Статья опубликована в № 2916 от 15.08.2011 под заголовком: Князь-связной

Как князя Александра Трубецкого завербовали в «Связьинвест»

Потомок русских эмигрантов гражданин Франции князь Александр Трубецкой неспроста попал в список кандидатов в совет директоров «Связьинвеста». Князь – соратник, проверенный временем: он торговал еще с СССР
ИТАР-ТАСС
Общее прошлое

Министра связи Игоря Щеголева, рекомендовавшего Трубецкого вместо себя в «Связьинвест», онлайн-версия журнала «Эксперт» назвала бывшим сотрудником Первого главного управления КГБ, который работал во Франции под прикрытием ТАСС. Щеголев не ответил на вопрос «Ведомостей», был ли он сотрудником разведки. Представитель Щеголева отказался обсуждать все, что выходит за рамки официальной биографии Щеголева. В 1970–1980-х гг. министр культуры Александр Авдеев работал в посольстве СССР во Франции, сначала вторым, а затем первым секретарем. Авдеев был в числе 47 советских дипломатов, высланных из Франции из-за крупного шпионского скандала в апреле 1983 г., говорил в интервью Le Journal du Dimanche французский режиссер Кристиан Карион, который снял в 2009 г. об этом скандале фильм «Дело Фаруэлла». Авдеев не стал это комментировать. Вице-премьер Сергей Иванов, который курирует связь, – генерал-полковник запаса, бывший сотрудник Первого главного управления КГБ, где служил вместе с Путиным. Сопредседатель ассоциации «Франко-российский диалог» глава РЖД Владимир Якунин, как рассказывают близкие к нему источники, служил в управлении научно-технической разведки Первого главного управления КГБ. Представитель РЖД отказался от комментариев, так как «это касается личной биографии руководителя РЖД».

Проверенный кадр

Маттиас Варниг, управляющий директор Nord Stream и гражданин Германии, утвержден главой совета директоров «Транснефти». Варниг, бывший агент восточногерманской госбезопасности «штази», сменил на этом посту министра энергетики Сергея Шматко. Варниг есть также в списке кандидатов в новый совет «Роснефти» вместо главы Росимущества Юрия Петрова, который будет переизбираться 13 сентября. Ведомости, июль 2011

После того как президент Дмитрий Медведев распорядился вывести профильных чиновников из советов директоров госкомпаний, министр связи Игорь Щеголев предложил вместо себя на пост председателя совета директоров «Связьинвеста» гражданина Франции, русского по происхождению, князя Александра Трубецкого.

«Трубецкой давно способствует укреплению связей между Россией и Францией в экономике и политике, – объясняет представитель Щеголева, – участвует в мероприятиях, в том числе на уровне президентов и премьеров, один из наиболее известных представителей эмиграции первой волны».

«Говорить с таким человеком одно наслаждение! Эта чистая русская речь, никаких «как бы», числительные склоняются... – расхваливал Трубецкого курирующий связь вице-премьер Сергей Иванов «Коммерсанту» в июне. – Между прочим, соответствующим блоком правительства рекомендован на должность председателя совета директоров «Связьинвеста».

Список кандидатов в совет директоров «Связьинвеста» должен завизировать председатель правительства Владимир Путин. Но, похоже, проблем не возникнет: князь Трубецкой упомянут на сайте премьер-министра как один из руководителей «ведущих организаций русской эмиграции во Франции», председатель Общества памяти императорской гвардии, член-учредитель общественной организации «Движение за поместное православие в Западной Европе» и «активный участник и инициатор основных патриотических мероприятий русского зарубежья».

«В совет директоров «Связьинвеста» может войти только гражданин России, – напоминает бывший гендиректор компании Евгений Юрченко. – Видимо, сейчас ожидается получение Трубецким российского гражданства, а затем только поступит директива представителям государства в совете директоров «Связьинвеста».

