Ассоциация производителей ПО собрала за использование пиратского софта в России 73 млн руб.

Ассоциация производителей программного обеспечения (BSA) подвела итоги своей работы в 2012 г. Расходы российских компаний на урегулирование отношений с правообладателями в связи с незаконным использованием ПО компаний - участников BSA составили более 73 млн руб. (около $2,4 млн), рапортовала ассоциация. Эту сумма ассоциации удалось собрать в результате «гражданских проверок»: наличие лицензий на программы в их процессе проверяет не полиция, а судебный пристав-исполнитель с участием технического специалиста и представителя правообладателей (механизм был запущен только в 2011 г.). Представитель ассоциации Алексей Черный пояснил, что эта цифра включает в себя выплату компенсаций правообладателям и покупку аналогичного ПО по лицензии.

В числе участников BSA такие компании, как Microsoft, Autodesk, Adobe. По словам Черного, гражданские проверки BSA проводит только в восьми крупнейших российских городах - Москве, Санкт-Петербурге, Архангельске, Екатеринбурге, Краснодаре, Нижнем Новгороде, Новосибирске и Ростове-на-Дону, но результаты деятельности BSA близки к результатам работы в Германии и Франции.

Президент антипиратской ассоциации «Русский щит» Юрий Злобин и исполнительный директор Всероссийского некоммерческого партнерства поставщиков программных продуктов (НП ППП) Дмитрий Соколов констатируют, что гражданские проверки BSA затрагивают лишь очень небольшую часть пиратского рынка в России. По замечанию представителя одного из участников BSA — компании Microsoft, взыскания с нарушителей лишь по ее лицензиям измеряются ежегодно сотнями тысяч долларов. Эксперты же затруднились назвать общий объем пиратского рынка в России. Соколов говорит лишь, что пока «система гражданских проверок» находится в «зачаточном состоянии», но уже через 5-10 лет результаты будут более ощутимыми, говорит он: а сейчас проверки правоохранительных органов приносят гораздо более ощутимые результаты. Для развития новой системы нужно обобщение судебной практики в этой сфере, заключает Соколов. Злобин более скептичен: он считает, что подобная схема работы создает возможность для многочисленных попыток вымогательства, а настоящая антипиратская деятельность состоит в том, чтобы предупреждать попытки распространения нелегальных копий софта. «Русский щит», например, рассказывает Злобин, вместе с полицией проверяет точки продажи софта и изымает нелегальные копии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать