Сборная по фристайлу едет на Игры-2022 за медалями. Несмотря на проблемы с подготовкой

Инфраструктуры не хватает, федерация и спортсмены не могут поделить спонсоров
В состав олимпийской сборной по фристайлу вошли 22 спортсмена /Gregory-Shamus / Staff

Первую олимпийскую медаль во фристайле спортсмен из России выиграл еще в 1992 г. Спустя 30 лет сборная везет на Игры нескольких претендентов на награды. «Ведомости. Спорт» выяснил, в чем причина успехов и что мешает виду спорта развиваться активнее.

Шесть видов вместо одного

Зрелищные экстремально-акробатические лыжные виды попали в демонстрационную программу Олимпиады еще в 1988 г. Спустя четыре года на Играх в Альбервиле фристайлисты соревновались уже за медали – только в мужском и женском могуле. В этой дисциплине спортсмены спускаются по трассе из искусственно созданных бугров и трамплинов, попутно выполняя трюки.

Постепенно число олимпийских дисциплин фристайла увеличилось. В Сочи-2014 их было пять: могул, акробатика (заранее заявленные трюки в прыжке с трамплина), ски-кросс (одновременный спуск на скорость четырех участников по витиеватой и узкой трассе), лыжный хафпайп (трюки в снежной полутрубе) и слоупстайл (серия прыжковых трюков на трассе с препятствиями), в Пекине добавится биг-эйр (трюковые прыжки с большого трамплина). На языке российских спортивных чиновников такое разнообразие называется «медалеемким видом спорта». В феврале в Пекине будет разыграно 13 комплектов наград: по шесть среди мужчин и женщин, а также один – для смешанных команд.

«Каждая дисциплина фристайла – это фактически самостоятельный вид спорта, – объясняет «Ведомости. Спорту» президент Федерации фристайла России Алексей Курашов. – У спортсмена и тренера нет возможности перейти из одной дисциплины в другую, поскольку они специализируются на одном направлении, у всех разная техника и специфика. Плюс каждая дисциплина требует самостоятельных трасс, и требования к ним тоже свои: это и особенности рельефа, и перепад высот, и спортивный дизайн».

По словам Курашова, сейчас фристайл особенно активно развивается в двух десятках российских регионов. Где-то представлены все дисциплины, а где-то только часть. Скажем, в Пермском крае – сильная школа могула и ски-кросса. В Ярославле развивают лыжную акробатику. Башкирия – центр акробатики, ски-кросса, биг-эйра и хафпайпа. А в Ленинградской области и Краснодарском крае представлены все дисциплины.

Первые, но не во всем

Состав сборной России на предстоящую Олимпиаду – это 22 фамилии. Среди них сильнейшие лыжные акробаты: трехкратный чемпион мира Максим Буров, его старший брат Илья, ставший бронзовым призером Пхенчхана, а также Любовь Никитина, многократная медалистка мировых первенств. Это направление очень хорошо развито в нашей стране, и тому есть объяснение: в лыжную акробатику спортсмены часто приходят из летних видов спорта – гимнастики, прыжков на батуте и заловой акробатики.

Впрочем, Россия сильна также в могуле. На чемпионате мира по фристайлу и сноуборду 2021 г. Анастасия Смирнова выиграла золото, а Виктория Лазаренко – серебро (обе награды – в параллельном могуле). Всего на турнире Россия взяла 14 медалей (в том числе шесть золотых) и в итоге стала первой. Накануне Олимпиады в Пекине такие результаты внушают сдержанный оптимизм.

Что огорчает, так это отсутствие в олимпийском составе Валерии Демидовой, выступающей в хафпайпе. В 2020 г. она завоевала «Хрустальный глобус» – трофей за победу в общем зачете Кубка мира, но вскоре получила серьезную травму, а сейчас восстанавливается после рождения ребенка. Без Демидовой вряд ли стоит рассчитывать на медаль в этой дисциплине, где доминируют спортсмены из США и Канады.

«В разных странах популярны разные дисциплины фристайла, – комментирует Курашов. – Хафпайп, слоупстайл и биг-эйр хорошо развиты в Северной Америке, потому что они родились из местной субкультуры. Там на многих горнолыжных курортах по два профессиональных пайпа, где спортсмены тренируются с детства. В России нет таких возможностей».

Сейчас пайп для топ-спортсменов есть только в Челябинске и Красноярске. Демидова считает, что ей повезло – раньше условия для тренировок были лучше.

«Я начала кататься в 2012 г., и тогда пайп еще был в Москве, – рассказывает она «Ведомости. Спорту». – К тому же тренер каждый месяц возил нас на сборы в Финляндию. В 2015 г. я заняла второе место на чемпионате мира, и меня готовили за границей к юношеской Олимпиаде. Но в последние сезоны тренироваться стало сложнее, особенно на фоне пандемии. Между «Хрустальным глобусом» и чемпионатом мира (т. е. примерно за 13 месяцев) на пайпе я занималась всего три недели. О какой форме можно говорить?».

В федерации знают о сложившейся ситуации. Летом в России снег доступен только на Эльбрусе, но в июле там кататься уже нельзя. До октября тренироваться можно только на зарубежных ледниках, но выехать туда не всегда удается. Поэтому спортсмены вынуждены несколько месяцев подготовки проводить лишь на батутах и водных трамплинах.

Несмотря на все сложности, Демидова добилась международного признания. Ее регулярно приглашают на престижные соревнования по экстремальным видам спорта в Аспене. Выступить в США на Х-Games – мечта многих спортсменов, но в 2021 г. Валерия туда так и не поехала из-за отсутствия финансирования.