Трубецкой говорит, что уже обратился за получением российского гражданства. «Когда мне предложили эту честь, я не мог и не хотел отказываться, – продолжает князь и скромно добавляет: – Есть и другие достойные кандидаты. Я отношусь к этому спокойно».

Кто же такой этот «известный представитель эмиграции» и почему его позвали в «Связьинвест»?

«Я сталкивался с темой скотоводства и коневодства»

Мать Трубецкого – внучка московского генерал-губернатора Голицына, отец присягал Николаю II, воевал в белой армии под командованием генерала Деникина, а затем Врангеля, после чего оказался в эмиграции, поселившись во Франции.

Жили небогато – в трехкомнатной квартире, где не было ванны и горячей воды, вспоминает Трубецкой: «Я очень рано начал работать – одновременно и работал, и учился».

Трубецкой успел проявить себя в самых разнообразных сферах.

В молодости князь, по его словам, подрабатывал игрой на балалайке и гитаре. Затем проходил срочную службу во французской армии, а в конце 60-х одновременно с учебой в коммерческой школе устроился работать на верфь в Нанте. Начинал как переводчик – пригодилось знание русского.

«Я тогда работал по контракту, который в 1970-х гг. СССР заключил с Францией, на поставку судов для рыбного флота, – вспоминает князь. – Судостроение включает и связь, и механику – все, что угодно. Это был серьезный опыт».

Затем Трубецкой поставлял в СССР сварочное оборудование, в том числе и то, что использовали для производства автомобильных кузовов ГАЗ-24 «Волги».

После чего на некоторое время князь уехал из Франции. До начала войны в Ливане в 1975 г. Трубецкой поставлял оборудование для нефтедобычи и прокладки нефтепроводов в Ирак, Сирию и Ливан. «Жил два года в Ираке и Сирии с заездами в Ливан, работал как субподрядчик по логистике для французской инженерной компании Entrepose», – вспоминает князь.

После начала войны в Ливане Трубецкой вернулся во Францию.

С 1975 по 1994 г. Трубецкой трудился в Societе Generale Semiconduttori Microelettronica, которая в июле 1987 г. слилась с фирмой Thomson. Князь поставлял в СССР системы передачи сообщений для «Аэрофлота», Министерства гражданской авиации и Минсвязи СССР.

Трубецкой в Thomson отвечал и за крупные контракты – поставки систем контроля и телеуправления газопроводами для Министерства нефтяной и газовой промышленности. Занимался консультациями в самых разных областях. Например, по просьбе «Мострансгаза» Трубецкой консультировал винодельческие хозяйства Дона и Кубани, где у «Мострансгаза» тогда были подсобные хозяйства. «А до этого я сталкивался с темой скотоводства и коневодства», – улыбается князь.

Трубецкой говорит, что участвовал и в поставке для ТАСС системы управления связью «и, где бы ни работали журналисты ТАСС – в России или за рубежом, они использовали эту систему». Щеголев в 1988–1998 гг. работал собкором ИТАР-ТАСС в Париже.

«Знали о существовании друг друга, может, пару раз неформально встречались», – вспоминает Трубецкой и добавляет, что «обстоятельно познакомился» со Щеголевым намного позже, когда тот уже стал министром связи. «Разговорились на тему связи, – продолжает князь – И я рассказал, что поставлял систему для ТАСС, а он вспомнил, что на ней работал. Это нас как-то сблизило».

По данным онлайн-версии журнала «Эксперт», Щеголев – бывший сотрудник Первого главного управления КГБ, работал во Франции под прикрытием ТАСС. Щеголев не ответил на вопрос «Ведомостей», был ли он сотрудником разведки, а его представитель отказался обсуждать то, что выходит за рамки официальной биографии министра.

«Меня никогда не пытались вербовать»

С представителями российской элиты Трубецкой сошелся благодаря предпринимателю Владимиру Гурычеву. Сейчас Гурычев – почетный председатель болгаро-российской торгово-промышленной палаты, а в 1980-е гг. работал в Центральном диспетчерском управлении единой энергетической системы (ЕЭС) СССР.

«Когда я познакомился с Владимиром Гурычевым, он работал в ЕЭС и, как представитель этой компании, был заинтересован в контактах с фирмой с опытом создания диспетчерских систем для энергоснабжения, – вспоминает Трубецкой. – Тогда РАО руководил Анатолий Дьяков (до того как возглавить РАО в январе 1992 г., Дьяков несколько месяцев был министром топлива и энергетики). Они знали, что мы поставляли системы управления для «Газпрома». А РАО ЕЭС интересовали системы управления для электросетей».

В 1993 г. Гурычев возглавил совет директоров акционерного коммерческого Мегаватт-банка и вскоре пригласил Трубецкого в совет директоров. Совладельцами Мегаватт-банка, по данным «СПАРК-Интерфакса», были Гурычев с супругой и зять Дьякова – Михаил Соколов.

«У Александра Трубецкого очень большой опыт работы с крупными российскими и французскими компаниями на самом высоком уровне. Колоссальные связи, – объясняет Гурычев. – Мы обслуживали большие контракты в энергетическом секторе между Россией и Францией».

Общую стоимость этих проектов Гурычев оценивает в $200–300 млн. Это были контракты 1996–1997 гг. между РАО ЕЭС и одним из энергетических подразделений Thomson, а Трубецкой тогда отвечал за крупные контракты с Россией и был советником президента французской компании.

Это было почти то же самое, чем ранее интересовался «Газпром», проекты были связаны с автоматизацией процессов диспетчеризации РАО ЕЭС. Французы поставляли компьютерное оборудование. А программное обеспечение разрабатывали совместно.

По словам Гурычева, в проекте также участвовала французская электроэнергетическая компания Electricite de France. «Сложный был проект, туда, кстати, входила и связь, – вспоминает Гурычев. – Только описание технической части контракта готовили год».

Гурычева и Трубецкого объединяла не только энергетика, но и интерес к истории.

«Мы оба интересовались историей русско-турецкой войны на Балканах. В 1997 г. стали готовить книгу на тему этой войны совместно с Институтом истории при Минобороны», – вспоминает Трубецкой. (Речь идет о книге «В грядущее глядим мы сквозь былое» (1997 г.), выпущенной к 120-летию освобождения Болгарии от турецкого ига.)

В личном архиве Трубецкого сохранились воспоминания о лейб-гвардии конно-гренадерском полке, где служил его отец во время Первой мировой войны, среди документов Трубецкой нашел историю участия полка императорской гвардии в освободительной войне на Балканах в 1877–1878 гг.: «Я сказал, что готов поделиться, и эти материалы были опубликованы в приложении к той книге».

Интерес к военной истории свел Трубецкого с дипломатом Александром Авдеевым. «Мы его [Авдеева] пригласили на презентацию книги. А позже попросили написать предисловие уже для следующей книги на тему перехода Суворова через Альпы», – вспоминает Трубецкой.

Переводил предисловие Авдеева Трубецкой сам, и так, по его словам, начались первые неформальные контакты.

«Когда Авдеев стал послом во Франции [с 2002 по 2008 г.], он очень интересовался вопросами сближения России с потомками эмигрантов, – рассказывает Трубецкой. – Наше знакомство тогда переросло в самые дружеские отношения».

В 1970–1980-х гг. Авдеев работал в посольстве СССР во Франции, сначала вторым, а затем первым секретарем. Авдеев был в числе 47 советских дипломатов, высланных из Франции из-за крупного шпионского скандала в апреле 1983 г., говорил в интервью Le Journal du Dimanche французский режиссер Кристиан Карион, снявший в 2009 г. об этом фильм «Дело Фаруэлла». Карион хотел пригласить на роль «Фаруэлла» Сергея Маковецкого, но тот, считает режиссер, отказался от роли после звонка Авдеева, который попросил подумать, прежде чем играть роль предателя. (Маковецкий в интервью рижскому «Телеграфу» сказал, что «сверху» на него никто не давил.) Авдеев не стал это комментировать, а Трубецкой утверждает, что Авдеева не было в списке высланных советских дипломатов.

