сложно вмешиваться в споры топ-клубов. Раньше было 40 на 60, потом — 60 на 40. Считаю: вариант 50 на 50 самый справедливый. Потому что уже не понятно, как договаривались топы в свое время, поэтому мы в клубе посчитали вариант 50 на 50 приемлемым. 

— Учитывая потенциальный доход, но и возросшие затраты, будет ли участие в РПЛ выгодным для «Оренбурга» с экономической точки зрения? 

— Безусловно. В ФНЛ много не заработаешь, а реалии РПЛ позволяют это делать. Надо играть, занимать высокие места, будут денежные поступления, которые можно потратить на развитие клуба, трансферы, бонусы. Будем делать все, чтобы сохранить клуб в середняках и двигаться дальше. 

— Верите, что с новым президентом Александром Алаевым лига будет динамично развиваться?

— Я с ним много общался и встречался. На мой взгляд, у Алаева есть большое преимущество: он молод, энергичен, у него есть желание служить российскому футболу. Думаю, он с этой задачей справится. До его прихода мы много дискутировали на собраниях лиги, в том числе по Кубку. Зачастую это были пустые рассуждения, ни на чем не основанные. С приходом Алаева мы эти вопросы быстро расставили. Он сразу провел четкую линию: надо поступить вот так. Собрание лиги его неожиданно единогласно поддержало по всем спорным вопросам. Надеюсь, это и дальше будет продолжаться, а аппарат лиги будет качественно готовить проблемные вопросы, работать над выгодными для всех решениями. 

Стадион и академия

— Нужен ли «Оренбургу» стадион на 10 000 зрителей, если даже до пандемии он почти не собирал свои 7500? Хуже показатель был только у «Анжи». 

— Я остаюсь при своей позиции: кто придумал эти 10 000? Никаких обоснований этих цифр нет. Может, на «Спартак» или «Зенит» мы и заполним стадион, но все остальное время — вряд ли. У нас в городе есть костяк болельщиков, который будет ходить и в жару, и в мороз, но их не больше 6000. 

— Пытались продавить свою позицию?

— Мы просили объяснить, откуда взялась цифра в 10 000. Но у нас часто бывает «что написано пером, не вырубишь топором». Конечно, мы получили свои преимущества после реконструкции: игра перед тобой, все видно, все слышно — даже при 2000–3000 человек можно создать отличную атмосферу. Но хорошо ли это было с экономической точки зрения — время покажет. 

На реконструкцию стадиона «Газовик» «Оренбург» потратил более 380 млн руб. /ФК «Оренбург»

— Сколько клуб потратил на реконструкцию «Газовика»?

— Договор с подрядной организацией будет закрыт в декабре — еще могут быть доработки: что-то подкрасить, где-то канализацию подладить. Окончательная стоимость будет определена, когда все отношения с подрядчиком будут урегулированы. Но, думаю, выйдет более 380 млн руб.

— Почему стадионом не занялись раньше, если нацеливались на РПЛ?

— Вопрос со стадионом вставал не раз, но одно дело — желать, другое — мочь. Были сложности с финансированием. Кроме того, при прежнем губернаторе уже выбрали место для строительства нового стадиона в черте города, но, к сожалению, это ничем не закончилось. Возможно, затраты на новую арену были слишком существенны для региона. В итоге получилось так, что продекларировали, губернатора сменили, а мы, в очередной раз выйдя в РПЛ, оказались в такой ситуации. «Оренбург» же не раз обещал то реконструкцию, то новый стадион, и РФС эти доводы принимал. А когда подобное произошло в очередной раз, уже не стал. В целом это было справедливое решение. 

— Если бы вы могли выбирать, на что бы потратили эти 380 млн руб.?

— На строительство современной клубной академии в Оренбурге. У нас она есть, но ее материальная база не соответствует уровню. Дети должны заниматься в цивилизованных условиях. 

— С РФС обсуждали этот вопрос? У них же есть масштабная программа по детско-юношескому футболу. 

— Мы работаем в тесном контакте, но уже есть решение губернатора Оренбургской области: нам в черте города выделено 5,5 га земли под строительство академии. Также мы получили на эти цели субсидию РФС, порядка 27 млн руб., — за счет этих средств уже в этом году завершим работу по подбору подрядной организации и закажем проект. Планируем построить манеж, поля, административно-бытовой комплекс и т. д. Мы, когда меняли на стадионе «Газовик» импортное покрытие — оно еще хорошего качества, разрезали его на лоскуты, чтобы постелить в будущей академии.

— Какие сроки реализации проекта и планы по финансированию?

— В 2023 г. хотим приступить. Сейчас Минспорта объявило конкурс «Бизнес-спринт» — там на строительство спортивных объектов выделяется порядка 8–12 млрд руб. на всю Россию. Попробуем через него получить дополнительное финансирование, где-то собственными силами найти средства. 

У меня есть что-то вроде мечты — довести строительство академии минимум до точки невозврата. Многое уже преодолено. Есть земля в хорошем месте, в центре Оренбурга, без нее говорить о чем-то равносильно строительству воздушных замков.

Другие материалы в сюжете