«Когда мне было четыре, я выигрывал Кубок Стэнли каждый вечер». 61 год назад родился главный соперник Овечкина – Уэйн Гретцки

Канадец — о философии игры и жизни
Уэйн Гретцки /Getty Images

Сегодня 61 год исполняется Уэйну Гретцки – лучшему бомбардиру и снайперу в истории Национальной хоккейной лиги, а также обладателю еще 59 рекордов.

В 1999 г., сразу после завершения профессиональной карьеры, великий канадец попал в Зал хоккейной славы в Торонто. А 19 лет спустя опубликовал автобиографию. «Ведомости. Спорт» приводят девять главных цитат из книги 99-го номера.

1. О кумире

«Одна из поистине изумительных вещей, связанных с приходом новичка в НХЛ, состоит в том, что вы почти наверняка встретитесь в раздевалке с игроком, которого вы боготворили в детстве или сыграете против него. Для меня таким игроком был Горди Хоу, думаю, многие это знают».

2. Об игре во дворе

«Я знаю, что дети сейчас не играют на улице столько, сколько раньше. Но для меня это всегда было частью хоккея. Я впервые катался на коньках на реке Нит, которая была за дором моих бабушки и дедушки. Мой отец водил меня в парк в Брантфорде прежде, чем он построил наш первый каток на заднем дворе. Даже когда я играл в «Ойлерз», если у нас было свободно время между субботним вечером и игрой в середине недели, Кевин Лоу, Марти Максорли, Пол Коффи и я иногда брали клюшку и перчатки и направлялись к пруду, чтобы поиграть с детьми, которые гоняли там теннисный мяч. Нам приходилось следить за тем, чтобы наши броски по воротам были точными. Иначе мы бы потом искали мяч или шайбу в снегу».

3. О Кубке Стэнли

Уэйн Гретцки с Кубком Стэнли /Getty Images

«Когда мне было четыре года, я выигрывал Кубок Стэнли каждый вечер, потому что каждый вечер был для меня 14 апреля 1955 г., когда состоялся седьмой матч: «Детройт» против «Монреаля». И я был Горди Хоу, забившим гол, принесший выигрыш в Кубке. Я повторял все, что делал Горди: двигался в сторону стола, служившего мне воротами, бросал взгляд в сторону, делал легкое движение рукой, будто собираясь отдать пас, а затем выполнял бросок. Я даже перекладывал клюшку в другую руку точно так же, как Горди, и научился хорошо кататься, держа клюшку одной рукой. Я пытался причесываться, как Горди, и выходил на наш каток на заднем дворе без шлема, потому что Горди Хоу не носил шлем. Когда мой папа приходил домой с работы, он заставлял меня надеть шлем: «Ты должен носить шлем, Уэйн». И поэтому я был Горди Хоу в шлеме».

4. Об уходе из спорта

«Хоккей – не причина, по которой я ухожу. Я могу играть в каждом матче, ездить, соревноваться. В этом отношении все по-прежнему хорошо. Дело не в игре в хоккей, с этим я могу справиться. Я чувствую, что мог бы играть еще десять лет, но я знаю, что у меня не осталось сил на десять лет тренировок.

Я знаю, что семья, дети и все, что с этим связано, — самое важное в жизни. Но делать то, что вы любите делать, — это то, что дает человеку энергию, то, что ставит перед ним цель в жизни. «Ракете», Горди, еще кое-кому и мне довелось уйти на собственных условиях. И думаю, что для таких парней, как мы, всегда лучше уходить из хоккея прежде, чем погаснет огонь в глазах».

5. Об отце

«Мой отец по-настоящему верил в необходимость образования. Ему была ненавистна мысль о том, что его дети по какой-либо причине пропустят занятия в школе. Но в начале сентября он несколько раз разрешил мне не ходить в школу. Именно тогда «Питтсбург Пингвинз» проводили тренировочные сборы в моем родном городе Брантфорде в провинции Онтарио».

6. О Третьяке

Владислав Третьяк (слева) и Уэйн Гретцки /Вячеслав Ун Да-Син / ТАСС

«Владислав Третьяк был одним из величайших голкиперов. Люди в Северной Америке видели его не слишком часто. Владислав опережал свое время – он был вратарем, играющим в гибридном стиле (синтез игры на коленях в стиле «бабочка» и игры в стойке). Большой и очень сильный человек, похожий на сегодняшних вратарей НХЛ. Его тренировки были неслыханными в то время, и он прекрасно читал игру. В 70-х и 80-х гг. вратари играли за счет чистого таланта и отсутствия страха. Мне бы хотелось увидеть, как такие ребята, как Гленн Холл или Третьяк, играют в современном снаряжении, которое больше и легче. Их было бы невозможно обыграть».

7. О шайбе

«Хорошие игроки находятся там, где шайба. Великие – там, где она будет».

8. О первом матче в НХЛ

«Я никогда не забуду свою первую игру в НХЛ. Вы растете, представлял это, а затем наступает момент, когда вы выходите из туннеля на каток. И многое оказывается таким, каким вы себе это представляли, в то время как остальное точно такое же, как на сотне других катков, на которых вы играли. У льда – особый запах, где бы вы ни оказались.

Уэйн Гретцки в форме «Нью-Йорк Рейнджерс» /Wikimedia

Я волновался даже еще больше, когда стоял напротив Стэна Микиты во время первого вбрасывания шайбы в моей карьере в НХЛ. Микита был одним из моих героев и, возможно, лучшим центральным нападающим в лиге за десятилетие. Но он не был большим парнем, и я, поставив клюшку на точку вбрасывания, решил, что выиграю его. Но не тут-то было. Прошло некоторое время, прежде чем я начал брать верх над легендарными игроками».

9. О самом первом матче в НХЛ

«Мы сидели в самом верхнем ряду на серых местах прямо напротив скамьи запасных «Силз» между красной и синей линиями. Когда игроки «Лифс» вышли на лед для разминки, я не мог поверить, насколько синей была их форма. До этого я смотрел их матчи только по черно-белому телевизору.

Окончательный счет был 7-3. Моя бабушка встала, собираясь уходить, и я сказал: «мы не можем уйти, я должен увидеть трех  лучших игроков». По телевизору вы только видите, как они подъезжают к диктору, но в реальной жизни они сидят на скамейке и выходят на лед, когда называют их имена».

Если не ошибаюсь, первым лучшим игроком стал Рон Эллис. Когда мы уходили с катка, я сказал бабушке: «Это был самый лучший вечер. Я хочу когда-нибудь играть здесь в хоккей». Это был первый раз, когда я кому-то сказал о желании стать игроком НХЛ. Бабушка посмотрела на меня и кивнула: «У тебя это получится, Уэйн. Вот увидишь».