«Это была авантюра». Руслан Захаров выигрывал в Сочи золото в шорт-треке, а теперь взял серебро в коньках

Чтобы стать конькобежцем потратил полмиллиона рублей
Олимпийский чемпион Сочи-2014 Руслан Захаров /EPA

Один из самых удивительных участников сборной России на Олимпиаде-2022 – конькобежец Руслан Захаров. У 34-летнего спортсмена уже есть олимпийское золото – в шорт-треке. В Сочи-2014 он выиграл эстафету вместе с Виктором Аном, Семеном Елистратовым и Владимиром Григорьевым, но еще перед Пхенчханом-2018 сменил вид спорта на соседний. И в Пекине помог сборной взять олимпийское серебро в командной гонке преследования. «Ведомости. Спорт» поговорил с ним перед отлетом в Китай.

Про смену вида спорта

Мысли о конькобежном спорте у меня были всегда. Еще в 2010 г., на Олимпиаде в Ванкувере, председатель технического комитета Международной федерации Александр Кибалко подарил мне коньки – говорил, что надо попробовать. Они, кстати, до сих пор дома лежат. После золота Сочи-2014 у меня был еще один удачный сезон, а два следующих – спад. За год до Пхенчхана-2018 понял, что конкурировать тяжело, а заканчивать не хотелось.

И я рискнул. Хорошо, что шорт-трек и конькобежный спорт в одной федерации – мне нашли место, я прижился, пустил корни. Вообще удивляюсь, что меня за 10 месяцев до Олимпиады взяли в одну из групп, которая готовилась к Играм. Я сам, будучи тренером сборной, никого бы так не брал! Это была авантюра, сто процентов. Но все удалось – возможно, потому, что шорт-трек был уже где-то здесь (показывает на горло), и я даже квалифицировался в Пхенчхан – должен был выступать в масс-старте, но не попал в список приглашенных (из-за допинг-скандала состав российской команды утверждал МОК. – «Ведомости. Спорт»).

Конькобежный спорт – как старший брат шорт-трека, пусть шорт-трекистам это и обидно. Хотя все логично: до Сочи-2014 успехов у России там не было. Сейчас дисциплины почти равны. А конькобежный – еще и самый медальный вид Игр, 14 комплектов разыграют. Надеюсь, мы и принесем много.

Про коньки

В конькобежном спорте и шорт-треке совершенно разные коньки. Да, издалека все похоже, но это как разница между коньками для хоккея и фигурного катания. Комбинезоны отличаются, конькобежные в личных видах – тоненькие, нет никакой защиты. Радиус поворота в шорт-треке – 8 м, в коньках – от 24 до 29 м в зависимости от арены.

Как только перешел, столкнулся с неожиданным: не умею ездить на шоссейном велосипеде, а для конькобежцев это основное в тренировках. Поначалу не мог попить воды, потому что боялся отпустить руль. Не мог поесть, потому что не мог на ходу открыть батончик.

С тех пор привычка: перед тренировкой все открываю и складываю в карман, хотя уже могу и без этого. Доходило до того, что я банан открывал перед тренировкой, собирал обратно и шел тренироваться. А выбросить кожуру просил кого-то из партнеров. У меня в команде есть друг, почти ровесник, Александр Румянцев, он тоже отобрался на четвертую Олимпиаду – я все за ним повторял: как одеваться, что брать с собой.

До сих пор не могу на 100% назвать себя конькобежцем. Кучу тонкостей еще не перенял, полностью не ассимилировался. Извлекаю из этого плюсы: у меня благодаря шорт-треку нет проблем с мышечной массой, например. Хотя все в конькобежной команде минимум на 20 см выше, я самый маленький.

Про расходы на подготовку

Что золотая медаль Олимпиады обеспечивает всю жизнь спортсмена дальше – стереотип. Мой любимый пример – четыре года назад ко мне домой приезжал телекорреспондент, я пригласил его пройти, он говорит: «Может быть, снимем у вас в кабинете?» Я ему: «В каком еще кабинете, откуда у меня кабинет, да и зачем он мне вообще?» Многие считают, раз ты олимпийский чемпион, у тебя в жизни сразу все есть. Это не так.

Первое время после перехода в коньки я тренировался за свой счет – рискнул. Определил для себя: могу выделить на этот эксперимент 1 млн руб. Если бы ничего не получилось, потратить эти деньги было бы не жалко. В итоге меня поддержал регион, Московская область, и федерация – половина суммы точно не понадобилась.

Были примеры, когда один человек на Олимпиаде выступал и в коньках, и в шорт-треке – голландка Йорин тер Морс в Пхенчхане даже медали брала и там и там. Но я о таком даже не задумывался, потому что скорости в шорт-треке растут очень быстро, мне точно не угнаться. Я не настолько талантлив, чтобы совмещать.

Про внимание к мелочам

На этапе Кубка мира в начале сезона нас сняли с командной гонки за нарушение в экипировке. Один из самых опытных конькобежцев сборной забыл надеть защиту. Но никто из команды ошибки не заметил, так что часть вины и на нас, кто был рядом.

После сели в комнате и решили: пока все не обсудим, никто не выйдет. Конечно, первые минуты материли друг друга, но успокоились и поняли, что единственный вариант получить олимпийскую лицензию – показывать результат на оставшихся этапах. В итоге получилось, отобрались. Внутри группы, а нас пятеро, теперь постоянно шутим: «Ты надел защиту ахилла?» А то бывали случаи. Уверен, такой ошибки больше не сделаем. Хотя есть еще тысяча мест, где можно проколоться.

Про гибель партнера по команде

Самое жуткое событие сезона – когда в октябре погиб Руслан Захаров, мой полный тезка, конькобежец сборной. Конечно, нас это шокировало, ему было всего 23 года (Захаров погиб в Хабаровске из-за наезда автомобиля во время пробежки. – «Ведомости. Спорт»).

Мы были хорошо знакомы, тренировались рядом, общались. В команде, само собой, было полно шуток о том, что мы тезки. Мы еще и кардинально отличались друг от друга: он самый крупный в команде, я – самый маленький. Трагедия.

Для меня это был огромный стресс. Мне звонили, писали – многие, когда видели новость, думали, что речь обо мне. Я сразу позвонил папе и жене, чтобы успокоить: со мной все в порядке, несчастье в другой семье. Никому такого не пожелаю.

Сейчас общаюсь с родственниками Руслана – надеюсь, это хоть как-то им помогает. На самом деле уверен, что нет, но все равно всегда рад сказать им теплые слова.

Про шансы на медали

Масс-старт в коньках – новая дисциплина, второй раз будет на Олимпиаде. Внешне похоже на шорт-трек: много народу стартуют одновременно, контактная борьба. Поначалу я думал, что за счет прежних навыков буду лучше многих, но, когда проиграл штук 20 масс-стартов, понял – все сложнее. Во-первых, из шорт-трека пришел не я один. Во-вторых, у многих опыт гонок на роликах с такой же контактной борьбой. Только сейчас стал лучше разбираться и ориентироваться. В трех масс- стартах из четырех на Кубке мира был на подиуме, один раз пятым – ни разу не выиграл, да, но хотя бы стабильность.

Хотя приоритет для меня – командная гонка, там мы два раза были в медалях чемпионатов мира, выиграли Кубок мира, это наш лучший шанс на медаль Пекина. Масс-старт следом, там тоже можно пошуметь.

В конькобежном масс-старте нет четких правил. Да, общее прописано, но никто этого не соблюдает, никто по-настоящему не судит, не наказывает за толчки и другие помехи. В шорт-треке есть четкий регламент даже для того, как просматривать повторы, где должны камеры располагаться, – а тут как пойдет.

Другие материалы в сюжете