«Размер патриотизма пропорционален размеру тату с флагом на бедре». Сноубордистка Заварзина и ее первые Игры

И первые проблемы со спонсорами
В карьере Алены Заварзиной было три Олимпиады, но лучший результат она показала в Сочи-2014 /TROY WAYRYNEN / TASS

Сноубордистка Алена Заварзина стала одной из главных звезд Сочи-2014, пять лет спустя завершила карьеру, а в 2021 г. написала о себе бодрую книжку. «Ведомости. Спорт» публикует отрывок и рекомендует к прочтению.

В начале февраля Россия снова будет вспоминать Олимпиаду-2014. Громкий допинг-скандал растоптал позитивную репутацию сочинских Игр, но в российском календаре они навсегда остались поводом для праздника. Теперь 7 февраля – в память о церемонии открытия Сочи-2014 – в стране отмечают день зимних видов спорта.

Одним из главных героев Олимпиады-2014 стала сноубордистка Алена Заварзина – она взяла бронзу в параллельном гигантском слаломе, а ее муж Вик Уайлд (американец, получивший российский паспорт после женитьбы; в 2021 г. пара развелась) принес России первое и второе в истории олимпийское золото в сноуборде. После Сочи Алена несколько сезонов выступала на топ-уровне и рассчитывала победить на Олимпиаде-2018, но в Пхенчхане стала лишь четвертой, а спустя полгода объявила о завершении карьеры. В 2019 г. Заварзина уехала в Лондон – учиться на графического дизайнера, а в 2021 г. выпустила в «АСТ» автобиографию на 320 страниц – «Неспортивное поведение. Как потерпеть неудачу и не облажаться».

В книжке много правды – о спорте в целом и о российском в частности, много боли, ссор и обид, но множество забавных историй из жизни молодой спортсменки уравновешивают негатив. Тексту немного не хватает редактуры, но, наверное, благодаря этому получилась по-настоящему честная книга. «Ведомости. Спорт» выбрал для публикации две главы – о событиях досочинского этапа карьеры Заварзиной.

Первая Олимпиада

Первый раз я поехала на Олимпиаду в 2010 г. Ванкувер, Британская Колумбия, Канада. Примерно за два сезона до Игр у меня появились хоть какие-то предпосылки, чтобы попасть на них. Я все еще была новичком в команде, меньше трех лет. Чтобы попасть в состав, как правило, требовалось гораздо больше, чем три года в команде.

В 2008 г. я выиграла первый Кубок Европы, а в 2009-м первый Кубок мира. Я была номером 4 в мировом рейтинге, когда поехала на Игры. У себя в голове я представляла, что мне очень повезет. Канада — моя любимая страна, и Ванкувер — мой любимый город, и все сложится, и судьба принесет мне медаль как логичное продолжение моего быстрого карьерного роста.

Все, что было связано с Олимпиадой, было настолько волнительным для меня. Я мечтала об олимпийской экипировке, любила кольца и грезила церемонией открытия.

В то время команду одевали «Боско». Их экипировочный центр был расположен в сталинской высотке на «Баррикадной». Все очень помпезно. Ты приходишь в назначенный день со своей командой, и, если ты в команде сноуборда, значит, ты пришел одним из последних. И, скорее всего, тебе не достанется размеров. Потому что перед тобой только что экипировали женскую сборную по хоккею.

Но тем не менее ты выходишь из этого центра с огромной сумкой неносибельного красного шмота. В котором тебе предстоит провести последующие две недели. (Некоторые проводят в нем последующие несколько лет.) Я не знаю, с каким посылом создается спортивная коллекция «Боско», но это точно не для высших достижений. Во-первых, у них никогда не было одежды из быстросохнущих материалов. «Боско» был особенно популярен за костюмы в стиле «Джуси-кутюр» с надписью «Россия» в курсиве. Известные люди потом приходили в этом на «Боско-каток» на Красной площади. А фанаты спорта со всей страны мчались в огромные магазины «Боско» на Тверской, чтобы облачиться в красный велюр. Лицами этого бренда были люди, имеющие какое-то отношение к телевидению или Думе.