Сейчас Авдеев – министр культуры России.

По совпадению многие из тех, кто сыграл заметную роль в карьере Трубецкого, считаются бывшими сотрудниками КГБ (см. врез).

Интересовалась ли советская разведка Трубецким, который работал в компаниях, производящих высокотехнологичную продукцию? «Отрицать такой возможности нельзя, – полагает Андрей Солдатов, главный редактор сайта о проблемах спецслужб Agentura.ru. – У спецслужб был давний интерес к эмигрантской среде: до 50-х гг. считалось, что эмигранты представляют политическую угрозу, а затем их рассматривали как среду для вербовки агентов, которых забрасывали в СССР западные разведки».

Были случаи, когда потомки эмигрантов становились ценными источниками информации. Так, советский разведчик Андрей Зыков, работавший под журналистским прикрытием ТАСС, завербовал сына русских эмигрантов Вальдемара Золотаренко, который копировал для него документы НАТО.

«За эмигрантской средой постоянно наблюдали, – соглашается бывший высокопоставленный сотрудник КГБ. – Не всегда было целесообразно формализовать отношения с источником информации, достаточно было добрых, дружеских отношений».

«Этих вопросов [о КГБ] мы как-то не обсуждаем, не обсуждали и никогда не поднимали», – говорит Трубецкой и объясняет, что в те времена в западные страны в качестве дипломатов и ответственных сотрудников посылали много людей в погонах. Но, по словам Трубецкого, его никогда не пытались вербовать и у французских спецслужб никогда не было к нему вопросов.

Трубецкой находится «вне всяких схем» и не вовлечен в российские интриги, объясняет Гурычев: «Вероятно, это было главное, он гражданин Франции, живет в Париже, но прекрасно знает всю нашу российскую действительность, и у него здесь широкий круг знакомств».

«Помогаем контактами на высоком уровне»

Авдеев, по словам Трубецкого, и пригласил его поучаствовать в ассоциации «Франко-российский диалог», созданной в 2004 г. под покровительством президентов Владимира Путина и Жака Ширака, чтобы развивать культурное и экономическое сотрудничество двух стран.

Среди учредителей с российской стороны помимо Авдеева были председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев, тогдашние зампред правления «Газпрома» Юрий Комаров и гендиректор «Аэрофлота» Валерий Окулов, гендиректор «Рособоронэкспорта» Сергей Чемезов и бывший президент «Зарубежнефти» Николай Токарев, вице-президент ВТБ Игорь Завьялов и гендиректор авиахолдинга «Сухой» Михаил Погосян. От французов были тогдашние президент Gas de France Жан-Франсуа Сирелли, председатель совета директоров Renault Луи Швейцер, президент Air France Жан-Сириль Спинета, французский посол в России, сам Трубецкой и др.

Один из российских соучредителей ассоциации в то время – Игорь Юргенс считает, что это была неудачная попытка создать общественную организацию дружбы, которая ничем не закончилась. Трубецкого Юргенс не помнит и говорит, что, видимо, он подключился на позднем этапе.

Действительно, поначалу Трубецкой был одним из многих соучредителей с французской стороны. Ассоциация некоторое время теряла свою мощь, но затем ей решили придать новый импульс. Трубецкой стал исполнительным председателем ассоциации. По его словам, все изменилось после кризиса 2009 г., когда сопредседателем с российской стороны стал Владимир Якунин.

Якунин вспоминает, что неплохо узнал Трубецкого еще по Фонду Андрея Первозванного. А высокопоставленный менеджер РЖД называет Трубецкого «адекватным и интеллигентным человеком».

«У РЖД хорошие отношения с французскими компаниями (Alstom, французские железные дороги и многие другие). Это было основной причиной, почему можно предположить, что Якунин согласился стать сопредседателем», – рассуждает Трубецкой.

Как только Якунин стал сопредседателем франко-российской ассоциации, он, по словам князя, привлек туда много российских компаний – и ассоциация пошла как скорый поезд.

«Ассоциация существует за счет членских взносов как с российской, так и с французской стороны, но пользуется в том числе и небольшой спонсорской помощью на проведение мероприятий в промышленно-экономической и культурной сферах. Например, в декабре мы проведем в Париже конференцию на тему транспорта. Немного денег идет на содержание самой ассоциации», – говорит Трубецкой.

На вопрос, есть ли среди спонсоров ассоциации «Газпром», РЖД, «Ростехнологии» или «Аэрофлот», Трубецкой говорит: «Я не хочу никого называть, не имея формального от них разрешения, но могу сказать, что среди спонсоров есть некоторые из перечисленных компаний и многие другие».

Он уверен, что ассоциация помогает бизнесу. «Что касается французских автомобильных компаний, они сталкивались с логистическими проблемами в России при строительстве заводов, – напоминает Трубецкой. – Ассоциация помогала своими контактами на очень высоком уровне как во Франции, так и в России. Интересен пример Renault. Компания сталкивалась с проблемой доставки в Россию. И тут наша ассоциация помогла контактами на высоком уровне, чтобы вопросы решались».

В июне этого года Владимир Путин приехал во Францию и первым делом встретился с активом ассоциации – французскими бизнесменами, которых очень интересовал путинский Общероссийский народный фронт. А на берегу Сены у дворца Александра III Путин открыл памятник солдатам и офицерам Русского экспедиционного корпуса, которые в 1916 г. во время Первой мировой воевали во Франции.

«Я себя чувствую по духу больше русским, чем французом»

В 2005 г. Трубецкого пригласили сопровождать в Россию прах генерала Антона Деникина и философа Ивана Ильина и присутствовать при их перезахоронении. На этом мероприятии он встретился с отцом Тихоном (Шевкуновым). Разговорились в основном о Русской православной церкви и подружились, вспоминает Трубецкой, у него старший брат – священник. Возможно, это стало самым полезным знакомством князя – наместник Сретенского монастыря на Лубянке архимандрит Тихон близок к Путину.

А позже на частном мероприятии Трубецкой, по его воспоминаниям, познакомился с основателем Marshall Capital Partners Константином Малофеевым, который в 2009 г. вошел в совет директоров «Связьинвеста».

«С Малофеевым, как и с министром Щеголевым, сложились отношения благодаря разговорам на темы православной церкви, – рассказывает Трубецкой. – Они очень близки к отцу Тихону. И это сыграло определенную роль. Кроме того, Константин Малофеев, как бизнесмен, по «Связьинвесту» поделился со мной своими соображениями и, надеюсь, в будущем даст свои рекомендации. Но главное – я его знаю как истинного русского православного патриота».

Отец Тихон входит в попечительский совет благотворительного Фонда святителя Василия Великого, созданного Малофеевым, но тот утверждает, что их сотрудничество касается только благотворительных проектов и с кадровыми назначениями никак не связано.

«Я воспитан в русской эмигрантской среде. Родина и Отечество – эти два понятия всегда руководили моим отношением к России. Родина – это Франция, где я родился и получил образование, но Отечество – Россия, я себя чувствую по духу более русским, чем французом, хотя очень люблю и предан Франции, – говорит Трубецкой. – Еще Авдеев, будучи послом, предлагал заняться оформлением российского паспорта; нынешний посол Орлов тоже предлагал, я долго думал и принял решение, которое обязывает и не может быть принято легкомысленно».

Трубецкой не боится стать свадебным генералом: «Я сам задавал себе и другим этот вопрос. Мне ответили: от вас самого многое зависит. Всю свою жизнь, а я работал в разных областях и в крупных проектах, я никогда не вел себя как свадебный генерал. Считаю, что, если я вступлю на эту должность, я буду защищать свои убеждения на благо российской промышленности связи».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать