Статья опубликована в № 3842 от 01.06.2015 под заголовком: Забыть по-русски

Россияне смогут требовать от поисковиков удалить ссылки на информацию о себе

В Госдуму внесен законопроект о «праве на забвение»

В Госдуму внесен законопроект о «праве на забвение» – он устанавливает для поисковых систем обязанность удалять ссылки на персональную информацию по заявлению гражданина. Авторы документа – депутаты Алексей Казаков, Вадим Деньгин, Ольга Казакова и Леонид Калашников. Поправки вносятся в закон об информации, Гражданский кодекс и Процессуальный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не слышал, чтобы этот законопроект согласовывался с администрацией президента.

Законопроект дает право гражданам России добиваться удаления, в частности, из поисковых систем в интернете ссылок на информацию о них, которую эти граждане сочли недостоверной, неактуальной или распространяемой с нарушением законодательства, следует из пояснительной записки к законопроекту. Судебного решения не требуется – поисковик обязан верить заявителю на слово. Из числа подлежащих регулированию поисковых систем исключаются «определенные федеральным законом информационные системы, имеющие общегосударственное значение».

Исключение депутаты делают только для информации о событиях, «содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, а также для информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость». Поисковики обязаны прекращать выдачу ссылок в течение трех календарных дней с поступления корректной заявки, пишут депутаты, но только ссылок, не самой информации с сайтов.

Если поисковик не удалит ссылку, штраф – 300 000 руб. Поисковик может и отказать заявителю, но должен обосновать отказ, говорится в документе, гражданин может обжаловать отказ в суде. Если поисковик откажется выполнить и решение суда, штраф – 3 млн руб.

Под поисковой системой депутаты понимают «лицо», которое обеспечивает функционирование информационных систем или программного обеспечения, которые предназначены для поиска и предоставления ссылок по запросам пользователей в интернете. Это определение слишком широкое, под него может подпасть любой сайт, где есть поиск, предупреждает сотрудник крупной интернет-компании, – например, сайт СМИ с поиском по архиву статей.

Косвенно это опасение подтверждает поправка, которую депутаты вносят в 152-ю статью первой части Гражданского кодекса: гражданин может требовать удаления информации о себе от любых лиц, которые эту информацию распространяют и предоставляют сведения о месте ее нахождения в интернете.

Осенью 2014 г. замруководителя Роскомнадзора Антонина Приезжева предложила ввести в России «право на забвение» не только для поисковых систем, но и для социальных сетей, писала «Российская газета».

Законопроект дает гражданам право подавать иски не только по месту нахождения ответчика, но и по месту нахождения федерального органа власти, который надзирает за соблюдением этого закона. Также российские суды наделяются правом рассматривать дела с участием иностранных лиц. Это означает, что добиваться удаления ссылок из поисковой системы Google можно будет в российских судах.

Депутаты утверждают, что их законопроект соответствует европейской практике. «Этот закон реализуется в Евросоюзе уже год, в Общественной палате его до этого только обсуждали. Надо обсудить с экспертным сообществом, с медиа. На комитете мы его будем рассматривать в первой половине июня», – говорит председатель комитета по информационной политике Леонид Левин («Справедливая Россия»), поддерживающий идею депутатов.

Граждане Евросоюза с мая 2014 г. могут добиваться от поисковиков удаления ссылок на информацию о них. Но речь идет не об отдельном законе, а о решении Европейского суда. Суд встал на сторону испанского гражданина Марио Костеха Гонсалеса в деле против Google: он требовал удалить из поисковой выдачи ссылки на электронную статью в газете о продаже его дома на аукционе в счет уплаты долга (этот долг был впоследствии погашен), а также ссылки на эту статью. Суд в своем решении сослался на Директиву 95/46ЕС, которая гарантирует частным лицам конфиденциальность личной информации и ее защиту от третьих лиц в интернете.

Google по решению суда удалил эти ссылки на испанском домене Google.es, но в Google.com они остались, а сама статья на сайте газеты остается доступной. Решение суда стало прецедентным и дало право гражданам ЕС обращаться к поисковикам с аналогичными требованиями.

