Статья опубликована в № 4024 от 29.02.2016 под заголовком: Apple ищет свободы самовыражения в коде

Apple считает, что компьютерные программы подпадают под действие первой поправки

Эта поправка к конституции США гарантирует свободу слова

Когда судья Шери Пим вынесла решение от 16 февраля, предписывающее Apple разблокировать телефон террориста Сайеда Ризвана Фарука, убившего в Сан-Бернардино 14 человек, она руководствовалась законом о предписаниях (All Writs Act), действующим в США уже более 200 лет. Однако в докладе, представленном Apple в четверг, упор делается на другие положения законодательства. Первая поправка касается свободы слова, и, по мнению Apple, может быть распространена и на программный код: принуждение к написанию кода нарушает конституционные права компании.

Суд, рассматривающий конфликт с учетом первой поправки, должен решить вопрос: действительно ли код может быть приравнен к речевой деятельности и если да, то к какой именно речевой деятельности и в какой мере правительство может регулировать эту сферу. Майкл Фрумкин, профессор права из Университета Майами, утверждает, что суды, как правило, рассматривают программный код в качестве разновидности речи применительно к первой поправке. Однако тут может возникнуть другой вопрос, можно ли считать программирование таким же способом выражения, как, например, написание книги или исполнение песни (эти виды деятельности в полной мере защищены законом), или же это всего лишь функциональная операция вроде настройки машины.

«На месте Apple я бы стал утверждать, что создание кода – творческий процесс, в какой-то мере сродни сочинению сонета, – говорит Дерек Бамбауэр, профессор права из Университета Аризоны. – Но доказать это трудно, так как в программировании многое обусловлено чистой функциональностью».

Защита iPhone построена так, что после нескольких неудачных попыток ввода пароля устройство блокируется навсегда. Правоохранители потребовали от Apple отключить защиту, написав для этого специальный программный код. Необходимо, чтобы этот код включал специальную цифровую подпись Apple – секретный ключ, без которого ПО не будет воспринято устройством. По мнению Фрумкина, для Apple наиболее целесообразно апеллировать к первой поправке именно в связи с использованием цифровой подписи. «Их принуждают не просто к написанию нежелательного для них кода, но и к использованию криптографической подписи», – говорит Фрумкин.

Другие эксперты полагают, что суд может трактовать первую поправку более широко, считая речью не только подпись, но и сам программный код. Окружной апелляционный суд, которому предстоит рассматривать ходатайства Apple, в 1999 г. вынес решение, в котором программа была признана разновидностью речи, и этот прецедент может сыграть важную роль в нынешнем конфликте. Правда, в том случае суд сделал оговорку: «Мы не считаем, что любой вид ПО – средство выражения, значительная часть программ таковым не является».

Ахмед Гаппур, профессор из Университета Калифорнии, отмечает, что даже в случае признания ПО для iPhone речью суду надо будет определить, в какой мере эта речь защищена поправкой. В определенных ситуациях правительство имеет право требовать от компаний «высказаться», например снабдить пищевой продукт необходимыми предупреждающими надписями. Однако такие высказывания защищены законом в меньшей мере, чем произведения литературы или политические трактаты, и в случае с Apple суду придется определять, к какому из традиционных видов высказывания компьютерный код ближе.

Перевел Александр Силонов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать