Технологии
Бесплатный
Екатерина Суворова
Статья опубликована в № 3030 от 31.01.2012 под заголовком: Технологичные закупки

Как выглядит современный рынок электронных торговых площадок

В последнее время компании все активнее закупают товары на электронных торговых площадках, тем более что интерес к этому инструменту торгов подогревает и государство. Как устроен рынок электронных закупок и на что нужно обращать внимание, чтобы закупки происходили действительно эффективно?
Площадки в цифрах

На момент сдачи статьи площадка «Сбербанк-АСТ» организовала 52 актуальные (процесс поставок по которым еще не завершен) коммерческие закупки от четырех закупщиков, ЕЭТП – 48 коммерческих закупок от четырех участников, у «РТС-тендера» и ММВБ актуальных закупок не было. Для сравнения: B2B-Center провела 3017 актуальных торгов, «Тендер про» – 545, «ТЗС Электра» – 75, «Аукционный конкурсный дом» – 220 (данные самих площадок). По официальным данным Федеральной антимонопольной службы, за период с 1 октября 2010 г. по 31 декабря 2011 г. в госсекторе было проведено открытых аукционов: 548 009 – на площадке «Сбербанк-АСТ», 189 304 – на ЕЭТП, 74 989 – на «РТС-тендере». В коммерческом секторе за весь 2011 г. было проведено торговых процедур: 1351 – на ЕЭТП, 46 500 – на B2B-Center, 19 000 – на «Тендер про», 3252 – на «ТЗС Электра», 11 550 – на «Онлайн контракте».

По данным аналитиков одной из площадок электронных торгов – B2B-Center, в 2011 г. в России были объявлены электронные торги более чем на 5 трлн руб., что составляет около 10% от всех торгов в стране (в том числе в офлайн-режиме). Большую часть – около 65% – составляют закупки государственного сектора. Для сравнения: в 2010 г. на электронном рынке прошли торги на 600 млрд руб., что составляло менее 1% от всего российского товарооборота.

В 2010 г. правительство внесло изменения в закон о госзакупках, обязав предприятия госсектора закупать товары и услуги в форме электронного аукциона. А с 1 января 2012 г. вступил в силу закон «О закупках работ, товаров, услуг отдельными видами юридических лиц», устанавливающий правила проведения закупок для госкомпаний, естественных монополий и организаций с госдолей. В частности, все они теперь должны публиковать информацию о любых своих закупках на официальных сайтах, а с 1 июля 2012 г. – на едином государственном портале. В конце декабря появился и проект перечня обязательных закупок в электронной форме для госкорпораций и естественных монополий, в данный момент находящийся на рассмотрении правительства (см. врез).

Закупки с помощью электронных торговых площадок автоматизировали уже десятки тысяч компаний, как частных, так и государственных. По данным аналитиков одной из крупнейших таких площадок – B2B-Center (Центр развития экономики), за 2011 г. компаний, приобретающих товары и услуги с помощью электронных площадок, стало больше на 1/3. И если размещение госзаказа в электронном виде возможно лишь в форме аукциона, то частные предприятия проводят в электронном виде открытые конкурсы, запрашивают предложения и цены, ведут конкурентные переговоры и многое другое. Так можно закупать «до 98% всех необходимых товаров и услуг», уверен коммерческий директор B2B-Center Андрей Бойко. Пока, по его словам, услугами электронных торговых площадок пользуются в основном крупные компании, но в перспективе подтянутся средние и малые игроки.

Отличия – в 1000 мелочей

Чем отличаются функционалы площадок и за счет каких технологий они могут конкурировать между собой?

Прежде всего площадки делятся по специализации – преимущественно для государственных клиентов и для корпоративных. Площадок для госзакупок всего пять (отобраны Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службой): «Сбербанк-АСТ», «Единая электронная торговая площадка» (ЕЭТП) правительства Москвы, Агентство по государственному заказу Республики Татарстан, «РТС-тендер» и ММВБ. Они существуют всего два года, и изначально их функционал был подогнан под предписанный законом о госзакупках – электронный аукцион. Сейчас эти площадки все активнее работают и с корпоративными клиентами.

