Статья опубликована в № 3838 от 26.05.2015 под заголовком: Все по-честному

МТС и «Вымпелком» могут сэкономить от 25% до 40% при совместном строительстве LTE-сетей

Операторы первыми заключили партнерское соглашение после выхода Правил совместного использования базовых станций

Прошедший год ознаменовался для телекоммуникационной отрасли двумя долгожданными нормативными актами, принятыми правительством: это правила совместного использования базовых станций сотовой связи и правила недискриминационного доступа к телекоммуникационной инфраструктуре. Первые правила разрабатывало Минкомсвязи, второй документ принадлежит перу Федеральной антимонопольной службы (ФАС).

Вместе в четвертое поколение

Пассивную инфраструктуру – башни для базовых станций, транспортные каналы и т. д. – сотовые операторы используют совместно уже около 10 лет. Но и желание распространить эту практику на активную инфраструктуру, которая непосредственно контактирует с радиочастотами, у операторов возникало достаточно давно. Препятствовало отсутствие нормативной базы. Решение этой проблемы Николай Никифоров, возглавивший в 2012 г. Минкомсвязи, поставил одной из задач для министерства.

В 2013 г. был принят нормативный акт, разрешающий сотовым операторам совместное использование антенн для стандарта LTE. Позднее аналогичный документ приняли и в отношении стандартов предыдущих поколений – GSM и UMTS.

Правила совместного использования базовых станций правительство утвердило под занавес года – в декабре. Сразу после этого «Вымпелком» и МТС подписали соглашение о совместном строительстве LTE-сетей в 36 российских регионах. В 19 из них сети построит МТС, в 17 – «Вымпелком». Оператор, построивший сеть в одном из этих регионов, обязан предоставить партнеру возможность использовать его базовые станции, транспортные сети и другую инфраструктуру. Соглашение рассчитано на семь лет. К нему может присоединиться еще один оператор «большой тройки» – «Мегафон»: оператор рассматривает возможность кооперации для строительства сетей связи в труднодоступных местах.

«Мы всегда внимательно относились к вопросам эффективности инвестиций, но сегодня нам проще стало договариваться с коллегами по рынку, что связано как с текущей макроэкономической ситуацией, так и с естественным развитием телекоммуникационной отрасли, – говорит пресс-секретарь «Вымпелкома» Анна Айбашева. – Партнерство с МТС в области совместного строительства LTE-сетей помогает нам сэкономить 30–40% от расходов на строительство сети».

По словам представителя МТС Дмитрия Солодовникова, в этом проекте операторы получают возможность строить сеть LTE в местах, непривлекательных для строительства в одиночку, а также обеспечить отличное покрытие за счет большого выбора площадок для базовых станций не только в крупных городах, но и в небольших населенных пунктах. «По нашим расчетам, экономия в капитальных затратах по совместно возводимым базовым станциям составит примерно 25%, в операционных затратах на обслуживание радиоподсистемы и транспорт – более 30%, на дополнительные арендные платежи и обслуживание – свыше 50%», – добавляет он.

Следующий шаг – совместное использование радиочастот. Законопроект, разрешающий операторам использовать общие полосы частот и обмениваться частотами, Госдума приняла прошлым летом в первом чтении. Между тем «Мегафон» еще в 2012 г. стал использовать совместно со «Скартелом» частоты для технологии LTE: это делалось по модели виртуального оператора, MNVO. Такое партнерство помогло «Мегафону» опередить конкурентов в темпах запуска LTE-сетей.

Сотовые операторы не только обмениваются друг с другом мачтами для базовых станций, но и используют опоры сторонних организаций, рассказывает вице-президент по продажам системного интегратора «Техносерв» Евгения Тен. И уже существует целый ряд компаний, сделавших профильным бизнесом предоставление в аренду антенно-мачтовых сооружений (АМС). Связанная с кризисом необходимость сокращения издержек будет только способствовать расширению совместного использования опор, к тому же в отрасли уже давно витает мысль об использовании АМС сторонних организаций или даже продаже им этих объектов инфраструктуры.

«Владение АМС связано с большими эксплуатационными ресурсными и финансовыми затратами, – говорит Тен. – Передача обязанностей обслуживания АМС другой компании позволит оператору оптимизировать затраты на персонал. Кроме того, новый владелец АМС (покупатель) сможет предоставлять опоры в совместное использование. Это позволит распределять расходы по эксплуатации опор на нескольких арендодателей, что в конечном счете приведет к экономии средств операторов как минимум на 30%». Принадлежащий группе Vimpelcom итальянский сотовый оператор Wind Telecommunicazioni недавно продал свои мачты для базовых станций за 693 млн евро. В российском «Вымпелкоме» (входит в Vimpelcom) говорят, что готовы рассмотреть такую возможность, если поступят интересные предложения.

Тоннели без дискриминации

ФАС разработала первую версию правила недискриминационного доступа операторов связи к объектам телекоммуникационной инфраструктуры еще в 2009 г., но тогда руководство Минкомсвязи во главе с Игорем Щеголевым заблокировало документ.

Никифоров с проектом согласился, но все равно не удалось принять его быстро. Как рассказывал в 2013 г. на заседании правительства руководитель ФАС Игорь Артемьев, против утверждения правил выступали «Российские железные дороги» (РЖД). РЖД владеет компанией «Транстелеком» (ТТК), которая проложила линии связи вдоль железнодорожных путей. Новые правила грозили лишить ТТК эксклюзивного доступа к этой инфраструктуре. Услышав это, премьер Дмитрий Медведев потребовал найти баланс межведомственных интересов, а в случае невозможности этого – принять «волевое решение».

Теперь субъекты естественных монополий в области связи – МГТС, «Ростелеком» и др. – обязаны предоставлять конкурентам доступ к собственной инфраструктуре: линейно-кабельным сооружениям, зданиям, мачтам и проч. Остальные естественные монополии тоже будут делиться объектами, пригодными для размещения телекоммуникационного оборудования: тоннелями, мостами, коллекторами, линиями электропередачи.

Монополист должен опубликовать в интернете перечень имеющихся в его распоряжении объектов. Заявления от операторов связи на доступ к этим объектам должны регистрироваться в специальном реестре. Если количество операторов, которые могут пользоваться инфраструктурой, ограничено, из их заявлений следует создать очередь.

При наличии технической и экономической возможности владелец инфраструктуры не вправе отказать операторам связи в ее использовании. Тариф за пользование инфраструктурой может предполагать получение прибыли владельцем. Но доступ альтернативных операторов связи к инфраструктуре должен осуществляться на тех же условиях, что и для структурных подразделений и аффилированных лиц владельца инфраструктуры. Если оператор связи не оплатит аренду инфраструктуры в течение шести месяцев, его оборудование можно демонтировать (с момента получения соответствующего уведомления).

В «Мегафоне» рады новым правилам. «Теперь информация об инфраструктуре, пригодной для размещения сетей связи, и об условиях ее использования стала публичной, – говорит руководитель пресс-службы оператора Татьяна Зверева. – Причем тариф на использование любого объекта, например вышки для базовых станций, должен быть один и тот же для всех арендаторов: сдавать его «дочке» или материнской компании по одной цене, а сторонним арендаторам – по другой теперь нельзя».

Минкомсвязи предлагает пойти дальше и разработало проект поправок в федеральный закон о связи, предполагающий недискриминационный доступ операторов связи к инфраструктуре не только естественных монополий, но и других операторов связи. Телекоммуникационная компания, желающая воспользоваться инфраструктурой конкурента, должна подать соответствующее заявление в ФАС. Если заявителю удастся доказать, что создание им собственной инфраструктуры в данном случае технически невозможно или экономически невыгодно, то антимонопольный орган сможет обязать владельца инфраструктуры предоставить доступ к ней.

Правда, против этих норм выступило Минэкономразвития, посчитав их расплывчатыми. Не согласны с предложением Минкомсвязи и в самой ФАС: служба предлагает вместо этого утвердить перечь объектов инфраструктуры, владельцы которых должны предоставлять доступ к ним своим конкурентам.

Доступ в интернет или право собственности ?

Говоря о недискриминационном доступе к инфраструктуре, вице-президент ТТК Светлана Шамзон добавляет, что такие условия должны быть определены не только в отношении сетевой и опорной инфраструктуры, необходимой для развития магистралей, но также в отношении городской инфраструктуры (столбов, канализации, жилых домов и бизнес-центров) для развития сетей доступа.

Сейчас законодательство требует от оператора связи заручиться согласием 2/3 собственников жилья в многоквартирном доме для прокладки своей сети в нем. Но, как признает замдиректора департамента регулирования частот и сетей связи Минкомсвязи Михаил Быковский, на практике это требование не выполнить, а операторы приходят в дома в явочном порядке. Соответственно, провайдеры находятся там на птичьих правах, отмечает чиновник, в любой момент их могут «попросить» уйти. Правда, случаев массового отключения провайдеров от жилых домов не зафиксировано. В целом же в крупных городах в большинстве многоквартирных домов жители могут выбирать из нескольких провайдеров. Но во многих случаях, в частности в новостройках, выбор ограничен одним провайдером, цены на услуги которого, естественно, выше рыночных.

Минкомсвязи нашло выход из ситуации: министерство проанализировало ситуацию и нашло способы обхода священного права собственности (подробнее см. стр. 11–12).

«Вымпелком» активно поддерживает идею устранения «великой китайской стены», препятствующей нормальному цивилизованному входу операторов в многоквартирные жилые дома, говорит Айбашева: «Сейчас это очень коррупционноемкая сфера: согласитесь, требование о проведении общего собрания собственников для подключения каждого абонента в новом доме – это фактически запрет на легальную работу операторов в жилом секторе». По ее словам, управляющие компании грубо нарушают многие нормы жилищного и антимонопольного законодательства. «Любой оператор связи может привести примеры, когда управляющие компании требовали платить за каждого абонента, срезали линии связи, не пускали в дом, где работает «свой» оператор. Только внесение изменений в Жилищный кодекс сможет защитить законные права абонентов, жителей домов, и исключить из отношений «абонент – оператор» третьих, весьма недобросовестных, лиц», – считает Айбашева.

В МТС с этим полностью солидарны. «Законопроект, разработанный Минкомсвязи, наиболее полно учитывает интересы собственников жилья, – говорит Солодовников. – Сейчас процедура размещения оборудования и инфраструктуры связи на объектах общей собственности в жилых домах направлена исключительно на защиту права собственности. Между тем поправки в законодательство должны учитывать конституционные права граждан на доступ к информации, а также обеспечивать защиту их жизни и здоровья. Под этими конституционными гарантиями подразумевается возможность выбора услуг оператора связи и оперативного оповещения жильцов о чрезвычайных ситуациях».

В «Акадо», по словам директора по связям с общественностью компании Дениса Рычки, ожидают, что на регуляторном уровне будут решены следующие проблемы: необходимость получения решения общего собрания собственников жилья для строительства сети в доме; прекращение (закрытие) управляющими компаниями доступа в технические помещения для обслуживания и ремонта сети; завышенные, необоснованные требования управляющих компаний по оплате за доступ и отказ управляющих компаний в согласовании рабочей документации.

Правда, как пояснил «Ведомостям» источник в одном из крупных операторов связи, пока данные предложения вызывают критику со стороны Минстроя: по мнению ведомства, исключение нормы о необходимости получения согласия собрания собственников жилья может негативно сказаться на состоянии жилого фонда.

Операторы же просят поддержки регулятора не только в жилищной сфере, но и в области доступа к корпоративным абонентам в бизнес-центрах. «Акадо» сталкивается с ситуациями, когда владельцы бизнес-центров отказывают нам в допуске либо выдвигают обременительные условия, – рассказывает Рычка. – Такое поведение бизнесменов неприемлемо, так как мешает нам эффективно осуществлять свою деятельность в корпоративном сегменте b2b и нарушает здоровую конкуренцию на рынке».

Принуждение к канализации

Некоторые инициативы властей, наоборот, вызывают у операторов связи отторжение. Речь идет о борьбе с так называемыми воздушными линиями связи, проложенными между жилыми домами. Первым идею срезать такие кабели несколько лет назад выдвинул Никифоров, занимавший тогда пост министра связи Татарстана. Эта идея понравилась властям и в других регионах.