«Это коммерческие соревнования, а мы можем выезжать только на чемпионат, Кубок мира или Олимпиаду, – говорит спортсменка. – X-Games не входят в календарный план, поэтому просто так деньги на поездку не выделяют. В 2020 г. меня отправили на соревнования в Аспен, чтобы я подготовилась к американскому этапу Кубка мира. Затем началась пандемия, и Кубок мира отменили. Федерация предложила поехать на X-Games за свой счет. На перелеты и отель для меня и тренера пришлось бы потратить миллион рублей – на билеты ушло бы не меньше 300 000, а еще в Аспене очень дорогое проживание. Я всерьез планировала эту поездку, но заболела, и пришлось отказаться».

Глава федерации фристайла в этом вопросе выступает с патриотических позиций. «Наша цель в том, чтобы максимально использовать инфраструктуру России, – объясняет Курашов. – Когда по плану подготовки команде необходимо выехать за рубеж на тренировочное мероприятие, то мы организовываем сбор. Тренироваться среди конкурентов важно перед соревновательным сезоном. Но в целом мы стараемся использовать инфраструктуру нашей страны. Только так фристайл может развиваться в России».

На Олимпиаде-2022 в хафпайпе выступит только один российский спортсмен – недавно вернувшийся после травмы Роман Егоров, и, по словам Демидовой, он очень мало тренировался на пайпе – показать высокий результат будет тяжело.

Откуда деньги

Российский фристайл развивается вопреки мировым тенденциям. За рубежом это целая индустрия, где благодаря спонсорам крутятся большие деньги. Например, в 2014 г. американец Гас Кенуорти выиграл олимпийское серебро в слоупстайле, после чего подписал рекламные контракты с Visa, Toyota, United Airlines, Procter & Gamble, Ralph Lauren, Chobani, Samsung и Deloitte. По данным Business Insider за 2018 г., состояние Кенуорти оценивается в $300 000.

В России пока все не так. По словам Демидовой, когда она начинала, спортсменам запрещалось иметь спонсоров. «Я несколько лет пыталась достучаться до федерации, чтобы изменить эту ситуацию, – рассказывает спортсменка. – Так мы могли бы ездить на коммерческие соревнования. В итоге мы пришли к соглашению: фристайлистам разрешили подписывать контракты и нанимать личного менеджера. У меня он появился только перед травмой, так что я пока спонсора не нашла».

Курашов подтвердил, что федерация очень аккуратно подходит к вопросу спонсорства спортсменов.

«В сборной России по фристайлу получают достойные по российским меркам зарплаты, – говорит он. – Спортсмены обеспечены всем необходимым: инвентарем, оборудованием, экипировкой. В Европе распространена клубная система: спортсмен оплачивает взносы, чтобы тренироваться и ездить на соревнования. А в США фристайлисты – полностью самостоятельны, их приглашает национальный олимпийский комитет представить страну на Играх. У нас все по-другому, и наши спортсмены не зависят от спонсоров, как их зарубежные конкуренты. Спонсору выгодно договариваться напрямую с фристайлистом, но мы это не приветствуем. Это может привести к тому, что спортсмен становится неуправляемым».

Тем не менее некоторым спортсменам разрешили личные контракты, например с Red Bull. По словам Курашова, суммы этих соглашений незначительны по меркам больших корпораций и даже обеспечения подготовки, а перед подписанием федерация просит спортсмена не снижать требования к себе.

Компании готовы сотрудничать и с федерацией, но не всегда удается договориться. Демидова приводит в пример ситуацию с брендом одежды Roxy. Он отказался от контракта из-за того, что ему предложили поддержать всю сборную целиком, а не только женскую команду по слоупстайлу.

Новая фигурка

Сразу двум спортсменкам нашей олимпийской сборной по фристайлу еще нет 17 лет. В акробатике выступит Есения Пантюхова, а в слоупстайле и биг-эйре – Ксения Орлова. Но обе уже добивались успехов: Есения взяла бронзу в командных соревнованиях на взрослом чемпионате мира, а Ксения выиграла золото на юниорском уровне. В России, как и в мире, фристайл – очень молодая дисциплина.

«На Играх в Пхенчхане мне было 17 лет, – вспоминает Демидова. – Думаю, что наш вид спорта будет молодеть еще сильнее – прямо как фигурное катание. Чем ты моложе, тем проще исполнять трюки. Сейчас Пантюхова и Орлова – одни из лучших в нашей стране».

Прием детей начинается с 8 лет – таков федеральный стандарт. Но Курашов считает, что эту планку надо снизить, по крайней мере в некоторых дисциплинах. По его словам, чтобы подготовить профессионала, нужно 7–9 лет и, помимо серьезной функциональной подготовки, тренеры должны уделять много внимания психологической и эмоциональной работе. «К нам приходят отважные дети, которые не боятся и даже любят рисковать, – объясняет Курашов. – Они никогда не пойдут в те виды спорта, где этого риска нет».

Единой российской школы подготовки фристайлистов не существует. Методы у разных специалистов отличаются, да и самих тренеров в России явно не хватает, признается Курашов. Отчасти это следствие того, что о фристайле в стране знают мало.

«Хафпайп, биг-эйр и слоупстайл очень популярны в Северной Америке – там трансляции имеют высокие рейтинги, – отмечает глава федерации. – В Европе любят ски-кросс, и его тоже часто показывают. Нам же не хватает не только трансляций – нужно заниматься общей популяризацией фристайла. Это очень сложная работа, и эффект проявится только через несколько лет».

Другие материалы в сюжете