Европейский суд подчеркнул, что «право на забвение» не абсолютно, и в каждом конкретном случае необходимо оценивать баланс частных и публичных интересов, а также учитывать необходимость защиты таких фундаментальных прав, как свобода слова и права СМИ, говорит руководитель группы в практике по разрешению споров Goltsblat BLP Наталия Беломестнова.

Законопроект российских депутатов, с одной стороны, отталкивается от тех же принципов, что и Европейский суд, – необходимость предоставления любому лицу возможности контролировать размещаемую о нем в интернете информацию через поисковые системы, говорит Беломестнова, но с другой – «право на забвение» в российской трактовке получило более широкое толкование. Поисковые системы, по мысли депутатов, обязаны удалять не только недостоверную и устаревшую информацию (как в Европе), но и информацию, которая «распространяется с нарушением законодательства». Именно в этой части проект представляется не совсем доработанным: поисковые компании не могут (и не должны) самостоятельно оценивать информацию на соответствие действующему законодательству, считает юрист и настаивает, что в законе должен быть закреплен в той или иной форме важный принцип, на который сослался Европейский суд в деле Google в 2014 г.: «право на забвение» не абсолютно и должно реализовываться с соблюдением баланса частных и публичных интересов.

Как удаляет информацию Google

Google уже предоставил первые данные об удалении частной информации: подан 953 341 запрос, удовлетворен 41%. Представитель Google Петер Флейшер объяснял, как принимаются такие решения. Заявки направляются команде юристов и инженеров, которые рассматривают легкие дела. Ведущие специалисты Google в Европе собираются раз в неделю и решают, какую информацию можно удалить. У известных общественных деятелей или медийных фигур меньше шансов на одобрение заявок, а ссылки по запросам от людей, совершивших преступления давно и с которых впоследствии была снята судимость, будут удалены с большей вероятностью.

Есть существенная разница в подходах между европейским регулированием и тем, что предлагают российские депутаты, согласен с Беломестновой партнер юридической компании Dentons Виктор Наумов. Европейские суды все-таки оперировали понятием персональных данных и их защиты. Российские же депутаты предлагают удалять даже достоверную информацию. То есть предлагаемое в России регулирование гораздо шире, чем в Европе, резюмирует Наумов.

В России рынок интернет-поиска фактически поделен между двумя крупными игроками – «Яндексом» (57% рынка, по данным Liveinternet) и Google (35%), еще 6,3% у Mail.ru. Представитель Google отказался от комментариев, представитель Mail.ru Group не прокомментировал ситуацию по существу.

Если закон будет принят, он нарушит конституционное право граждан на поиск, доступ и получение информации, говорит представитель «Яндекса» Ася Мелкумова, доступ к большому массиву общественно значимой информации может быть затруднен. Создается почва для многочисленных злоупотреблений, продолжает Мелкумова, а на поисковики возлагаются не свойственные им функции госорганов: их обязывают самостоятельно определять достоверность информации, размещенной в интернете, законность ее распространения, а также наличие в тех или иных событиях признаков преступлений, давать юридическую квалификацию таким действиям и определять сроки давности привлечения к уголовной ответственности. Все это приведет к нарушению функционирования поисковых систем, предупреждает она.

Проект не предусматривает удаления конкретных ссылок, а фактически обязывает оператора поисковой системы самостоятельно искать информацию, имеющую отношение к гражданину, удивляется Мелкумова, в законе отсутствует требование к заявителю указывать конкретную ссылку, подлежащую удалению, – это потребует предварительной модерации поискового сервиса. Но информация останется в интернете и по-прежнему будет распространяться другими способами, констатирует она, например через соцсети.

Мелкумова указывает и еще на одну недоработку в законопроекте: владельцы подпавших под его действие сайтов не имеют никакой возможности оспорить исключение ссылок из поисковой системы, чем могут злоупотреблять их конкуренты и иные лица, в первую очередь это ударит по работе информационных сайтов и СМИ, доступ к которым будет невозможен через поисковые сервисы.