Статья опубликована в № 3100 от 14.05.2012 под заголовком: Интернет-нейтралитет

Как провайдеры не поладили с интернет-компаниями в США и Европе

В Европе и США отношения провайдеров с интернет-компаниями далеки от мирных. Столкнувшись с неконтролируемым ростом интернет-трафика, операторы пробуют регулировать его, дифференцируя условия доступа в зависимости от типа трафика. В ответ интернет-компании обвиняют их в дискриминации. До России пока долетали только отголоски этих дискуссий. Но проблема несоразмерного роста интернет-трафика и доходов от него актуальна и для России

В 2009 г. на передачу данных приходилось менее 20% всего трафика, проходящего по сетям сотовой «большой тройки», в 2010 г. – уже более 40%, а в 2011 г. – около 60%, подсчитала консалтинговая компания A.T. Kearney. В мобильной сети «Вымпелкома» трафик передачи данных (data-трафик, или мобильный интернет-трафик) вырос в прошлом году вдвое, говорит пресс-секретарь компании Анна Айбашева. На конец марта 2012 г. он генерировал 84% всего мобильного трафика «Вымпелкома» и 90,4% трафика в его сети третьего поколения (3G). У МТС мобильный интернет-трафик в прошлом году вырос более чем втрое, рассказал ее вице-президент по операционным вопросам Александр Поповский. А средний уровень потребления data-трафика активным интернет-пользователем «Мегафона» увеличился с 2009 по 2011 г. в 7,4 раза до 734 Мб в год, говорит представитель оператора Дмитрий Смиркин. Среднемесячный же data-трафик вырос за два года в 13 раз.

Чтобы сети выдержали такую нагрузку, их приходится умощнять. Львиную долю инвестиций операторы в последние пару лет вкладывали именно в мобильный интернет (сети 3G) и в магистральные каналы связи. Но эти вложения нужно окупать, а выручка операторов от мобильного интернет-доступа растет медленнее, чем трафик. В частности, у «Мегафона» и МТС она увеличилась в 2011 г. на 50%.

Запуская сети 3G в 2008–2009 гг., операторы рассчитывали, что, распробовав мобильный интернет, абоненты станут скачивать все больше информации, а соответственно, больше и платить. Этот расчет оправдался только наполовину. Заставить абонентов платить больше операторам не удалось, наоборот – средний счет за услуги мобильной передачи данных, например, у «Вымпелкома» в IV квартале 2011 г. оказался даже на 2% ниже, чем годом ранее.

Фундаментальная причина, почему ни у кого из операторов не получается трансформировать рост трафика в эквивалентный рост выручки, в том, что «потребители хотят иметь нелимитированный доступ в интернет на высокой скорости за достаточно низкую плату», объяснял «Ведомостям» еще в начале 2011 г. тогдашний президент МТС (а ныне президент АФК «Система») Михаил Шамолин. «В отличие от голоса, где ты можешь проконтролировать свои расходы, следя за временем разговора, в интернете ты не можешь отследить, сколько мегабайтов скачал <...> потом тебе вдруг сваливается счет, а ты к нему не готов», – говорил он.

Игра с тарифами

В этой ситуации у операторов есть два невзаимоисключающих пути. Первый – наращивать количество пользователей мобильного интернет-доступа; правда, делать это до бесконечности невозможно, тем более что значительная часть абонентов уже и так пользуется мобильным интернетом (например, у «Мегафона» таких 40%). И второй – попытаться зарабатывать больше на абонентах существующих.

На Западе операторы уходят от «безусловного безлимита» в сторону разных типов «умных», или таргетированных безлимитных предложений, говорит Айбашева из «Вымпелкома». «Вымпелком» двигается в ту же сторону: его тарифные планы имеют ограничения по объему трафика, доступного на максимальной скорости, адаптированные под разные профили пользования; есть пакетные предложения с разным соотношением количества минут разговора, отправленных sms и загруженных мегабайтов. Следующей ступенью «умного» ценообразования могли бы стать безлимитные тарифные планы с некоторыми особенностями доступа к конкретным протоколам (например, торрентам) или типам интернет-трафика – например, когда при скачивании определенного объема данных скорость загрузки снижается, рассуждает Айбашева. Не запрещает российское законодательство и по-разному тарифицировать разные типы веб-ресурсов, обращает внимание Айбашева. Технически это осуществимо и «Вымпелком» анализирует такой вариант: операторы должны быть в состоянии управлять трафиком, в том числе и чтобы исполнять требование закона – обеспечивать доступ к услугам связи всем пользователям, сказала она.

«Мегафон» уже применяет дифференцированную тарификацию разных видов контента, говорит Смиркин, не уточняя детали (ранее представитель «Мегафона» рассказывал, что в некоторых тарифных планах «Мегафона» закрыты протоколы eDonkey, DirectConnect (DC++), BitTorrent, P2P, использующиеся в торрент-сервисах). А МТС использует специальную тарификацию мобильного трафика для контент-ресурсов – например, онлайн-прослушивания песен, говорит Поповский. В целом же неоднородная тарификация доступа к разным веб-ресурсам «требует более взвешенного подхода с точки зрения маркетинга, решения регуляторных вопросов», считает он.

Западный пример

Регуляторные вопросы встали в свое время в США – первой стране, озаботившейся проблемой сетевой нейтральности. Это произошло в 2007 г. после того, как американский оператор Comcast снизил скорость загрузки файлов по протоколу BitTorrent, объяснив, что из-за любителей скачивать фильмы и другой «тяжелый» контент остальные интернет-пользователи вынуждены мириться с ухудшением качества услуги. Недовольные абоненты Comcast опротестовали ее действия в суде, после чего инцидентом занялась Федеральная комиссия по связи США. В 2010 г. она утвердила правила, разрешающие американским операторам снижать скорость доступа к интернет-ресурсам с учетом нагрузок на сеть, а также устанавливать разные тарифы на трафик разного типа.

Но это не сняло вопрос о взаимоотношениях между провайдерами и интернет-компаниями с повестки дня. В последний раз тема сетевой нейтральности живо обсуждалась год назад в Париже на встрече, предшествовавшей саммиту «большой восьмерки». За недискриминационный доступ пользователей к любым веб-ресурсам выступил, в частности, председатель совета директоров Google Эрик Шмидт – согласившись, правда, что политика мобильных операторов может быть в этом отношении менее строгой, чем провайдеров фиксированного интернет-доступа.

Не склонны к компромиссам и российские интернет-компании. С точки зрения потребителя все типы трафика должны тарифицироваться одинаково и работать с одинаковой пропускной способностью, в этом смысле сетевой нейтралитет – правильный и нужный принцип, не позволяющий провайдерам манипулировать потребностями пользователей, говорит директор по распространению технологий «Яндекса» Григорий Бакунов. Операторы еще долго будут предпринимать попытки усложнять тарификацию или управлять приоритезацией скорости в зависимости от типа или источника происхождения трафика, но эти их действия останутся непрозрачными для пользователя и «будут казаться дискриминационными для контент-провайдеров», уверен заместитель технического директора Mail.ru Group Павел Завьялов. Причины такой ситуации он усматривает в том, что «многолетними ценовыми войнами операторы связи загнали себя в тупик, из которого сейчас пытаются выбраться за чужой счет». У них появляется желание требовать плату с интернет-ресурса, например, за то, чтобы пользователи могли работать с ним комфортнее и быстрее, чем с другими, – но ресурсы предпочитают «конкурировать качеством, а не платить за непрозрачные для всех участников процесса манипуляции», замечает Завьялов.

Есть варианты

У Федеральной антимонопольной службы (ФАС) пока нет однозначного мнения о том, в каких случаях принцип сетевой нейтральности должен соблюдаться неукоснительно, а в каких допустимы отклонения. Если ФАС узнает, что тот или иной оператор установил неодинаковые условия доступа к разным интернет-ресурсам, у нее могут возникнуть вопросы, признал руководитель управления ФАС по контролю и надзору на транспорте и в области связи Дмитрий Рутенберг, выступая в апреле 2012 г. на конференции «Ведомостей». Но это не значит, что оператор обязательно будет признан виновным, добавил Рутенберг.

Раздельная тарификация интернет-трафика не всегда способ дискриминации того или иного веб-ресурса или протокола, объясняет Завьялов из Mail.ru Group. Существуют еще, например, так называемые «нулевые зоны» (когда перемещения пользователя по определенным веб-страницам не тарифицируются вовсе), скидки на трафик и другие промоакции – «чисто маркетинговые инструменты, способы сотрудничества между оператором и его партнерами». «Нулевые зоны» вводили, в частности, МТС и «Вымпелком» – облегченные версии страниц Facebook, «В контакте», «Одноклассников», Livejournal.com, «Яндекс.Карты». Айбашева из «Вымпелкома» называет это «вкладом в популяризацию мобильного интернета», а Поповский из МТС говорит, что со временем посетители таких страниц стали переходить на их полноценные версии, особенно после того, как МТС ввела безлимитные тарифы. «Мегафон» же, по словам Смиркина, не берет с абонентов плату за доступ к своему медиапорталу trava.ru, к собственному сайту megafon.ru, не тарифицируется и просмотр видео на мобильном портале «Мегафона».

Поповский видит два основных способа монетизации растущего data-трафика в мобильных сетях. Во-первых, это управление трафиком с помощью как тарифов, так и программных средств, сжимающих трафик: в условиях его лавинообразного роста это позволяет гарантировать качество передачи данных и увеличивать выручку. По оценке МТС, 52% всего трафика в сети генерирует только 1% пользователей, поэтому без инструментов управления трафиком не обойтись. Во-вторых, дополнительный рост выручки дают дополнительные услуги на основе передачи данных: мобильное ТВ, мобильная коммерция, контент, сервисы m2m. А в апреле 2012 г. МТС заключила соглашение с Google, по условиям которого на брендированных смартфонах оператора, работающих под управлением операционной системы Android, будут устанавливаться виджеты магазина Google Play – и, если владелец такого смартфона скачает оттуда какое-либо платное приложение, 25% дохода получит МТС. Это существенный сдвиг в развитии отношений между мобильными операторами и сервисами, работающими поверх интернет-среды, особенно учитывая активное обсуждение перспектив потери операторами части доходов от дополнительных услуг на фоне стремительного развития независимых интернет-сервисов, сказал Поповский.

«Мегафон» также рассчитывает на развитие моделей, связанных с разделением доходов между партнерами, говорит Смиркин. Сейчас его дочерняя MegaLabs разрабатывает сразу несколько таких пилотных проектов, предусматривающих, что абоненты смогут пользоваться онлайн-контентом бесплатно, а трафик будет оплачиваться за счет либо ресурсов-партнеров, либо рекламодателей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать