Трудности переводов: банковские санкции срывают российским клубам международные трансферы

Платежные проблемы лишили «Динамо» новичка из Израиля, а Арсена Захаряна — перехода в «Челси»
Эден Карцев успел получить игровой номер в «Динамо», но из-за проблем с банковским переводом вернулся в Израиль /ФК «Динамо»

Дедлайн для возврата

12 августа московское «Динамо» представило новичка — израильского полузащитника Эдена Карцева: он выбрал игровой номер, сфотографировался с футболкой новой команды и даже приступил к тренировкам. Спустя 12 дней сделку пришлось аннулировать, а футболист вернулся в расположение «Маккаби» (Нетанья), которому он принадлежит с лета 2021 г. 

Анонсируя трансфер, «Динамо» выбрало осторожную формулировку «достигли принципиальной договоренности о переходе», будто предчувствуя проблемы. Трудности возникли на обычно формальной стадии перевода средств — из-за антироссийских санкций в банковской сфере. 

Израильский клуб объявил, что условием соглашения была выплата (точная сумма не известна, но Transfermarkt оценивает игрока в 1 млн евро) в определенный срок: к 23 августа средства должны были поступить на счет в израильском банке. «Динамо» отправило деньги 16 августа, но через неделю сообщило, что не может завершить платеж и соблюсти дедлайн. Не услышав ничего конкретного о реалистичных сроках, «Маккаби» отменил сделку и вернул игрока себе. 

История «Динамо» с Карцевым стала первой публичной неудачей российского клуба на международном трансферном рынке, но, очевидно, не последней.

Принципиальное решение в Англии 

В конце августа, под закрытие трансферного окна в Европе, СМИ активно обсуждали переход полузащитника «Динамо» и сборной России Арсена Захаряна в лондонский «Челси».

Клуб, который весной покинул российский владелец Роман Абрамович, предметно интересовался покупкой 19-летнего футболиста, близость сделки подтверждал агент Павел Андреев, представляющий интересы Захаряна. 

Арсен Захарян готовился перейти в «Челси», но пока остается в «Динамо» /ФК «Динамо»

По информации инсайдеров, в контракте футболиста с «Динамо» прописана фиксированная сумма выкупа для европейских клубов — 15 млн евро. «Челси» готов заплатить эти деньги, но решить проблему с доставкой средств не в компетенции клуба. 

Перед закрытием английского трансферного окна «Динамо» объявило: Захарян остается, потому что «по ряду технических причин осуществить переход не представляется возможным». Агент Рафаэла Пимента, помогавшая в сделке, добавила: идет работа над тем, чтобы «Динамо» смогло получить деньги от «Челси». В The Times сообщили, что решение о доставке средств могут найти в течение недели, среди вариантов — перевод в банк третьей страны.

В Англии система трансферных расчетов при переходах, связанных с другими странами, выстроена особым образом. Все сделки должны проходить через местную Футбольную ассоциацию (ФА): она принимает деньги от клуба, а затем переводит конечному покупателю. Из-за этой особенности у «Челси» гораздо меньше пространства для маневров.

Банк-партнер ФА — Barclays, один из крупнейших в стране, ассоциирующийся с футболом благодаря многолетнему титульному партнерству с Английской премьер-лигой. До конца неясно, кто именно — банк или Футбольная ассоциация Англии — отказывается от сделок с Россией, но проблема массовая, касается не только потенциального перехода Захаряна, но и уже оформленных сделок. 

Например, ЦСКА пока так и не получил основную часть денег (более 20 млн евро) за переход хорвата Николы Влашича от «Вест Хэма», «Спартак» все еще ждет от того же клуба средства (порядка 5 млн евро) за чеха Алекса Крала, а «Ростов» не увидел выплат от «Норвича» за норвежца Матиаса Норманна (2 млн евро), хотя все эти трансферы/аренды датированы летом 2021 г.

Повлиять на эти процессы футбольные клубы не в состоянии. Корень проблем — в политических решениях, а усложнения футбольных трансферов в этом контексте незначительный побочный эффект, ради которого не стоит ждать санкционных послаблений.

Юристы на российской стороне сходятся во мнении, что речь идет о принципиальном решении английского футбольного руководства не сотрудничать с Россией, поскольку как минимум один банк, защищенный от санкций, существует — это Газпромбанк, через который ведутся расчеты на энергетическом рынке. Но задействовать его представители английского футбола, похоже, не хотят.

Сложные взаимодействия

Успех трансферной сделки российского клуба с европейским во многом зависит от конкретной страны и ее внутренней политики. 

К примеру, с Францией подобных сложностей не наблюдается. «Локомотив» в начале августа продал французского полузащитника Алексиса Бека-Бека в «Ниццу» из Лиги 1. Спортивный директор московского клуба Томас Цорн 30 августа подтвердил, что половину денег за футболиста покупатель уже перечислил: 6 млн евро в Россию пришли.