Большинство операторов связи, естественно, оказалось не в восторге от необходимости переноса кабелей в подземные каналы. Владельцами канализаций являются операторы-монополисты: МГТС в Москве, «Таттелеком» в Татарстане, в большинстве остальных регионов – «Ростелеком». На сторону операторов связи встают и антимонопольные органы: так, в Екатеринбурге местное управление ФАС признало распоряжение городских властей операторам уйти под землю незаконным.

После этого ажиотаж вокруг проблемы несколько спал. При этом Минкомсвязи считает, что вопрос о воздушных линиях связи должен решаться на местном уровне. В Москве же власти периодически задумываются над решением вопроса. В 2012 г. столичный департамент информационных технологий подписал с Роскомнадзором меморандум о ликвидации воздушных линий связи. Правда, дальнейшего действия этот меморандум не имел.

Но в конце прошлого года власти Москвы задумали провести тендер на разработку концепций благоустройства города. Одним из пунктов в конкурсной документации значилась разработка условий для ликвидации воздушных линий связи. Это вызвало беспокойство не только альтернативных операторов связи, но и федерального госпредприятия «Российские сети вещания и оповещения» (РСВО), которое владеет сетью проводного радиовещания, построенной еще в 1930-е гг. Основное предназначение этой сети – оповещение населения о чрезвычайных ситуациях, при этом сеть РСВО построена также по воздушным опорам. Компания пожаловалась в ФАС, в ответ мэр Москвы Сергей Собянин дал письменный ответ, что принудительного перевода воздушных сетей связи под землю осуществляться не будет.

В «Вымпелкоме» предлагают вспомнить, откуда вообще взялась проблема переноса под землю кабельных коммуникаций. «Как правило, канализация монополизирована и случаи злоупотребления монополистами своим положением, к сожалению, далеко не редкость, а строительство собственной канализации не всегда возможно, – говорит Айбашева. – В некоторых случаях мы сталкиваемся с запретами от силовых структур, в других – не разрешают муниципалитеты, так как сами держат монополию на канализацию. Поэтому наше отношение можно выразить коротко: государство должно создать такие условия, когда строительство собственной канализации будет экономически привлекательным. В противном случае либо мы получим сокращение конкуренции, либо существенно вырастут тарифы».

В «Мегафоне», в свою очередь, напоминают, что в соответствии с Гражданским кодексом перенос кабельных линий под землю должен осуществляться за счет государственного органа, принимающего решение. «Масштабное строительство подземной канализации в условиях кризиса станет крайне обременительным и для операторов, и для бюджета, к тому же заменить канализацией воздушные провода можно не везде – например, в старых домах, где нет необходимых коммуникаций, – отмечает Зверева. – Также потребуется получение согласия собственников зданий и архитектурного надзора, что практически невыполнимо. Наконец, проблемы могут возникнуть не только с проводной, но и с сотовой связью: часть базовых станций подключены к проложенным по воздуху оптоволоконным каналам связи (в первую очередь это касается оборудования LTE) и их нельзя соединить с опорной сетью радиорелейными каналами».

По подсчетам «Акадо», в Москве затраты на перенос под землю всеми операторами 25 км кабелей составят 80 млрд руб. Возлагать на одних операторов связи ответственность за «загрязнение» неба несправедливо, считает гендиректор холдинга «Эр-телеком» Андрей Семериков. Он рассказывает об упомянутой истории в Казани: власти стали под прицелом телекамер срезать воздушные кабели. Однако на интернете это не отразилось. Зато люди в нескольких домах застряли в лифтах, и МЧС приехало на сработавшую сигнализацию. Семериков утверждает, что на телекоммуникационные компании приходится лишь 15% от общего числа воздушных кабелей. Остальное – это телематические сервисы различных коммунальных служб, лифтовое хозяйство, спасательные службы и т. д. Однако внимание к телекоммуникационным компаниям вызвано тем, что в отличие от вышеупомянутых организаций они работают на конкурентном рынке, а значит, могут быть источниками доходов.

Автор – корреспондент Cnews

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать