Технологии
Бесплатный
Том Фэрлесс
Статья опубликована в № 3815 от 20.04.2015 под заголовком: Большие данные под подозрением

Адвокаты Google готовятся к новой тяжбе

Разбирательство может быть связано с правилами хранения и использования клиентских данных
По оценкам чиновников из ЕС, Google контролирует порядка 33% всех персональных данных, собираемых в интернете, и является безусловным лидером по этому показателю
М.Стулов / Ведомости

Такие компании, как Google или Facebook, накапливают огромные массивы информации о пользователях, и это, по мнению многих критиков, дает крупным игрокам на рынке несправедливое преимущество. Эти компании могут столь точно позиционировать свою рекламу и так хитроумно настраивать пользовательские профили в своих базах данных, что у новых игроков практически не остается шансов на равноправную конкуренцию.

«Полагаю, вопрос о больших массивах данных (big data) станет очередной серьезной проблемой, которую американским IT-компаниям придется решать в ЕС», – говорит Алек Бернсайд, адвокат из юридической фирмы Cadwalader, Wickersham & Taft, представляющей интересы ряда истцов в антимонопольном споре Google в Европе. Адвокаты, представляющие американские IT-компании в ЕС, соглашаются с Бернсайдом, но уточняют, что акценты в этой проблеме часто расставляются неправильно: массивы данных не являются чьей-либо эксклюзивной собственностью, ими могут пользоваться сразу многие компании; кроме того, существует несколько технологических платформ и пользователи легко могут переходить с одной на другую.

«Большие массивы данных распространены повсеместно, их легко получить, и они быстро устаревают, – поясняет Мауриц Долманс, юрист из брюссельской фирмы Cleary Gottlieb Steen & Hamilton, также защищающий интересы Google. – Доходы от владения такими массивами со временем сокращаются. А поисковые машины вроде Bing или DuckDuckGo находятся далеко за пределами той сферы, где масштабы имеют значение».

Проблема big data привлекает все более пристальное внимание общественности по обе стороны Атлантического океана. В Европе она стала особенно актуальной в свете разоблачений, сделанных бывшим сотрудником США Эдвардом Сноуденом. Скандал вокруг материалов Сноудена вызвал в ЕС активизацию расследований по поводу использования персональных данных пользователей американскими компаниями. Европейские регуляторы также подозревают американские компании в недобросовестной конкуренции и уклонении от налогов. «В мире цифровой экономики персональные данные представляют собой важный нематериальный актив, – заявил в прошлом году руководитель европейского комитета по надзору за защитой информации Петер Хустинкс. – Это может очень существенно повлиять на определение ключевых концепций, таких как прозрачность, доминирование на рынке, выгода или ущерб для потребителей».

Алек Бернсайд подчеркивает, что владение большими массивами данных не только позволяет лидерам рынка препятствовать конкурентам, но и может стать важным фактором при анализе сделок слияния и поглощения. Например, если доминирующая на рынке компания, заключив сделку, сможет позволить себе снизить уровень защищенности данных, не боясь повредить своему бизнесу, то регуляторы могут счесть этот фактор неблагоприятным для потребителей и заблокировать сделку. Правда, до сих пор европейские регуляторы не руководствовались такими соображениями, вынося решения о крупных слияниях, – считалось, что этот аспект должен регламентироваться не антимонопольным законодательством, а правилами информационной безопасности.

По оценкам чиновников из ЕС, Google контролирует порядка 33% всех персональных данных, собираемых в интернете, и является безусловным лидером по этому показателю (на Facebook приходится всего 6,4%). Когда Facebook в 2014 г. покупал за $22 млрд сервис WhatsApp, европейские регуляторы не стали препятствовать сделке, пояснив, что и после нее на рынке остается большое количество пользовательской информации, ценной для рекламодателей и не находящейся под контролем Facebook.

Но после того как Маргрете Вестагер сменила Хоакина Альмунию на посту комиссара ЕС по вопросам конкуренции, подход Еврокомиссии к таким сделкам может измениться. «Сейчас массивы пользовательских данных стали в сети чем-то вроде валюты, – заявила Вестагер. – Не уверена, что люди, передавая информацию о себе, по-настоящему понимают, что фактически платят кому-то деньги».

WSJ, 16.04.2015, Александр Силонов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать