$83 000 за попытку сбежать: как живут спортсмены в Иране — одной из самых закрытых стран мира

Ограниченные права женщин и минимальные траты на спорт
Кимия Ализаде — первая олимпийская медалистка в истории Ирана /EPA

В статусе одной из самых закрытых стран мира Иран живет более 40 лет. После Исламской революции 1979 г. и захвата американского посольства в Тегеране в 1980 г. Иран и США разорвали дипломатические отношения. Санкции в отношении Ирана включают в себя отключение от банковской системы SWIFT, запрет на сделки в иранских риалах, запрет на продажу и передачу наличных долларов, эмбарго на нефть и газ.

К февралю 2022 г. страна была мировым лидером по наложенным ограничениям, хотя на данный момент Запад видит в Иране ключевого партнера в сфере энергетики, а США готовятся повторно подписать «ядерную сделку». Истории иранских спортсменов неразрывно связаны с политикой.

Эмигранты и беженцы

В летних Олимпийских играх 2016 г. в Рио впервые в истории приняла участие сборная беженцев, в которую вошли пятеро представителей Южного Судана, два спортсмена из ДР Конго, двое сирийцев и один эфиоп. На летних Олимпийских играх 2020 (2021) г. в Токио пятеро из 29 членов олимпийской сборной беженцев были иранцами.

В их числе была тхэквондистка Кимия Ализаде. В Рио-2016 она завоевала бронзу, став первой в истории своей страны олимпийской медалисткой. В 2020-м она эмигрировала в Нидерланды, а затем в Германию. Свое решение спортсменка объяснила тем, что в Иране «она всегда должна была повторять те слова, которые ей указывали, и носить ту одежду, которую приказывали».

На Играх в Токио Ализаде остановилась в шаге от медали, проиграв в матче за третье место. По ходу соревнований она победила свою подругу и соотечественницу Нахиду Кияни, а медиа, освещавшие Игры, сосредоточились на образах двух спортсменок. Ализаде уверенно прошла в зал, распустив волосы и показав кулак телекамере, направленной на нее. Кияни появилась с сопровождавшей ее женщиной, у обеих на головах были платки.

Еще один эмигрант, дзюдоист Саид Моллаеи переехал в 2020-м в Германию, а на Играх в Токио в 2021-м представлял Монголию. По словам спортсмена, в Иране на него оказывали давление, требуя проиграть полуфинальный бой на ЧМ-2019, чтобы избежать встречи в финале с чемпионом Израиля Саги Муки (страны находятся в опосредованном конфликте с 1985 г).

Саид Моллаеи подружился с соперником из Израиля /EPA

Международная федерация дзюдо (IJF) назвала вмешательство Ирана «серьезным и грубым нарушением устава IJF, его законных интересов, принципов и целей» и отстранила страну от участия в соревнованиях на четыре года. Серебряную медаль на Играх в Токио Моллаеи посвятил израильтянам.

В 2019 г. из Ирана в Австралию эмигрировал футбольный арбитр Алиреза Фангани, работавший на чемпионатах мира 2014 и 2018.

В 2012-м из Ирана в Бельгию эмигрировала тхэквондистка Рахель Асемани, пять раз выигрывавшая национальный чемпионат. О причинах эмиграции она не рассказывала, но говорила, что в сборную Ирана для участия в международных соревнованиях ее либо не приглашали, либо приглашали в последний момент, а потом вновь отсекали. В Бельгию она приехала, не зная языков и умея писать только арабской вязью, и работала почтальоном.

Деньги только за соревнования и тренировки

С 2019 г. Иран покинули более 10 спортсменов, и, чтобы остановить поток, власти решили использовать финансовые ультиматумы. За год до Игр в Пекине лыжница Атефех Ахмади заявила, что национальная федерация лыжных видов заставила спортсменов подписать чеки на сумму $83 000 на случай, если они не вернутся в страну и попросят убежища за границей.

«Мы национальные спортсмены, но мы должны дать гарантии, когда дело доходит до представления нашей страны», — сказала Ахмади местной газете Sharq.

Самим иранским спортсменам, по данным журнала Time, выплаты от национальных федераций в Иране достаются только за официальные соревнования и официальные сборы. По этой причине многие атлеты осваивают гражданские специальности и могут позволить себе тренировочную подготовку только на собственные заработки.

Иранский тренер по тхэквондо, пожелавший остаться неизвестным, рассказывал Time, какие еще препятствия приходится преодолевать и самим спортсменам, и его коллегам: «Мужчинам в Иране запрещено тренировать спортсменок и ездить с ними на турниры. Смотреть их игры дома также не разрешается. У девушек на турнирах отбирают телефоны. Ни один из матчей не транслируется дома. В итоге я никогда не видел ни одной игры своей ученицы. Чем я тогда могу им помочь?».

Лыжница Атефех Ахмади на Олимпийских играх 2022 г. в Пекине /EPA

Вместе с Ализаде за сборную беженцев на Играх в Токио в 2021-м выступал чемпион мира 2018 г. по карате Хамун Дерафшипур. Он просил Иранскую федерацию карате, чтобы его жена, входившая в национальную сборную по этому же виду спорта, стала его тренером. После того, как просьба спортсмена была отклонена, он переехал в Канаду.

Боксерка Садаф Хадем готовится выступить за Францию на Играх 2024 г. в Париже, поскольку в Иране заниматься боксом разрешено только мужчинам.

В числе спортсменов, отказавшихся переезжать даже несмотря на лучшие финансовые условия, Нагмех Ханджани, занимающаяся верховой ездой. В 2006 г., в возрасте 11 лет, она отказалась принимать гражданство ОАЭ. Тогда Ханджани была еще ребенком, но и спустя 15 лет, в 2021-м называла свое решение правильным.

«Предложение было сказочным, но я бы никогда не отказалась от названия моей страны ради другого флага. У наших спортсменов так много талантов, потенциала, звездной силы, что они могли бы блистать на каждом международном подиуме. То, чего они достигли, является исключительно результатом их личной силы и стойкости. Представьте, на что они будут способны, если их поддержат федерации и руководство».

Инциденты с болельщицами и прорыв в женском футболе

После Исламской революции 1979 г. женщин в Иране не пускали на стадионы 40 лет. Во время ЧМ-2018 иранские женщины свободно посещали российские стадионы, но в стране матчи национальной сборной транслировали с задержкой и вырезали кадры, на которых оказывались болельщицы.

К историческому прецеденту осенью 2019 г. привели трагические события. Болельщице Сахар Ходайяри грозил суд за попытку проникнуть на стадион в мужской одежде. Опасаясь строгого приговора, она устроила самосожжение у зала суда и через неделю скончалась в больнице. Под давлением президента ФИФА Джанни Инфантино в октябре 2019 г. правительство Ирана пустило около 3500 женщин на матч Ирана с Камбоджей.

В конце марта на стадион «Азади», где встречались Иран с Ливаном, женщин вновь не пустили на матч. Национальная футбольная федерация заявила, что девять женщин беспрепятственно попали на стадион по легальным билетам. В то же время еще 2000 женщин не пустили на трибуны из-за поддельных билетов. По информации канала «Аль-Джазира», сотрудники стадиона превысили свои служебные полномочия, применив против нарушительниц перцовые баллончики.

Иранские оппозиционеры написали официальное письмо в ФИФА с требованием исключить свою сборную из числа участников чемпионата мира. Несмотря на это, Инфантино выступил с официальным призывом «объединиться в этом разделенном мире».

Иранские болельщицы на стадионе «Азади» в западном Тегеране /Morteza Nikoubazl / NurPhoto / Getty Images

Сам по себе женский футбол в стране разрешен, а в 2014 и 2018 гг. иранские женщины выигрывали чемпионаты мира по футзалу. При этом развитие женского футбола и футзала — исторический прорыв для иранского спорта. В 1993 г. разрешения для женщин играть в зале добились студенты университета Альзара в Тегеране, единственного женского вуза. Ввиду стремительного роста числа женщин, получающих образование в Исламской республике, студенты вынудили администрацию университета разрешить проведение неофициального турнира по мини-футболу, в котором приняли участие девять других команд колледжей.

Сформированный к 1997 г. комитет по мини-футболу санкционировал проведение официальных соревнований среди женских университетов с участием более 100 студенток в 12 командах. «Для нас женский футзал был приемлемым решением, — пишет Тимоти Ф. Грейни в своей книге «За гранью игры, как Бекхэм: глобальный феномен женского футбола». — В закрытом помещении легче контролировать доступ мужчин. Таким образом, университетские чиновники и игроки не нарушали законы шариата».

В 2005 г. женскую сборную Ирана для дебюта на Западноазиатских футбольных играх набирали из футзалисток. «Они даже не могли делать длинные и высокие передачи, потому что раньше никогда не играли на траве», — говорила тренер той команды Шахрзад Мозафар. В итоге ее игроки заняли второе место, уступив только Иордании, сборной-хозяйке соревнований.

Встреча с США на ЧМ: как это было в 1998-м

21 июня 1998 г. США и Иран встретились на чемпионате мира во Франции. Ни одной из команд не удалось тогда выйти из группы с Германией и Югославией, но сама по себе встреча соперников из враждующих лагерей приобрела невиданный политический окрас.

Иранец Мердад Масуди, работавший на матче в качестве пресс-атташе ФИФА, рассказывал английскому журналу Four Four Two, что проблемы начались уже с такой формальности, как предматчевая церемония. Номинальными хозяевами поля были американцы, а, по правилам ФИФА, именно гости подходят к хозяевам для рукопожатия. Сложность заключалась в том, что верховный лидер Ирана Али Хаменеи отдал прямой приказ: футболисты не должны подходить к американцам. В результате организаторы пошли на нарушение регламента, и именно футболисты сборной США подходили к своим соперникам с протянутыми руками.

Матч сборных Ирана и США на ЧМ-1998 /Matthew Ashton / EMPICS / Getty Images

В боеготовности в тот день были и службы безопасности. Ходили слухи что 7000 из 42 000 билетов, проданных на матч, выкупила иракская группировка, которая финансировалась Саддамом Хусейном и ставила целью дестабилизацию иранского режима. Ожидалось, что иракцы выбегут на поле во время игры с акцией протеста, но они ограничились демонстрацией политических баннеров. Телевизионщикам удалось избежать попадания этих кадров в трансляцию.

Американцам от их соперников достались букеты белых роз — символом мира в Иране. По словам Масуди, Иранская федерация футбола инициировала эту акцию, чтобы представить свою страну в лучшем свете. При этом победа Ирана со счетом 2:1 вызвала в стране одновременно счастье и тревогу.

«Когда сборная вышла на ЧМ, на улицах Тегерана люди танцевали, открыто распивали алкоголь, а женщины снимали платки. Силы правопорядка ничего не предпринимали, потому что тоже были счастливы. В первую очередь они были футбольными болельщиками, а уже потом — стражами исламской революции. Победа над США вернула все эти эмоции, и иранский режим был очень напуган», — вспоминал Масуди.

Американский защитник Джеф Агус, несмотря на поражение, заявил, что футболисты за 90 минут сделали для сближения стран больше, чем политики за 20 лет. Спустя полтора года команды встретились в товарищеском матче в Пасадене, сыграв вничью 1:1.

На ЧМ-2022 команды встретятся вновь.