Коммерческие площадки, рассказывает Бойко, в свою очередь, делятся на «доски объявлений» (или агрегаторы торгов), узкоспециализированные (под одного-двух заказчиков) площадки с ограниченным набором торговых процедур и полнофункциональные электронные торговые системы.

В сегменте «досок объявлений» конкуренция достаточно велика, но, как правило, подобные ресурсы не сильно отличаются друг от друга, продолжает Бойко. Конкурентные преимущества сводятся к тому, кто соберет в интернете больше информации по действующим торгам и окажет больше дополнительных сервисов по оповещению подписчиков о новых торгах на определенную тематику. В сегменте торговых площадок конкуренции гораздо меньше, так как часто они сделаны «под себя» крупными компаниями-закупщиками.

Наиболее же сильно соперничают друг с другом площадки, на которых работают несколько заказчиков: они стремятся усовершенствовать свои технологии, приумножить число клиентов и увеличить объем торгов. Серьезных игроков в этом сегменте «5–7», все они имеют в основе схожий функционал и позволяют совершать основные торговые процедуры: проводить аукционы и редукционы (аукционы с понижением предложения), запрос цен и предложений, конкурсы, конкурентные переговоры и т. п.

Конкурентные преимущества здесь определяются тонкими индивидуальными деталями, уникальными доработками технологии и не в последнюю очередь сроком присутствия на рынке и наработанным опытом. «Основная функциональность – кузов, мотор, колеса – присутствует у всех игроков, – говорит директор площадки «Тендер про» Олег Умрихин. – Отличия сводятся к «тысяче мелочей», но именно эти мелочи определяют удобство работы».

Основное преимущество площадок, работающих с коммерческими клиентами, – гибкость, считает Умрихин: «Мы росли и развивались в системе, когда каждый заказчик требует своих нюансов, а мы должны подстраиваться». Например, система B2B-Center существует с 2002 г. и позволяет проводить все виды торгов и 43 их разновидности, в каждой из которых 58 настроек, рассказывает Бойко. Площадка поддерживает 30 платформ, адаптированных под разные категории клиентов.

«Тендер про» также существует с 2002 г., ее особенность – наличие «крупнейшего в рунете» каталога промышленных товаров, в котором могут проводиться тендеры, отмечает Умрихин. В марте 2012 г. он обещает выход обновленной версии площадки «Тендер про» на нескольких языках, после чего компания займется поиском партнеров для продвижения услуг за границей. В B2B-Center мультиязычный интерфейс уже реализован, говорит Бойко.

Коммерсанты и динозавры

Коммерческие площадки вынуждены оперативно откликаться на потребности рынка, а вот пять аккредитованных госплощадок развиваются гораздо медленнее. «Мы около трех лет были вынуждены использовать одну из государственных площадок и столкнулись с массой неудобств – как организационного, так и технологического типа, которые никто не торопился решать, – рассказывает начальник отдела снабжения «Росводоканала» Леонид Куртик. – Сейчас тестируем крупнейшую коммерческую площадку, и пока ее функционал по всем параметрам превосходит наши потребности».

Руководитель общественного проекта OpenGovData.ru «Государство и его информация» Иван Бегтин считает, что о сравнении функционалов в отрасли электронных закупок говорить порой и вовсе неуместно: «Если конкуренция и есть, то лишь в корпоративном сегменте. В соответствии же с законом о госзакупках отобрали не платформы, а организации, которым они принадлежали. У большинства из них никакого опыта в проведении электронных аукционов не было».

«От момента объявления Минэкономразвития и ФАС результатов конкурса операторов площадок электронных торгов до момента выпуска площадок прошло менее полугода – можно ли создать качественную систему за такой срок?» – задается вопросом Умрихин. По его мнению, чиновники создали «динозавров на госдовольствии: стали усиленно их кормить и фактически вывели из процесса естественного отбора». Искусственно созданные госплощадки пытаются конкурировать не технологиями, а политическим влиянием, вторит ему Бойко.

Представители госплощадок с мнением конкурентов из коммерческого сегмента не согласны. «Мы усовершенствовали аппаратный комплекс, увеличили мощность серверов, разработали площадку в соответствии с законом», – перечисляет гендиректор «Сбербанк-АСТ» Феликс Кордыш. «Мы привыкли работать под жестким контролем Федеральной антимонопольной службы, Рособоронзаказа, прокуратуры, правоохранительных органов и общественности, – вторит ему представитель «РТС-тендера». – Это заставило нас вложиться в надежность площадки и сделало нас сильнее и конкурентоспособнее».

Уникальна ли Россия

Западных аналогов, полностью идентичных российским системам по функциям, не существует, уверяет Бойко. Есть интернет-магазины, есть так называемые системы отбора поставщиков (нечто среднее между «досками объявлений» и системами торгов), но только в России уделяется такое внимание разработке именно торговых процедур, считает он. Западные ресурсы типа Alibaba.com основной акцент делают на то, чтобы закупщик и поставщик просто нашли друг друга.

Тема электронных закупок (e-procurement) развивается за рубежом давно, уточняет представитель «РТС-тендера», но целью в основном является автоматизация и повышение эффективности внутренней работы корпоративных служб закупок. Российские же решения больше нацелены на работу вовне: «Личное общение с поставщиками в другом конце такой большой страны может оказаться слишком дорогим удовольствием». «Россия пошла по уникальному пути, гораздо более продвинутому и прогрессивному, чем западные страны, создавая открытые системы для публичного заказа», – согласен первый заместитель гендиректора ЕЭТП Андрей Черногоров. Но выход закона «О закупках работ...» дает надежду, что такой рынок может образоваться за 2–3 года, добавляет он.

Хотя российские чиновники уделяют технологиям большое внимание, «на самом деле это вопрос того, какой дубинкой вас будут бить – технологичной или обычной», возражает Бегтин. Принципиальное различие торговых площадок в России и на Западе, по его мнению, именно в законодательстве: например, наши законы, регламентирующие госзаказ, соответствуют скорее унитарному государству, чем федеративному, полагает он. По мнению Бегтина, нигде в мире система госзаказа так тотально не контролируется одной лишь исполнительной властью, как в России.

Перспективное будущее

Электронные торговые площадки будут очень активно развиваться в ближайшие 5–7 лет, в лидеры выйдут три-четыре компании, они и поделят между собой рынок, прогнозирует Бойко. В периоды экономической нестабильности рост может быть даже более быстрым: предприятия будут искать, как сэкономить. Умрихин из «Тендер про» делает ставку на федеральную контрактную систему, призванную заменить в будущем закон о госзакупках, который «своим жестоким ограничением процедур консервирует рынок госзакупок». Большая свобода заказчиков в рамках контрактной системы должна обогатить рынок технологиями, рассчитывает он.

Сейчас рынку электронных закупок еще недостает глубины и зрелости, считает исполнительный директор группы «Аспект» (занимается IT-консалтингом и исследованиями) Артем Генкин. По его мнению, должно быть не более 20–30, но и никак не 3–5 коммерческих площадок, подчиненных единым стандартам, прозрачных, неаффилированных, застрахованных с точки зрения ответственности, и все они должны иметь доступ к организации торгов в госсекторе.

А впоследствии появится новый рынок – «постпродажного» IT-сопровождения площадок, «так как сильнейшие из выживших перейдут ко второй стадии конкуренции и станут привлекать потребителя в первую очередь качеством услуг», говорит Генкин. Технический директор платформы iDecide Юрий Новиков полагает, что площадкам нужно больше ориентироваться на запросы клиентов и добавить открытости, для чего, возможно, стоит пригласить в штат экспертов и проводить больше бесплатных обучающих мероприятий.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать