"Фобос-грунт" завершил свой полет

В Роскосмосе говорят, что обломки космического аппарата упали в Тихий океан в 1250 км западнее острова Веллингтон; расследование причин аварии взял под контроль Дмитрий Рогозин
РИА Новости / А.Филиппов

Курирующий оборонный сектор вице-премьер Дмитрий Рогозин взял под личный контроль расследование причин аварии космического аппарата "Фобос-грунт". Он написал об этом в своем Twitter. "Жду от Роскосмоса обещанный доклад о причинах аварий, имена антигероев, а также взгляд на перспективы развития космической отрасли до 2030 г.", - добавил чиновник.

В воскресенье 15 января обломки "Фобоса" упали в Тихий океан в 1250 км западнее острова Веллингтон (Чили), сообщил ИТАР-ТАСС официальный представитель Войск воздушно-космической обороны полковник Алексей Золотухин. "РИА Новости" в Минобороны сообщили, что произошло это в 21.45 МСК. Однако источник в российской ракетно-космической отрасли со ссылкой на данные российских баллистиков сказал агентству, что фрагменты аппарата упали в районе с координатами 310,7 градуса восточной долготы (эквивалент 49,3 градуса западной долготы в 180-градусной системе) и 18,2 градуса южной широты - это территория бразильского штата Гояс. Впрочем, источник "Коммерсанта" в Войсках воздушно-космической обороны (ВКО) сказал, что это один из самых маловероятных вариантов. На сайте Роскосмоса окончательных данных о судьбе космического аппарата пока не появилось. Специалисты Европейского космического агентства заявили, что не располагают информацией о падении "Фобос-грунта" и ждут сведений от американских коллег.

Ранее предполагалось, что до поверхности Земли долетят два-три десятка тугоплавких фрагментов "Фобоса" общей массой около 200 кг. Аппарат должен был начать разрушаться на высоте около сотни километров. Как полагали российские специалисты, токсичное топливо - диметилгидразин - должно было сгореть в плотных слоях атмосферы.

Аппарат "Фобос-грунт", предназначенный для исследования спутника Марса Фобос и доставки на Землю образцов грунта, стартовал с космодрома Байконур в ночь на 9 ноября. Обе ступени ракеты-носителя "Зенит-2 SБ" отработали штатно, однако маршевая двигательная установка не включилась и не смогла перевести аппарат на траекторию межпланетного перелета.

Первыми получить сигнал с "Фобос-грунта" после его запуска сумели специалисты Европейского космического агентства. В ночь на 24 ноября телеметрию получила станция сети ESTRACK в Перте, антенну которой специально модифицировали для связи с российским аппаратом. Дешифровать их не удалось. ЕКА удалось связаться с "Фобосом" только два раза. Еще один раз станции на Байконуре удалось получить с аппарата телеметрию. Эти данные показали, что радиокомплекс космической станции работает нормально и обменивается данными с главным бортовым компьютером. Виктор Хартов, гендиректор - генконструктор НПО имени Лавочкина, где разрабатывался аппарат, объяснил, что связаться с "Фобосом" трудно, потому что он летал слишком близко к Земле, тогда как его радиолиния была сделана для дальнего космоса.

В начале декабря американские военные сообщили, что от "Фобос-грунта" отделились два фрагмента, которые начали быстро терять высоту.

Причины срыва программы расследуют в НПО и параллельно этим занимается межведомственная комиссия, которую создал Роскосмос. Руководитель агентства Владимир Поповкин в недавнем интервью заявил, что "Фобос-грунт» проектировался и создавался в условиях ограниченного объема средств, которые предопределили рискованные технические решения и вызвали проблемность миссии в целом. «Мы стали заложниками этих решений, поскольку были уже связаны обязательствами с Европейским космическим агентством, чьи приборы там стояли, и с китайскими коллегами, чей спутник мы взялись доставить к Марсу вместе с «Фобосом», — сказал Поповкин. По его словам, из-за того что аппарат создавался очень долго, гарантийные и эксплуатационные сроки многих его узлов подходили к концу. Впрочем, он не исключил и постороннего вмешательства в ситуации со станцией. «Сегодня нет ясности, почему не запустилась двигательная установка “Фобос-грунта”, — сказал глава Роскосмоса. — Непонятны также частые сбои с нашими аппаратами в тот период, когда они летят над теневой для России стороной Земли — там, где мы не видим аппарат и не принимаем с него телеметрию». «Не хочется никого обвинять, но сегодня есть очень мощные средства воздействия на космические аппараты, возможности применения которых нельзя исключать», — заявил он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать