Статья опубликована в № 3883 от 29.07.2015 под заголовком: IBS вышла из офшора

В структуре собственности IBS больше нет иностранных юрлиц

Изменения объясняются российским курсом на деофшоризацию

Российский системный интегратор IBS избавился от иностранных юридических лиц в структуре собственности. Об этом «Ведомостям» рассказал представитель компании Евгений Кутилов. Как и прежде, конечными бенефициарами остаются россияне Сергей Мацоцкий и Анатолий Карачинский, пояснил он. Карачинский подтвердил «Ведомостям» выход компании из иностранных юрисдикций.

По словам Кутилова, ситуация, когда цепочка собственности является полностью российской, более комфортна для компании и ее заказчиков в свете принятого в России курса на деофшоризацию. Раньше все компании IBS, оказывавшие IT-услуги в России, принадлежали ОАО «ИБС ИТ услуги», которой акционеры владели через ряд зарубежных юрлиц (кипрская IBS Systems Integration Limited и находящаяся на острове Мэн IBS Group Holding), объясняет Кутилов. Сейчас же «ИБС ИТ услуги» полностью принадлежит российскому ООО «ИБС холдинг», которым на 75% владеет Карачинский и на 25% – Мацоцкий. Прежняя структура собственности с компаниями в иностранных юрисдикциях создавалась для листинга акций компании, поясняет Кутилов.

Торги акциями IBS Group на Франкфуртской бирже прекратились 29 октября 2014 г. Бизнес IBS Group состоял из российского системного интегратора IBS (ОАО «ИБС ИТ услуги») и офшорного разработчика софта Luxoft. 7 ноября 2014 г. произошла конвертация акций – миноритарные акционеры IBS Group получили взамен своих бумаг акции Luxoft, а Карачинский с Мацоцким консолидировали 100% IBS Group. Конвертация была затеяна для того, чтобы на бирже остался только бизнес Luxoft, связанный с офшорным программированием, которому мешал не столь успешный российский системный интегратор, объясняла «Ведомостям» в сентябре 2014 г. аналитик «Сбербанк CIB» Юлия Гордеева.

Офшорный Luxoft

Компания Luxoft, ранее входившая в IBS Group, вошла в список крупнейших IT-аутсорсеров за II квартал 2015 г. в Северной и Южной Америке, а также в регионе EMEA, по данным исследовательской компании ISG. В регионе EMEA вместе с ней в этот список вошла другая российская IT-компания – Maykor.

В июне 2014 г. стало известно, что кипрскую юрисдикцию на российскую сменил также производитель компьютеров «Аквариус», владеющий собственным заводом в Ивановской области и входящий в крупнейший российский IT-холдинг «Национальная компьютерная корпорация» (НКК). А до того из иностранной юрисдикции уже вышла другая компания, входящая в НКК, – интегратор «Систематика». Переход в российскую юрисдикцию должен упростить юридическую структуру компании и сделать ее понятнее для клиентов, партнеров и регуляторов, объяснял мотивы компании вице-президент по корпоративному развитию ГК «Систематика» Андрей Шамшурин.

НКК начала планировать переезд в российскую юрисдикцию в декабре 2014 г. после решения российских властей о необходимости раскрытия бенефициаров в конкурсах госкомпаний, говорил Александр Калинин, президент НКК. Он объяснял, что, хотя у «Аквариуса» не возникало сложностей с госзаказчиками из-за структуры собственников, «угроза недопущения в гостендеры компаний с иностранными участниками в текущей ситуации все время возрастает».

ЗАО «Компания Крок», входящее в структуру другого крупного российского интегратора – «Крок», по данным «СПАРК-Интерфакса», раньше тоже принадлежало кипрским «Барлоус инвестмент лимитед» (87,50%) и «Дуалкор инвестментс лимитед» (12,5%). Но с мая 2014 г. единственным акционером компании является Борис Бобровников – гендиректор основной компании в структуре группы – «Крок инкорпорейтед», говорит представитель «Крока» Людмила Космовская. Она объясняет изменение владения желанием иностранных инвесторов приостановить свои вложения в российский рынок из-за его нестабильности.

Другой российский интегратор – «Астерос» в марте 2015 г. на 86,50% принадлежал кипрской «Астерос технолоджи солюшнз холдингз лимитед», следует из базы «СПАРК-Интерфакса». Но к сегодняшнему дню эти данные устарели, уверяет представитель интегратора – кипрской компании принадлежит 25% плюс 1 акция. На бизнес интегратора это не влияет, поскольку, во-первых, Минфин не включил Кипр в список офшорных зон, а во-вторых, конечными бенефициарами кипрской компании являются граждане России, добавили в пресс-службе «Астероса».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать