«Появился шанс зарабатывать, его нельзя было упускать». Бойкот Уимблдона-1973 навсегда изменил теннис

Отказав в участии югославу Николе Пиличу, турнир лишился 80 игроков
В 1973 г. советский теннисист Александр Метревели добрался до финала Уимблдона, но уступил победу Яну Кодешу из Чехословакии /Douglas Miller /Keystone / Hulton Archive / Getty Images

27 июня в Лондоне стартует Уимблдон – третий в сезоне и, возможно, самый престижный турнир Большого шлема. В этом году вокруг него особенно много разговоров. Из-за событий на Украине Британская теннисная ассоциация (LTA) отстранила от участия в турнире спортсменов из России и Белоруссии. В ATP и WTA это посчитали дискриминацией и оставили Уимблдон без рейтинговых очков. 

«Я рад, что игроки вместе с ATP показали Большому шлему: совершена ошибка и наступят последствия», – признал один из лидеров мирового рейтинга, Новак Джокович. Правда, он же рассказал, что минимум 30 игроков выступают против такого решения и готовят совместное обращение к ATP. Организаторы Уимблдона тоже настроены решительно – вплоть до суда. Больше напряжения в отношениях между туром и турниром было только 49 лет назад. Тогда из-за одного игрока снялись сразу 80 человек. Этим игроком был Никола Пилич из Югославии. 

Дядя-генерал против ATP 

Сегодня Пилича чаще всего вспоминают как бывшего тренера Новака Джоковича – серб прошел через его академию в Мюнхене. В сети можно найти не одну трогательную историю про их взаимоотношения. Да и сам Новак не раз говорил, что считает Николу своим вторым отцом и одним из главных героев сербского тенниса. 

«Никола – кладезь знаний и опыта. Это человек, который мне сильно помог. С ним я провел главные годы своего развития – с 12 до 16 лет. И, конечно, нельзя забывать, что свой единственный Кубок Дэвиса мы выиграли, когда он появился в команде».

Пилич всегда умел настраивать командную игру. Он единственный в истории, кто завоевывал Кубок Дэвиса с тремя разными сборными. В 1988, 1989 и 1993 гг. был капитаном чемпионов из Германии, в 2005 г. повторил успех с Хорватией, еще через пять лет помог Сербии. Но именно Кубок Дэвиса чуть не разрушил его собственную карьеру и спровоцировал бойкот Уимблдона в 1973 г. 

Никола Пилич на корте /Wikimedia

Конец 1960-х – начало 1970-х для тенниса вообще время больших перемен. Международная федерация (ITF) наконец допустила профессионалов к участию в своих турнирах. Раньше выступать там могли только любители, т. е. спортсмены, которые не зарабатывали деньги, выходя на корт. Началась Открытая эра. Тур постепенно привыкал жить по законам бизнеса. Чтобы было проще отстаивать свои интересы, в 1972 г. игроки объединились в профсоюз и назвали его Ассоциацией теннисистов-профессионалов (ATP). 

При этом топ-спортсмены все еще находились под сильным контролем своих национальных федераций. По сути, именно они определяли график игроков. Ситуация в Югославии осложнялась тем, что глава местной федерации тенниса Душан Ковач был действующим генералом армии. А по совместительству – дядей Ники Пилича.

Югославский спорт был выстроен по армейским законам. Игроки принимали участие в военных парадах и легко могли получить повестку для прохождения срочной службы. Если они не подчинялись приказам, о соревнованиях можно было забыть. Не спасали даже родственные связи. 

Ники Пилич тогда был заметным игроком: добирался до полуфинала Уимблдона в одиночном разряде, побеждал на US Open – в парном. И вообще считался живой визитной карточкой своей страны. Весной 1973 г. дядя попросил его выступить в составе сборной Югославии в Кубке Дэвиса. Но у Ники были другие планы. За пару месяцев до этого Пилич подписал контракт с организаторами престижного (и достаточно щедрого) парного турнира в Монреале. Он проходил на той же неделе, что и Кубок Дэвиса. Ники улетел в Канаду, а Федерация тенниса Югославии в тот же день дисквалифицировала его на девять месяцев и запретила выступать на турнирах ITF и Большого шлема. 

Пилич оспорил это решение. Дисквалификацию сократили до одного месяца и немного сдвинули по срокам, чтобы Ники успел съездить на «Ролан Гаррос» (и там он даже сыграл в финале). А вот корты Всеанглийского теннисного клуба оказались для него закрыты. Пилич все же прилетел в Лондон и до последнего боролся за право выступить на Уимблдоне, даже обращался в местный суд. Но получил жесткий отказ. 

В это же время в борьбу за Ники включилась ATP. В организации посчитали, что дисквалификация нарушила его право на свободный труд. И его несправедливо наказали только за то, что он принял более выгодное с финансовой точки зрения предложение. В итоге ATP выдвинула ультиматум: если Пилич не играет на Уимблдоне, то его пропускают все члены ассоциации. Организаторы турнира пытались договариваться с игроками в индивидуальном порядке, но безуспешно. За четыре дня до старта ATP объявила о бойкоте.

Слив Настасе и Метревели в финале 

Вместе с Пиличем из Лондона улетели 80 человек, в том числе действующий чемпион Уимблдона американец Стэн Смит. Его всегда задевало, что теннис получил профессиональный статус так поздно, а спортсмены не могли зарабатывать, занимаясь любимым делом. «Современным игрокам сложно представить, но за победу на Уимблдоне еще каких-то 30 лет назад ты получал рукопожатие, кубок и ваучер в сувенирную лавку на 25 фунтов, – рассказывал он в одном из интервью. – Наше поколение было первым, у которого появился шанс зарабатывать. Его нельзя было упускать». 

Из 16 сеяных игроков на Уимблдоне-1973 осталось только четыре, а из квалификации в основную сетку попали сразу 32 человека, а не 16, как обычно. Британская пресса горячо поддерживала турнир. Смысл всех публикаций сводился к одному тезису: ослепленные жаждой наживы звезды губят теннис. 

Правда, некоторые звезды все же задержались в Англии. Например, один из сильнейших теннисистов того времени – румын Илие Настасе. Он стал первым сеяным, но не прошел дальше четвертого круга. А много лет спустя вспоминал, что очень хотел поддержать бойкот, но не мог этого сделать, потому что был действующим капитаном румынской армии и получил приказ выступить в Лондоне при любом раскладе. 

После таких откровений появилась версия, что Илие специально проиграл матч. А сделал это только в четвертом круге, чтобы не вызвать лишних подозрений. К Уимблдону он подошел в феноменальной форме – выиграл 17 турниров, включая «Ролан Гаррос», где по пути к титулу не потерял ни одного сета. Повторить это достижение пока смогли только Бьорн Борг и Рафа Надаль.

На корты Уимблдона вышли также игроки, не вступившие на тот момент в ATP, – например, совсем молодые Бьорн Борг и Джимми Коннорс, будущие звезды тенниса. А титул разыграли чехословак Ян Кодеш и Александр Метревели из СССР. Кодеш потом тоже не раз рассказывал, что играл под давлением национальной федерации. У Метревели было другое мнение. «Бойкотировали те, кто уже не играл на прежнем высоком уровне. Все сильные спортсмены приехали», – признавался он в интервью «Советскому спорту». 

Сам финал Метревели вспоминать не любит, потому что он его проиграл. Сильно не хватало опыта участия в больших матчах. Советские теннисисты нередко пропускали турниры, а Кодеш играл практически без перерывов. К 1973 г. в его резюме были две победы на «Ролан Гаррос» и финал US Open. Умение играть в финале уже тогда имело большое значение. 

За свою победу чехословак получил 5000 фунтов, гонорар Метревели был на 2000 скромнее. А Уимблдон в итоге показал отличную посещаемость – за 10 дней на кортах Всеанглийского теннисного клуба побывало 300 172 человека. Еще 300 выстроились перед финалом в живую очередь, чтобы попасть хотя бы на стоячие места. 

Оценивая последствия этой истории для игроков и их профсоюза, известный теннисный обозреватель Стив Тиньор позже напишет: «С тех пор власть была у игроков. Мир отходил от старых идеалов национализма и службы в сторону индивидуального выбора. Весной 1973 г. президент Никсон отменил обязательный призыв в армию США, а через месяц «дело Пилича» сделало то же в теннисе. Национальные федерации больше не могли заставить своих игроков служить».

На самом деле все, конечно, сложнее. С определенными ограничениями игроки сталкиваются до сих пор. Но факт остается фактом: после Уимблдона-1973 в руководстве ITF появились представители профессиональных теннисных объединений (ATP и WTA) и к их мнению начали прислушиваться.

Другие материалы в сюжете