Король подает: как неуверенный в себе Георг VI осмелился сыграть на Уимблдоне

Виндзоры и теннис — это по любви
Главная поклонница тенниса в королевской семье прямо сейчас — Кейт Миддлтон /Karwai Tang / WireImage

В Лондоне продолжается Уимблдон. Его история насчитывает чуть менее 150 лет. И за это время он стал не только главным спортивным событием лета, но и важным пунктом в расписании британских монархов.  

Впервые представители Виндзоров появились на трибунах еще в 1907 г. Это были принц Георг и принцесса Мэри Уэльские — дедушка и бабушка Елизаветы II. С тех пор члены королевской семьи регулярно посещают матчи. Для их удобства даже построили специальную ложу — Royal Box. Кроме того, Виндзоры являются патронами Всеанглийского клуба крокета и лаун-тенниса, на кортах которого проводится турнир. А двоюродный брат Елизаветы II принц Эдвард был его президентом более 50 лет.  

Но самым важным и символичным до сих пор остается появление на корте принца Альберта, будущего короля Георга VI (оскароносный фильм «Король говорит!» снят именно про него). В 1926 г. он сыграл в паре с военным хирургом и своим лучшим другом Луисом Грейгом. И, несмотря на поражение, сделал большой шаг для укрепления своей репутации. 

«Промедление приравнивается к смерти» 

У Берти (так называли Альберта самые близкие) с детства было много проблем со здоровьем. Из-за вогнутых коленей его часами заставляли носить специальные шины. А халатность и жестокость няни, которая не следила за питанием ребенка, привели к тому, что у него развилась язва желудка. К тому же Альберт сильно заикался. Все это вызывало много неприятных разговоров и домыслов при дворе. Болезненный и застенчивый подросток плохо подходил на роль возможного наследника престола.    

Вместе с тем положение обязывало Альберта держать марку. В 13 лет он поступил на обучение в Королевский военно-морской колледж, располагавшийся на острове Уайт в Ла-Манше. Именно там он познакомился с 28-летним Луисом Грейгом, который работал в колледже врачом и тренером. Своей откровенностью и прямотой Грейг вызвал доверие у отца Берти и вскоре стал главным наставником принца.  

Георг VI в молодости /Wikimedia

Во время Первой мировой войны Альберт решил, что должен принимать участие в морских сражениях. Луи отправился вслед за ним. Правда, участие Альберта ограничилось только Ютландским сражением. Продолжить службу помешали болезни: острый приступ аппендицита и все та же язва желудка. Нужна была срочная операция, но лучшие хирурги того времени отказывались брать на себя такую ответственность. И даже король Георг V (отец Берти) не мог на них повлиять. Жизнь принца спас Луи Грейг. «Ваше Величество, промедление приравнивается к смерти, — объяснял он королю. — Если бы это был мой сын или брат, я бы ни минуты не сомневался». В итоге Грейг успешно прооперировал Берти.  

В 1919 г. принц отправился проходить службу на авиабазу Королевских военно-воздушных сил в Крануэлл. Грейг присоединился к Берти и поселился в деревне, недалеко от авиабазы, с женой и дочкой. Альберту, конечно, было привычнее находиться в окружении близких людей, поэтому он принял приглашение друга жить вместе с ними. Все свободное от службы время они проводили на теннисном корте. И уже через год выиграли парный турнир чемпионата Королевских ВВС.  

В 1926 г., когда Луи Грейг в свои 45 лет снова выиграл чемпионат Королевских ВВС по теннису и получил право участвовать в Уимблдоне, он, конечно, выбрал себе в напарники верного друга — Берти.

Королевский матч 

Альберт сначала сопротивлялся — на корте он чувствовал себя почти так же неуверенно, как и в жизни. А в придачу ко всему был левшой. В те времена это считалось большим недостатком. Но Луи убедил друга, что участие в турнире повысит его популярность в обществе.  

К сожалению, в соперники Берти и Луи досталась опытная пара — Герберт Баррет и Артур Гор, у которых в сумме было шесть чемпионских титулов на Уимблдоне. Окончательный счет на табло был неутешителен для Берти и Луи: они проиграли 1:6, 3:6, 2:6. Но к удивлению Альберта в местной прессе его больше поддерживали, чем критиковали: «Герцог Йоркский был безмерно увлечен игрой. Но он не обладает большим опытом. Жаль, что среди соперников оказался Барретт: теннисистов с таким опытом герцог, вероятно, никогда раньше не встречал».  

Кстати, корт, на котором проходил тот матч, называли «кладбищем чемпионов», а потом и вовсе снесли. Агасси, Сампрас, сестры Уильямс и другие топы проигрывали на нем, не добираясь даже до 1/8 финала.  

Что касается Берти, то он на корты Уимблдона больше не выходил, но каждый год посещал финал турнир в качестве зрителя. В 1947 г. из его рук получил кубок победитель мужского одиночного турнира — американец Джек Креймер, который в 1973 г. стал первым исполнительным директором Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP). 

Луи же со временем возглавил Всеанглийский клуб. Он достался ему уже после Второй мировой войны и был сильно разрушен. Но Грейг справился и с этой проблемой. Единственное, что выбило его из колеи — новость о смерти Альберта в феврале 1952 г. Лучшего друга Луи пережил всего на один год.   

От Елизаветы II до Кейт Миддлтон  

В отличие от своего отца Елизавета II не проявляла особой любви к теннису. В ранге королевы она впервые посетила Уимблдон в 1957 г. И это было знаковое появление. Тогда женский турнир впервые выиграла темнокожая теннисистка Алтея Гибсон. Королева лично поприветствовала победительницу, посылая четкий месседж: никакие проявления расизма в современном мире недопустимы.  

Последний раз Елизавета появлялась в королевской ложе в 2010 г. Вместе с сыном, принцем Чарльзом, королева наблюдала за матчем второго круга между британцем Энди Марреем и финном Яркко Ниеминеном. Это событие на мгновение вернуло традицию, которая существовала весь XX век, а потом была отменена, как устаревшая. Выйдя на корт, оба теннисиста совершили почтительный поклон в сторону королевской ложи. Как потом заявил Маррей: «такая возможность выпадает раз в жизни».  

А вот Мартина Навратилова, девятикратная чемпионка Уимблдона, рассказывала, что для нее предматчевый ритуал (женщины в отличие от мужчин не кланялись, а делали реверанс) был сложнее самих матчей. «Но когда я освоилась, мне это очень понравилось. Игроки проходят по корту, поворачиваются, приседают в унисон. Это было частью великой здешней традиции».

Самой большой поклонницей тенниса в королевской семье прямо сейчас является герцогиня Кембриджская Кейт Миддлтон. Она с детства отлично обращается с мячом и ракеткой. Эта любовь досталась ей от матери — Кэрол. И именно она впервые привела дочь на Уимблдон. Новый статус не помешал давнему увлечению. Более того, Кейт патронирует Ассоциацию лаун-тенниса (на этом посту она сменила Елизавету II) и часто награждает победителей турнира. Говорят, запрет на участие россиян в Уимблдоне в этом году тоже связан с герцогиней Кембриджской. Организаторы испугались, что поставят ее в неловкое положение, если турнир выиграет кто-то из российских теннисистов.