3000 рублей за золото, бонусы тренерам и молодежь: 50 лет назад СССР впервые разгромил США на Играх

Фармакология тоже помогла советским олимпийцам
На Олимпиаде-1972 сборная СССР завоевала 99 медалей, в том числе 50 золотых, и заняла первое место в командном зачете /Фотохроника ТАСС

По обрывкам мемуаров и благодаря естественному уклону воспоминаний в счастливые эпизоды может сложиться впечатление, будто советский спорт, влившись после Второй мировой войны в олимпийскую шеренгу, сразу занял лидерские позиции и не покидал их до распада СССР. Это не совсем так. Да, дебют на Олимпиаде-1952 обернулся триумфом (71 медаль, включая 22 золотые), но первое место и по золоту, и по сумме наград досталось США (76/40). Американскую команду советской сборной удалось опередить лишь в 1956 г., в 1960 г. СССР снова выиграл командный зачет.

Но уже следующее десятилетие сложилось для советского спорта неудачно. В Токио-1964 отстали от Штатов на шесть золотых (30 — 36); в Мехико-1968 вообще произошло фиаско (золото — 29/45, все медали — 91/107). Ловкий советский официоз ради таких случаев заранее изобрел особый командный зачет, в котором, помимо пьедесталов, учитывались четвертые, пятые, шестые места. В 1964 г. трюк сработал: у СССР получилось на 26 баллов больше — и советская пресса признала Игры успешными. Но через четыре года даже по расширенной формуле американцы опередили СССР на чудовищные 122,5 очка. Особенно огорчили легкоатлетки, среди которых после ухода сестер Ирины и Тамары Пресс (пять золотых медалей Игр на двоих) не нашлось ни одной претендентки на победу. 

Тем великолепнее то, что произошло в 1972 г. в Мюнхене. Именно тогда советская сборная по-настоящему разгромила конкурентов (99 медалей, в том числе 50 золотых; у США — 33), и не в конторских таблицах, а на полях, дорожках и помостах, в том числе на тех, которые всегда считались чужой вотчиной. 

Моложе! Ярче! Сложнее!

Одним из главных факторов триумфа-1972 стала грамотная работа над ошибками после провала-1968. Во-первых, была признана неверной ставка на бывалых и заслуженных, вследствие которой состав сборной в Мехико оказался довольно возрастным. Например, среди борцов самыми молодыми в 1968 г. были 25-летние Назар Албарян (греко-римская борьба) и Виктор Игуменов (вольная). В 1972 г. ровно половина состава борцовской сборной была моложе 25, а главным критерием отбора стали успехи в олимпийском сезоне, а не в целом за карьеру. Итог красноречив: в 1968 г. борцы завоевали три золотые медали, в 1972 г. — девять.

Гимнасты честно признали свое отставание в сложности элементов. Конечно, одним махом проблема не решалась, но движение пошло в правильном направлении. Лидером мужской сборной, хотя в ней остались звезды мексиканской поры Михаил Воронин (выигравший тогда золото в опорном и на перекладине) и Виктор Клименко, стал 19-летний Николай Андрианов из Владимира. На мюнхенских Играх он взял золото в вольных упражнениях, серебро — в команде, а также бронзу в опорном прыжке. В женской сборной на роль примы выдвинулась запасная Мехико Людмила Турищева из Грозного. Но ключевую роль в обновлении команды сыграла белорусская гимнастическая школа, воспитавшая трех искусниц: 18-летнюю Тамару Лазакович из Витебска, 17-летнюю минчанку Антонину Кошель и ее сверстницу Ольгу Корбут из Гродно.

На Играх-1972 советские гимнастки взяли 10 медалей. Сенсацией стала Ольга Корбут: она увезла из Мюнхена три золота и серебро — за них государство выплатило спортсменке больше 10 000 руб. /Imago sportfotodienst

Предельно аккуратная, мягкая и утонченная Турищева завораживала и публику, и судей. С помарками выполнив упражнения на бревне, она за счет безупречных вольных и прекрасного выступления на других снарядах вернула в страну после 12-летнего перерыва золото в личном первенстве. Лазакович была сильнее на брусьях и бревне, но ей не хватило стабильности — бронза. А Корбут произвела фурор, особенно ее «петля» на брусьях, буквально взорвавшая гимнастический мир, который с того момента уже не знал другого пути, кроме как в сторону изобретения все более сложных элементов. Как ни странно, именно на брусьях Корбут выступила слабее всего и вместо вполне вероятного личного чемпионства съехала на седьмое место. Зато была неподражаема на бревне и в вольных. Командное золото тоже досталось сборной СССР.

Мир, в котором не было WADA

Мехико вскрыл еще одну масштабную проблему: отставание от США в спортивной фармакологии. В то время как американцы успешно применяли новейшие медицинские препараты и пищевые добавки, советские спортсмены обходились витаминками. С конца 1960-х советская наука всерьез включилась в процесс, и уже в начале 1970-х спортсмены кардинально улучшили показатели в тех дисциплинах, где главенствовали сила и выносливость. Причем все строго в рамках дозволенного. Рамки эти МОК очертил именно в канун Олимпиады-1968, впервые учредив допинг-контроль, пока еще выборочный. Ни один советский спортсмен его не провалил.

Благодаря в том числе медицине поползли вверх достижения в ранее совершенно «чужих» для СССР видах спорта. И если пловцы пока еще скромничали — к ним победы придут позже, то легкоатлеты выстрелили уже в Мюнхене. Николай Авилов из Одессы с мировым рекордом победил в стопроцентно американском десятиборье; серебряная медаль досталась киевлянину Леониду Литвиненко. Прыгун тройным Виктор Санеев из Сухуми первым среди советских атлетов завоевал золото на второй Олимпиаде подряд — тоже факт, о многом говорящий. Но самым потрясающим было восхождение Валерия Борзова, который нарушил монополию темнокожих бегунов на дистанциях 100 и 200 м. Причем киевлянин выиграл все восемь забегов: квалификации, четверть-, полуфиналы и финалы, а главного конкурента на 100-метровке американца Тейлора опередил дважды. А в эстафете 4 х 100 м интернациональный советский квартет (Александр Корнелюк — Москва, Владимир Ловецкий — Минск, Юрий Силов — Рига, Валерий Борзов — Киев) лишь самую малость уступил сборной США, финишировавшей с рекордом планеты.

В общей сложности легкая атлетика принесла в копилку сборной девять золотых наград. 

Восклицательный знак

Многие из мюнхенских побед достойны отдельного подробного описания. Но все же одна среди них выделяется особо. Конечно же, речь о баскетбольном чуде, о тех самых знаменитых «трех секундах» имени Александра Белова. До 1972 г. только американцы выигрывали баскетбольные олимпийские турниры. Но к Мюнхену у СССР впервые за два десятилетия сложилась сборная без слабых мест, с богатым опытом крупнейших турниров, но в то же время молодая и голодная до побед. В Мехико советские баскетболисты ехали чемпионами мира, и это во многом помешало им собраться на штурм новой высоты. В 1972 г. сборная СССР числилась лишь бронзовым призером и мечтала доказать — себе, соперникам и публике, — что достойна большего. 

По итогам Мюнхена-1972 советские олимпийцы получили солидные призовые: 3000 руб. — за золото, 1500 — за серебро, 1000 — за бронзу /Wikimedia

Доказали убедительно: девять побед в девяти матчах, в том числе самая главная, историческая, — 51:50 над сборной США. А решающий бросок ленинградского спартаковца Белова после паса московского армейца Ивана Едешко через всю площадку стал восклицательным знаком всей Олимпиады. В итоге советская команда собрала небывалый урожай: 50 золотых медалей! У американцев было только 33.

Есть и еще один немаловажный фактор, повлиявший на мотивацию советских спортсменов. Конечно, в СССР упоминать о нем было не принято, но теперь премии от государства за олимпийские успехи — тема дежурная.

По итогам Олимпиады-1964 в Токио денежные бонусы получили только победители и призеры Игр. Чемпионам заплатили по 1500 руб., серебряным призерам — по 500, бронзовым — по 300. Тренеры чемпионов получили по 500 руб., остальные — грамоты и благодарственные письма. После Мехико же заплатили еще и тем, кто попал в шестерку, и всем их наставникам. Прейскурант был такой: 1-е место — 2000 руб. спортсмену, 1000 — тренеру; 2-е — соответственно 1200 и 800; 3-е — 800 и 600; 4-е — 400 и 300; 5-е — 300 и 200; 6-е — 200 и 100.

19 февраля 1971 г. приказом Совета Министров СССР были установлены новые расценки. Согласно документу чемпионы Мюнхена (а заодно зимней Олимпиады в Саппоро) и их тренеры заработали поровну — по 3000 руб., из которых 250 инвалютных, с выплатой непосредственно на месте соревнований и возможностью потратить их там же, т. е. в ФРГ, а у «зимников» — в Японии. За серебро давали по 1500, за бронзу — по 1000. Для многих советских спортсменов — бегунов, прыгунов, фехтовальщиков, гимнасток и др. — колоссальные деньги. В общем, эффект наличных был налицо.

А за Инсбрук и Монреаль в 1976 г. заплатили еще больше, причем новую смету утвердили за сутки до старта зимней Олимпиады. Чемпионам теперь полагалось по 4000 руб., а инвалюту стали выдавать и за шестые места (пусть и всего по 25 руб. из 500 премиальных). И сборная СССР стала непобедимой.

Другие материалы в сюжете