Технологии
Бесплатный
Фридрих Гайгер|Рори Джонс
Статья опубликована в № 3850 от 11.06.2015 под заголовком: Венчурный потенциал вместо ядерного

Западные инвесторы готовятся к снятию санкций с Ирана

В стране с населением 80 млн человек почти у половины есть доступ в интернет

В течение недели после заключения рамочного соглашения по ядерной программе между странами Запада и Ираном предпринимательница из Тегерана Фати Амир Сулеймани постоянно общалась с западными инвесторами о возможном финансировании.

«Иностранцы стали проявлять по отношению к нам огромную заинтересованность, – говорит Сулеймани. – И это не фигура речи, интерес действительно огромен». Сулеймани владеет сайтом Koodakoo, специализирующимся на интернет-торговле товарами для детей. По ее словам, переговоры с европейскими бизнес-ангелами о привлечении инвестиций в размере $1 млн близки к завершению. Предполагается, что деньги пойдут на маркетинг и расширение ассортимента продуктов.

В компании электронной торговли сейчас инвестируются громадные средства по всему миру, а опыт тегеранской предпринимательницы показывает, что теперь западные инвесторы обратили внимание и на один из самых рискованных объектов инвестиций – иранские стартапы. Некоторые американские и европейские венчурные компании и бизнес-ангелы уже ведут переговоры с иранскими предпринимателями в преддверии ядерной сделки, которая, как ожидается, будет заключена в этом месяце.

Население Ирана составляет около 80 млн человек. По данным иранского министерства связи и информационных технологий, почти у половины есть доступ в интернет, 15% населения пользуется мобильным интернетом. Ожидается, что эти показатели будут расти по мере развития в стране сотовых сетей 3G и 4G, появившихся здесь в прошлом году.

Многие иранцы стремятся приобщиться к высоким технологиям, а в случае отмены санкций против этой страны ее экономику может ожидать бурный рост. Это привлекает инвесторов. «Такого потенциала, как здесь, я не видел ни на одном из развивающихся рынков», – уверяет Крис Шредер, американский бизнес-ангел, дважды за последнее время посетивший Иран и написавший книгу о стартапах на Ближнем Востоке.

Инвесторам приходится считаться и с рядом серьезных проблем, одна из которых – открытая враждебность Ирана по отношению к Западу на протяжении последних 30 с лишним лет. Американским компаниям и гражданам до сих пор запрещено вести бизнес в Иране. Однако европейцы могут здесь инвестировать – надо только заключать сделки таким образом, чтобы они не попадали под действие санкций. Впрочем, как отмечают юристы и банкиры, пока лишь немногие готовы идти на это. Даже в случае заключения ядерного соглашения часть инвесторов будут действовать через офшорные компании, не рискуя напрямую приобретать активы иранских интернет-компаний.

«Многочисленность населения и широкое распространение смартфонов делают этот рынок привлекательным, – признает Дейв Макклюр, один из основателей калифорнийского венчурного фонда 500 Startups. – Если санкции будут смягчены, мы будем готовы вложить до $100 000 в каждый стартап на иранском рынке электронной коммерции». Председатель калифорнийского фонда Global Catalyst Partners Камран Элахиан утверждает, что этот фонд тоже готов инвестировать в иранские компании, если такая возможность появится: «Надеемся, что санкции будут ослаблены или сняты».

«Стартапы здесь стремятся быстрее застолбить территорию, пока не пришли ведущие мировые игроки», – говорит Ксаньяр Камангар, один из основателей консалтинговой компании Griffon Capital.

Koodakoo дублирует функции американского сайта Diapers.com, купленного Amazon в 2010 г. Другие иранские стартапы создают сервисы, копирующие Groupon, Google Play и YouTube. Тегеранский венчурный фонд Sarava Pars, инвестировавший в местные стартапы Digikala и CafeBazaar, надеется привлечь в Европе и Азии финансирование в размере до $100 млн. «Как правило, европейцы могут получить от своих властей разрешение на инвестиции в IT, проблема может заключаться в переводе денег», – объясняет Саид Рахмани, основатель Sarava Pars.

Правительство Ирана пока не занимается вплотную регулированием IT-сектора.

WSJ, 10.06.2015, Александр Силонов