Несмотря на провал с экипировкой, я была в восторге и предвкушении. Уже в Олимпийской деревне для меня стало открытием, что ходить не в «Боско» нельзя. Я всячески прятала «Найк» под слоями велюра. Атмосфера была праздничная. В первый раз я видела такое количество русских (и не только) спортсменов из разных видов спорта. Но русских в первую очередь, ведь я не знала никого из большого спорта России. Не видела их подготовки и то количество персонала, которое окружает многочисленные команды. Ванкувер был для меня своего рода посвящением в большой спорт.

Однажды мы ехали куда-то на шаттле, и в нем была наша женская сборная по керлингу. Их тренер тогда им сказала: «Девочки, все взяли с собой платья? Сегодня идем в Русский дом на банкет». У всех была своя программа на этом мероприятии. Я слышала, что в Русский дом привезли много русских знаменитостей, пива «Балтика» и икры. Но ею кормили не нас.

В Олимпийской деревне я чувствовала себя немного самозванкой. Мне было некомфортно в спортзале. Да и я не совсем знала, что делать в спортзале на тот момент. Представляете себе спортзал в Олимпийской деревне? Это сосредоточение эго, стремления и патриотизма. Пожалуй, нигде больше вы не увидите столько олимпийских колец и флагов в разных ипостасях, вытатуированных на телах весьма разной, но одинаково высокой степени атлетичности. Если вам некомфортно в обычном спортзале, вы точно не готовы к олимпийскому. Ты заходишь с высоко поднятой головой и делаешь вид, что ты знаешь, что делать и куда идти. Что у тебя есть какой- то план и ты его придерживаешься. Ты берешь свой рюкзак, переобуваешься, достаешь какие-то резинки, может быть, программу на бумажке. Пробиваешься к свободному велосипеду и, пока крутишь педали в расслабленном темпе, осматриваешься вокруг, намечая план на ходу. Вокруг очень сильные, симпатичные люди в национальных костюмах, которые делают свою рутину.

Подсматривание за другими спортсменами осталось моим любимым занятием на Олимпиадах. Моя любимая игра — догадаться, из какого вида спорта атлет, по строению тела. Я всегда запоминаю детали, то, как они одеты, какие на них кроссовки. Как они держат штангу или как разминаются. Что они пьют и едят. Как носят волосы. Аналог свайпинга за годы до Тиндера. Позднее, с изобретением этой невероятной технологии, Олимпийские деревни стали сосредоточением не только эго и стремлений, но и отчаянного секса. Хотя меня, к сожалению, это не коснулось.

Олимпийские татуировки — это своего рода тюремные татуировки, только более позитивные и с меньшим вокабуляром и детализацией. О количестве ходок/олимпиад говорит наличие татуировок колец, флагов и спортивных снарядов в разном состоянии свежести. Яркие кольца — первая Олимпиада. Немного потекшие — вторая или третья. Количество олимпиад также можно понять по возрасту, скажете вы. И слегка потухшему взгляду — отвечу я. Опытные не смотрят по сторонам и меньше болтают. Они уже были на этом празднике жизни, и у них нет времени на болтовню. И, скорее всего, они уже свели татуировку колец, разочаровавшись несколько раз в олимпийском движении.

Размер патриотизма напрямую пропорционален размеру вытатуированного флага на твоем бедре. Я видела множество вариантов, но ни у кого, пожалуй, я не видела таких огромных националистических татуировок, как у канадцев. Красный кленовый лист размером с Британскую Колумбию на бедре. Или во всю спину. Возможно, такие грандиозные идеи приходят, потому что кленовый лист легко изобразить. Мне сложно представить, что можно сделать с триколором в таком размере. Естественно, когда игры проходят в твоей стране, ощущение патриотизма более острое. В тот год в Канаде был взрыв национальной гордости. Их атлеты были везде, про них снимали шоу на MTV, их спонсировала Vitamin Water и Coca Cola и Under Armour. Канадская женская сборная по хоккею после победы открыто раскурила сигары на олимпийском льду. Даже я гордилась Канадой и носила их варежки с сердцами и про себя хотела бы быть в их команде. Напомню, я была очень зеленой, и мой патриотизм был не так силен.

2012. Вик — русский. А я — средняя гонщица

Добиться успеха может если не каждый, то многие. Но только единицам удается добиться успеха вновь, после того как ты сталкиваешься с серьезными жизненными обстоятельствами. Стрессоустойчивость и умение не сдаваться, когда в тебя больше не верят и все дается не так легко — вот что определяет серьезного спортсмена.

Восстанавливаясь после травмы крестообразной связки, я все еще не теряла оптимизма. Впервые выйдя на снег через 6 месяцев после операции, сначала даже не почувствовала разницы. Я думала, что будет какое-то новое чувство, дискомфорт в колене, что я не смогу доверять доске. Но мне повезло, все было так же, как и до травмы. Однако когда я начала ездить на время, то заметила, что время было небыстрое. Каждый спуск я немного проигрывала другим девочкам в команде. Мне не хватало какой-то быстроты, слаженности. Когда ты делаешь все движения вовремя и слегка опережаешь события. Предугадываешь, как амортизировать поворот и контролируешь доску микродвижениями. Все это куда-то делось.

Сначала мне особо ничего не говорили, но уже к октябрю тренерский состав охладел ко мне. Я очень хорошо чувствую людей, и мне не нужно напрямую говорить: «Алена, ты отработанный номер». Я и так это понимаю. Было некомфортно, я старалась на тренировках, но все шло не так. Моя самооценка падала, вдобавок Вика в команде не особо принимали. Мне говорили — он не наш, он никогда не будет нашим. Зачем ты его привела. Ты настрадаешься. Я игнорировала эти комментарии, но общее настроение оставалось. Последней каплей моего терпения стали тестирования на «Ред Булле»...

«Ред Булл» зачастую берет на спонсорство молодых подающих надежды экстремальных атлетов. Их скаутинг особенно нацелен на чемпионов мира. В 2011 году они взяли двух чемпионов мира из сноуборда — Алекса Чампи Пуллина и Еву Самкову. Я ждала своего золотого билета и наконец дождалась — «Ред Булл Россия» предложили мне контракт. Синий шлем «Ред Булл», причастность к клубу лучших экстремальных атлетов мира, приглашения на захватывающие мероприятия, фотосессии! Все это ждало меня. Но был нюанс, мне нужно было пройти тестирование в их центре в австрийском городе Фушль.

Это просто формальность, обещали они, ты просто посмотришь наш центр — приговаривали они. Я приехала в Фушль, мне выдали подробную программу на два дня на фирменном бланке. Функциональные тестирования, тест на лактат и газ на велосипеде, на дорожке, силовой тест с выпрыгиванием с платформы. Мобильность. Когнитивный тест с педалями и кнопочками, зрение, периферическое зрение и реакция. Ряд психологических тестов. Вместе со мной тестировался один атлет «Ред Булл» из триатлона. Он регулярно ставил рекорды на дорожках, буквально выламывал своей мощью велосипед и был гордостью русского «Ред Булла». Как я об этом узнала? «Ред Булл» не стесняются в комплиментах для своих. По контрасту с ним — я, спустя 6 месяцев после операции связки. Меня терзали сомнения, что я не смогу показать высокий результат на тестах. И я не ошибалась. Во второй день меня пригласили обсудить результаты. Я предполагала, что они будут так себе, но чтобы настолько безжалостно все провалить. Сидя в маленькой комнате с пятью специалистами, мы прошлись по показателям. Вот здесь ты сейчас (показывают в нижний край листа), вот здесь должны быть твои показатели — показывают в верхний. Мне было стыдно за свою форму, и я с трудом сдерживала слезы. Хорошо, думала я, выносливость и силу я провалила из-за того, что мало тренировалась летом. Но психологию и когнитивные тесты я должна была сдать на уровне. На это я услышала: «У тебя есть ментор?»

Я ехала обратно в Капрун в поезде и, глядя на мелькающие в окне горы, думала, как я смогу оправиться от этого унижения и возьмут ли меня все-таки на контракт. Было страшно, и я хотела на ручки. Через две недели я получила письмо, в котором говорилось, что они не могут предложить мне контракт, так как «хотят быть уверены, что берут чемпионку». И при желании я могу пересдать тесты через два месяца.

Я собрала всю волю и выдавила в ответ: «Я чемпионка мира и ничего вам доказывать не собираюсь. До свидания».

С тех пор я не пью «Ред Булл».