«Локомотив» пока получил половину суммы за полузащитника Алексиса Бека-Бека, которого продал этим летом «Ницце» /Олег Бухарев / ТАСС

С Францией по трансферным платежам сейчас все идет четко, подтверждает «Ведомости. Спорту» спортивный юрист Михаил Прокопец, партнер юридической компании Sila International Lawyers, которая регулярно сопровождает переходы футболистов.

«По нашему опыту, во взаимодействии с французскими банками сейчас нет проблем, — рассказывает Прокопец. — И не совсем корректно говорить, что «Локомотив» смог добиться выплат за переход, а другие не смогли. Дело просто в стране клуба-покупателя. Если бы Бека-Бека продали в Англию, столкнулись бы с трудностями и вряд ли бы получили деньги так быстро».

Возможности перевода денег из России и в Россию сейчас во многом зависят от юрисдикции контрагента и от российского банка, говорит «Ведомости. Спорту» руководитель Российского центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС Антонина Левашенко.

«Изменения в санкционные списки вносятся регулярно, к одному и тому же банку в разных странах могут быть применены разные виды санкций, — поясняет она «Ведомости. Спорту». — Например, в случае с ЕС любой перевод денег будет заморожен до тех пор, пока банк в Европе вручную не проверит, не связан ли перевод с лицами или компаниями, находящимися в санкционных списках, что может занять большое количество времени». 

К этому прибавляется обязательное одобрение сделок с компаниями из недружественных стран правительственной комиссией, действующее с марта 2022 г., и оно тоже требует времени, продолжает Левашенко. Она обращает внимание, что всегда важен конечный бенефициар компании, которая делает или в адрес которой делается перевод из России. Даже если банк, условно, находится в ОАЭ, но бенефициар компании из недружественной страны — могут быть проблемы с переводами.

Ограничения на денежные переводы из России постепенно смягчались, сейчас максимум — $1 млн в месяц, а нерезидентам как из дружественных, так и из недружественных государств разрешено переводить средства в размере зарплаты, поясняет «Ведомости. Спорту» доцент кафедры мировых финансовых рынков и финтеха РЭУ им. Г. В. Плеханова Максим Марков.

«Это может быть актуально для футболистов и других спортсменов, работающих по контракту, - говорит он «Ведомости. Спорту». — Но при ряде переводов в недружественные страны банки вообще не принимают средства из России. А некоторые российские банки устанавливают свои дополнительные внутренние требования в зависимости от страны перевода и его основания».

Выкуп или переговоры

Крупнейшие российские банки располагали разветвленной сетью корреспондентских счетов в крупнейших иностранных банках, напоминает директор аналитического департамента Ассоциации российских банков (АРБ) Анжела Ханачевская.

«После введения санкций в отношении крупнейших российских банков кредитные организации — корреспонденты этих банков практически утратили возможность осуществления расчетов по этим счетам, — говорит Ханачевская. — В этих условиях кредитные организации для продолжения расчетов пытаются установить прямые корреспондентские отношения с иностранными банками либо ищут возможность открытия корреспондентских счетов в российских банках, не подвергшихся санкциям недружественных стран».

Представитель АРБ уточняет, что при проверках на отсутствие связей с санкционными организациями возможны значительные задержки платежей — в отдельных случаях до месяца-двух в зависимости от количества банков-корреспондентов в цепочке платежей, а при подозрениях в связи с подсанкционными банками платежи могут возвращаться без исполнения.

Прокопец согласен, что для оформления трансферов с клубами тех стран, где действуют более строгие санкции в отношении России, могут быть задействованы нестандартные решения. В то же время, говорит юрист, европейские клубы часто проявляют креатив только до того момента, как получают нужного игрока, а после этого исполнение обещаний, сформулированных на бумаге, может застопориться на стадии «мы попробовали, у нас не получилось», и гарантий оплаты трансфера в такой ситуации получить почти невозможно.

Оценивая ситуацию Захаряна и «Челси», Прокопец обращает внимание на юридическую особенность: опция выкупа за определенную сумму срабатывает только в момент прихода нужной суммы клубу-продавцу, так что нынешние организационные сложности могут сыграть в пользу «Динамо».

«Очевидно, что «Динамо» не хочет расставаться с Захаряном, это один из самых перспективных игроков Европы, — объясняет Прокопец. — По моей информации, клуб не считает сумму выкупа отражающей рыночную стоимость футболиста (хотя Transfermarkt оценивает Захаряна в 15 млн евро. — «Ведомости. Спорт»). Опция выкупа означает, что «Динамо» заранее согласилось продать игрока за эти деньги, но пока эта сумма на счет клуба от «Челси» не пришла, идет стандартный переговорный процесс. В нем могут обсуждаться отложенные выплаты, разбивка по траншам и другие условия — но тогда речь идет уже не о фиксированном выкупе, а о соглашении между клубами».

В таких обстоятельствах у «Динамо» появляются рычаги для того, чтобы улучшить условия сделки. Невозможность «Челси» заплатить за Захаряна сейчас и активировать таким образом пункт контракта — шанс выручить за талантливого футболиста больше, чем 15 млн евро.